коммуникативная девушка модель работы

вебкам студия барнаул работа

Работа для девушек в Самаре Кратко Список. Самарская область Самара

Коммуникативная девушка модель работы мод на вебкам работу симс 4

Коммуникативная девушка модель работы

И он хлынул». Я бы написал просто: «Идёт дождь». Но сокращать рука не поднималась. Приведённое в примерах разнообразие языковых средств, использованных говорящим, формирует богатство как один из признаков хорошей речи. Богатство речи опирается на соотношение «язык — речь». Но на этом же соотношении базируется другое основное качество хорошей речи — правильность. Возникает проблема их различения. Представляется, что правильность связана с языковой компетенцией сompetence — по Н.

Хомскому , понимаемой как знание говорящим системы языка, т. Богатство же как качество речи связано, по нашему мнению, с речевой активностью performance — по Н. Хомскому , использованием языка. Способность человека использовать разнообразные языковые средства, принадлежащие всем уровням языка, позволяет говорящему продуцировать яркие, запоминающиеся, привлекающие внимание слушателей тексты.

Правильность, таким образом, свидетельствует о владении инструментальными знаниями, богатство же демонстрирует умение использовать эти знания в различных коммуникативных ситуациях. Человек может потенциально располагать множеством языковых средств, но при этом быть не в состоянии применить их в конкретной речевой ситуации.

В таком случае речь нельзя оценить как речь богатую, но при этом она будет правильной, поскольку актуализированные языковые средства использованы в соответствии с требованиями системы языка. Богатство — это коммуникативное качество речи, предполагающее свободное использование говорящим разнообразных языковых средств, позволяющих оптимально передать мысль. Представляется, что должны существовать некие структурно- языковые особенности, которые позволяли бы составить впечатление о речи с точки зрения её разнообразия.

Головин, И. Голуб, Д. Розенталь, Л. Введенская, Л. Павлова сходятся во мнении, что прежде всего следует учитывать количество слов, которые использует говорящий: «У Пушкина, например, в обращении было более 20 тысяч слов, а словарный запас известной героини Ильфа и Петрова насчитывал всего Бедность её речи сатирики прокомментировали так: «Словарь Вильяма Шекспира, по подсчётам исследователей, составляет 12 тысяч слов.

Словарь негра из людоедского племени «Мумбо-Юмбо» составляет слов. Эллочка Щукина легко и свободно обходилась тридцатью». И писатели перечисляют «слова, фразы и междометия, придирчиво выбранные ею из всего великого, многословного и могучего языка» [Голуб, Розенталь, c. Хочется заострить внимание на том, что, говоря о богатстве как о качестве хорошей речи, не следует путать активный словарный запас одного человека со словарным составом языка. Действительно, «человек нашёл слова для всего, что обнаружено им во Вселенной.

Но этого мало. Он назвал всякое действие и состояние. Он определил словами свойства и качества всего, что его окружает. Словарь отражает все изменения, происходящие в мире. Он запечатлел опыт и мудрость веков и, не отставая, сопутствует жизни, развитию техники, науки, искусства. Он может назвать любую вещь и располагает средствами для выражения самых отвлечённых и обобщенных идей и понятий» [C. Маршак; цит. Но всё вышеперечисленное составляет лексический запас языка, а не словарный запас конкретного говорящего.

Думается, что в неразличении этих понятий и находится источник бесконечных сетований про «гибель великого русского языка». Когда мы слышим бедную речь, читаем тексты, переполненные штампами, написанные сухо и однообразно, то следует говорить не о гибели языка, а о недостаточном культурном уровне говорящего и, как следствие, о его малом словарном запасе. Кроме разнообразия словаря, следует учитывать многозначность как источник необычного, неожиданного в речи, как возможность привлечь внимание слушающего игрой слов, основанной на референциальной неоднозначности: Брокеры живут играючи на курсах и котировках Л.

Парфёнов, ведущий программы «Намедни», рассказывая о появлении в е годы новой профессии ; Мы продолжим окучивание окружающей действительности ровно через неделю. Смотрите нас в следующую субботу. Всего вам доброго! Следует учитывать также синонимические возможности русской лексики. Обратим внимание, как говорящий формулирует свою мысль, используя для этого синонимы схватка и драка. Явлинский, выступая с обращением к телезрителям, так говорит о своих соперниках, партиях ОВР и «Единство»: Схватка оказалась просто смертельной.

Мы не обсуждали на этих выборах ни программы, ни задачи, ни цели, ни подходы к решению насущных проблем. Драка шла совсем в другом направлении. Говорящий употребляет в качестве прагмем 7 лексемы схватка и драка, используя их как синонимы, с одной стороны, и фактически противопоставляя благодаря игре на оттенках значения, с другой. Использование лексемы драка вносит оттенок бытового, сниженного. Применяя после двойного употребления лексемы схватка лексему драка, Г.

Явлинский разрушает созданный им образ великого столкновения двух сил, даёт сниженную характеристику анализируемой ситуации, выражая тем самым своё негативное отношение к происходящему. Смысловая наполненность речи, помимо лексического потенциала, создаётся ещё и предоставляемой языком возможностью синтагматического варьирования. Так, в тексте обращения к избирателям8 С. Умалатова пытается создать у слушателей ощущение катастрофичности происходящего такое нагнетание отрицательных эмоций нужно политику для того, чтобы люди уверились в необходимости избрания в Думу именно этого кандидата в депутаты.

Создание говорящим ощущения апокалиптичности осуществляется благодаря специфической синтаксической организации этой части текста выступления. Данный эффект возникает в результате использования параллельных синтаксических конструкций: 7 Под прагмемами понимаются лексемы, вобравшие прагматический компонент в ядро своего лексического значения, в результате чего имеющие возможность употребляться как законченные суждения о том, что они обозначают.

Умалатовой: Наша некогда сильная и независимая держава, по праву считавшаяся великой, сегодня находится в тяжелейшем состоянии. Экономика деградирует, промышленность в упадке, большая часть населения живёт в нищете, рушатся нравственные устои общества.

И при этом государство ведёт войны ещё и со своим собственным народом. Промышленность в упадке. Большая часть населения живёт в нищете. Их ритмическая упорядоченность формирует представление о неминуемости краха, конца. Ощущение катастрофичности и глобальности происходящего усиливается в результате активизации лексем с отрицательной оценочностью упадок, нищета, деградировать и плюрализации создаваемой референтной группы большая часть населения живёт в нищете.

Ответственного за происходящее политик не называет, устраняя субъекта действия рушатся — кем? Как свидетельствует проведённый анализ, богатство речи не может быть реализовано только лишь за счёт словарного запаса говорящего. Важно также и разнообразие предоставляемых языком грамматических возможностей.

Головин предлагает «различать в совокупном речевом богатстве богатство лексическое, семантическое, синтаксическое, интонационное» [Головин, с. Представляется всё же, что «семантическое богатство» не может быть описано отдельно от лексического и грамматического компонентов, поскольку является их непосредственной составляющей. Богатство же интонационное может быть реализовано только в устной речи.

Функции интонации выделение особо значимой части высказывания выполняет на письме особый порядок слов, а следовательно, предлагаемый Б. Головиным интонационный компонент реализуется при актуализации грамматического уровня. Следовательно, богатство как качество хорошей речи предполагает умение говорящего выражать разными способами — путём актуализации различных языковых средств — сложнейшие оттенки мысли.

Далее представляется необходимым обратить внимание на ошибки, связанные с нарушением богатства как качества хорошей речи. Поэтому в речи появляются шаблонные выражения, так называемые речевые стереотипы9 — отобранные языковым коллективом функционально-стилистические средства устойчивые словосочетания , являющиеся по тем или иным причинам «удобными» или даже обязательными для осуществления некоторых коммуникативных задач.

Толстой предупреждал: «Язык готовых выражений, штампов Фразы такого языка скользят по воображению, не затрагивая сложнейшей клавиатуры нашего мозга». Различают два вида речевых стереотипов: клише и штампы. Клише — эффективные, устойчивые, легко воспроизводимые обороты, используемые в определённых условиях и контекстах, предполагающих стандартизацию.

Клише научного стиля: данное положение, выдвинутая гипотеза, основные закономерности, подвергаются критике, содержатся основные результаты, что и требовалось доказать. Клише делового стиля: вступать в законную силу, обжалованию не подлежит, без уважительной причины, в случае неявки, по истечении срока.

Клише являются конструктивными единицами речи. Несмотря на частое употребление, они сохранили свою семантику. Штампы — обороты речи, утратившие эффективность, слова «избитые выражения» с выветрившимся лексическим значением, стёртой экспрессивностью, потускневшей эмоциональностью. Здесь же клише и штампам будет уделено внимание только как единицам, нарушающим богатство речи.

Если автор современного детектива или любовного романа использует слово шёпотом, то рядом непременно появится сдавленным, если вздохнул, то с облегчением, если умолкла, то на мгновенье. Штампами становятся слова и выражения, которые возникают как необычные в своей новизне выразительные языковые средства, но в результате слишком частого употребления утрачивают первоначальную образность.

Может быть, когда-то, произнесённое впервые, выражение ароматный напиток было внове, теперь же, к сожалению, это словосочетание, появляется в тексте всякий раз, когда писатель хочет сказать, что его герой решил выпить кофе. Обычно оно сопровождается обязательным обжигающий кофе, непременным впился зубами в бутерброд.

В книге А. Марининой, если речь идёт о мальчике, появится краснощёкий мальчуган, у Ф. Незнанского комнату будет заливать солнечный свет, а любой водоём будет непременно обозначен как прохладная гладь воды, губы у героя скривятся в усмешке, глаза при этом будут пылать гневом, а слёзы героини, разумеется, заструятся по щекам.

Можно привести ещё сотни примеров тех случаев, когда автор текста, вместо того чтобы дать себе труд подобрать подходящее для ситуации слово или попытаться создать необычное по своей сочетаемости выражение, ограничивается использованием штампа. Употребление таких языковых средств всегда должно быть мотивировано условиями контекста. Рыклин, используя наиболее частотные речевые стереотипы, создал фельетон «Совещание имён существительных»: В одно прекрасное утро на лужайке недалеко от окраины, которая за сравнительно короткий отрезок времени до неузнаваемости преобразилась, широко развернулись прения и целый ряд ораторов выступил со взволнованными речами, где были приведены яркие факты упорной борьбы имён существительных против шаблона.

Получилась любопытная картина, которая не могла не оставить неизгладимого впечатления. Собравшиеся разошлись только тогда, когда наступил ясный полдень. Как видим, весь текст состоит из штампов, часто употреблявшихся в публицистическом стиле х годов. Довлатов в романе «Филиал» так обыгрывает использование штампов в речи Барри Тарасович продолжал: — Не пишите, что Москва исступленно бряцает оружием. Что кремлевские геронтократы держат склеротический палец Я перебил его: — На спусковом крючке войны?

В приведённых текстах авторы сознательно акцентируют внимание на использовании речевых стереотипов, достигая определённого прагматического эффекта. В тех же случаях, когда причиной употребления штампов является нежелание говорящего приложить коммуникативные усилия, происходит нарушение богатства речи.

Помимо использования стандартных выражений к указанному нарушению приводит ещё один тип речевых ошибок. Очевидно, что чем речь богаче, тем она разнообразнее с точки зрения использования говорящим языковых средств. Поэтому повторы, не несущие смысловой нагрузки 11, являясь свидетельством того, что говорящий не может чётко и лаконично сформулировать мысль, в силу своей избыточности нарушают богатство речи.

В тексте речевая избыточность проявляется разнообразно. Это могут быть повторы одного и того же слова. Другая иллюзия Петра о реальности, которую разрушает Чапаев, связана с ощущением этой реальности. По разнице между забитыми и пропущенными на турнире мячами «Рекорд» стал победителем турнира. В этом году мы усовершенствовали у себя два тира и построили ещё два новых тира.

Дебютная работа молодого режиссёра может составить серьёзную конкуренцию «Дневному дозору», а молодые 10 Довлатов С. Одной из форм речевой избыточности является тавтология греч. На митинг люди пришли протестовать против тех, кто в игре, разыгравшейся вокруг Байкала, поставил на чёрное. Ирония, в первую очередь, сосредоточивается на узости взгляда, сосредоточенного только на магической стороне мира.

В дзэн-буддизме путь человека — это движение от невежества к просветлению, двигаясь по которому, человек освобождается от самости. Рискуют заболеть различными заболеваниями. Начало шока начинается незамедлительно. В броске волкодав может удвоить силу в два — три раза. Исправлять такую ошибку следует путём замены одного из однокоренных слов синонимом. Не дай бог вам испытать подобное страшное испытание. По предложению Белошапковой в предложении выделяется минимальная структурная схема и расширенная структурная схема.

Если бы он доработал эту работу, может, все было бы по- другому. Сначала мы покружим вокруг сравнительного оборота, а потом обратимся и к другим темам. Интересный пример речевой избыточности приводят в книге «Секреты хорошей речи» И. Голуб и Д. Розенталь: «Многословие часто смыкается с пустословием. Например: Наш командир ещё за 25 минут до своей смерти был жив. От его имени образован и термин «ляпалиссиада», который определяет подобные высказывания. Они характеризуются не только комической нелепостью и выражением самоочевидной истины, но и многословием.

Однако, как утверждают И. Розенталь, повторение однокоренных слов в близком контексте стилистически оправдано в том случае, если они являются единственными носителями соответствующих значений и их не удаётся заменить синонимами [Голуб, Розенталь, с.

Невозможно избежать повторения однокоренных слов в следующей фразе: Лексикология изучает лексические единицы языка. Такое явление называется вынужденной тавтологией и речевой ошибкой не является: Это было бессмысленное мероприятие: наводящие вопросы никого никуда не наводили. Следовательно, не может быть хорошей речь неправильная. Отсутствие правильности может затруднять понимание, может вызывать у адресата незапланированное впечатление как от речи не очень культурного человека ср.

Порой это просто отвлекает внимание слушающего от содержания сказанного. Правильность речи можно определить как необходимое свойство хорошей речи, обусловленное соблюдением общепринятых правил, определённых принципов использования в речи всего набора языковых средств. Таким образом, можно утверждать, что в основе правильности речи лежит критерий соблюдения норм. Следовательно, правильной называется речь, соответствующая норме В истории языкознания ортология традиционно соотносится с задачами нормативного описания особого феномена культуры — литературного языка.

Существуют два понимания этого термина: узкое и широкое. В широком смысле под нормой подразумеваются традиционно и стихийно сложившиеся способы говорения. Так, можно говорить о норме применительно к территориальному диалекту: например, нормальным для севернорусских диалектов является оканье, а для южнорусских — аканье. В узком смысле норма — это результат целенаправленной кодификации узаконения языка, т.

Городское просторечие, территориальные и социальные диалекты не подвергаются кодификации, и поэтому к ним не применимо понятие нормы в узком смысле этого термина» [Крысин , с. Литературный язык — это организованная система: все средства в нём разграничены в соответствии с потребностями общения.

Норма же служит регулятором этой дифференциации. Одним из первых в лингвистике двоякое понимание нормы дескриптивное: то, как говорят, как принято говорить в данном обществе; и прескриптивное: как надо, как правильно говорить выдвинул уругвайский лингвист Э.

Исследование природы нормы представлено в двух работах Э. Косериу: «Система, норма и речь» г. Косериу отталкивался от понимания того, что язык имеет общественный характер, поэтому должна быть категория, которая могла бы адекватно это выражать. Следуя в определении системы за Ф.

Косериу понимает норму как совокупность языковых явлений, которые не выполняют в языке непосредственной функции, но выступают в роли общепринятых традиционных реализаций. Норма, по Э. Косериу, есть устойчивое состояние равновесие системы на данном синхронном срезе. Норма существует как равнодействующая коллективного языкового сознания. Поскольку сознание изменчиво, норма, с одной стороны, тоже подвижна, с другой — представляет собой систему обязательных реализаций.

В этой идее кроется будущее сформулированное другими исследователями разграничение объективной и субъективной нормы. Объективная норма соответствует возможностям языковой системы, а субъективная формирует индивидуальность речи. Таким образом, можно констатировать двустороннюю природу нормы: с одной стороны, в ней заключены объективные свойства эволюционирующего языка норма — это реализованная возможность языка , а с другой — общественные вкусовые оценки норма — закрепленный в лучших образцах литературы устойчивый способ выражения, предпочитаемый образованной частью общества.

Именно это сочетание объективного и субъективного создает в некоторой степени противоречивый характер нормы: например, очевидная распространённость и общеупотребительность языкового знака отнюдь не всегда или, во всяком случае, не сразу получает одобрение со стороны кодификаторов. Здесь сталкиваются живые силы, направляющие естественный ход развития языка и закрепления результатов этого развития в норме , и традиции языкового вкуса. Объективная норма создается на базе конкуренции вариантов языковых знаков.

Поэтому когда кодификатор описывает систему норм и вырабатывает нормативные правила, он стремится представить в описании систему норм объективных, но вынужден ориентироваться в известной мере на собственное восприятие языкового факта, т. Объективная норма складывается в узусе, т. Поэтому для выявления объективной нормы необходимо прежде всего исследовать узус обычай употребления. В данной ситуации можно заметить противоречие, на которое указывает О.

Лаптева: речь, по Соссюру, индивидуальна, а речевая деятельность, по Косериу, регулируется массовой и всеобщей нормой [Лаптева, с. Это противоречие можно снять, введя понятие субъективной нормы. В этом и проявляется, как указывает О. Лаптева, субъективный аспект нормы, зависящий от отношения индивида имеющего набор социальных, возрастных, образовательных, личностных характеристик к объективной норме и сказывающийся на характере её использования [Лаптева, с.

Итак, норма как явление национальное и социально-историческое характеризует прежде всего литературный язык — признанную в качестве образцовой форму национального языка. Норма определяет, что правильно и что неправильно, она рекомендует одни языковые средства и способы выражения как законные и отвергает другие как противоречащие языковому обычаю, традиции.

Норма зиждется на узусе, обычае употребления, кодифицированная норма официально узаконивает узус или в каких- то частных случаях отвергает его ср. Ангарске Иркутской области при нормативном квартал ; в любом случае кодификация — это осознанная деятельность. Литературная норма как отражение традиции и результат кодификации представляет собой набор достаточно жёстких предписаний и запретов, способствующих единству и стабильности литературного языка.

Некоторые исследователи указывают также на количественный фактор — распространённость нормы, хотя распространённой может быть и ошибка. Норма обладает некоторым набором признаков, которые должны присутствовать в ней в своей совокупности. Так, общеобязательность и, следовательно, единство нормы проявляются в том, что представители разных социальных групп должны придерживаться традиционных способов языкового выражения, а также тех правил и предписаний, которые содержатся в грамматиках и словарях и являются результатом кодификации.

Норма устойчива и консервативна. Консервативность нормы обеспечивает понятность языка для представителей разных поколений. Норма опирается на традиционные способы использования языка и осторожно относится к языковым новшествам. Пешковский объясняет это следующим образом: «Если бы литературное наречие изменялось быстро, то каждое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своего да предшествовавшего поколений, много — двух.

Но при таких условиях не было бы самой литературы, т. Слишком тонкий слой почвы давал бы слишком слабое питание литературным росткам. Консервативность литературного наречия, объединяя века и поколения, создаёт возможность единой мощной многовековой национальной литературы» [Пешковский, с. Поскольку норма консервативна, она направлена на сохранение языковых средств и правил их использования. Однако консерватизм нормы не означает её полной неподвижности во времени. Другое дело, что темп нормативных перемен медленнее, чем развитие данного литературного языка в целом.

В разные эпохи языковая норма неодинакова. В пушкинском «Памятнике…» читаем: и не оспОривай глупца, сейчас — только не оспАривай. Пушкинское Восстань, пророк надо понимать как встань, а не как подними восстание. Достоевский писал: Тут щекотливый Ярослав Ильич… взглядом устремился на Мурина, сейчас слово щекотливый невозможно употребить по отношению к человеку ср.

Толстой в одном из своих рассказов описывал действия героя, который стал следить полёт коршунов над лесом ср. Чехов говорил в телефон, а мы — по телефону Такая временнАя разность нормы — явление естественное: язык развивается, а вместе с ним развивается и норма. Но изменение литературной нормы происходит медленнее, чем изменение всего языка в целом, поскольку норма не заимствует всё подряд из языкового потока, а отбирает только то, что нужно.

Таким образом, норма исторически изменчива и относительно устойчива, что позволяет не разрушать единства литературного языка, не мешает его общепонятности. Происходит это потому, что норма традиционна, в силу чего привычна. Устойчивость и традиционность нормы объясняют также и некоторую степень её ретроспективности. Несмотря на свою принципиальную подвижность и изменчивость, норма предельно осторожно открывает свои границы для инноваций, оставляя их до поры до времени на периферии языка.

Убедительно и просто сказал 13 Примеры Л. Пешковский: «Нормой признается то, что было, и отчасти то, что есть, но отнюдь не то, что будет». Всё вышеперечисленное позволяет сформулировать следующее определение: норма — относительно устойчивые, регулярно воспроизводимые в речи носителей языка способы выражения, отражающие закономерности языковой системы и предпочитаемые образованной частью общества. Определение нормы включает в себя основные критерии выбора нормативного варианта: 1 системный критерий, предопределяющий соответствие нормативного варианта системе языка закон языковой аналогии ; 2 функциональный критерий, предопределяющий регулярную воспроизводимость языкового явления в коммуникации, частотность употребления14; 3 эстетический критерий15, основывающийся на предпочтении варианта образованной частью общества культурная традиция, авторитетность источника.

Каждый из критериев по отдельности может влиять на выбор в качестве нормативного того или иного языкового явления, но апелляции к одному критерию недостаточно. Чтобы языковое средство было признано нормативным, необходимо сочетание признаков. Так, например, бывают очень распространены ошибки, причём они могут сохранять свою устойчивость на протяжении длительного периода. Кроме того, языковая практика достаточно авторитетного печатного органа может оказаться далеко не идеальной.

Что же касается авторитетности художников слова, то тут возникают особые трудности в оценках, т. Поэтому данный критерий менее объективный, вкусовой, основывающийся на восприятии варианта носителями литературного языка» [Рябова, c. Этот критерий непосредственно связан с системным характером языка в целом, на каждом языковом уровне соотношение «норма и система» проявляется в разной степени; например, в области произношения норма целиком зависит от системы ср.

С третьим критерием напрямую связан такой признак нормы, как её кодифицированность, — официальное признание нормы и описание её в виде правил предписаний в авторитетных лингвистических изданиях. Иначе говоря, кодификация — это разработка свода правил, который приводит в систему нормированные варианты, «узаконивает» их. Таким образом, под кодификацией понимается экспликация письменное закрепление нормы, обычно имеющая ретроспективный характер и осуществляющаяся с ориентацией на языковые авторитеты на мнение писателей и учёных.

Необходимо отметить, что в формировании и эволюции современной языковой нормы участвуют как стихийные, так и сознательные процессы. Для признания нормативности языкового явления или факта, как уже было упомянуто см. Формой такого одобрения является кодификация, которая фиксирует в словарях, грамматиках и справочниках стихийно сложившиеся в речевой практике явления.

Поскольку кодификаторы — как отдельные ученые, так и творческие коллективы — могут иметь разные взгляды и установки, разную степень проявления запретительных намерений, часто рекомендации в официально изданных документах не совпадают, особенно это касается стилистических помет в словарях, фиксации ряда грамматических форм и т. Итак, кодификация нормы есть результат нормализаторской деятельности, а кодификаторы, наблюдая за речевой практикой, фиксируют норму, сложившуюся в самом языке, отдавая предпочтение тому из вариантов, который оказывается наиболее актуальным для данного времени.

Ориентация на традицию, на поддержание консервативности нормы со стороны кодификаторов, какой-то группы профессионалов или «любителей словесности» иногда воспринимается общественностью как запрет на всё новое. Стремление из консервативных побуждений сохранить что-либо например, в языке в неизменном виде, оградить от новшеств называется пуризмом фр.

Пуризм может быть разным. В истории русской словесности известен, например, идеологический пуризм, связанный с именем А. Шишкова, адмирала, президента Российской академии с г. Пуризм Шишкова был последовательным и бескомпромиссным. Он призывал, например, вместо слова фортепиано употреблять якобы равнозначное тихогром, калоши предлагал называть мокроступами, а бульвар — гульбищем.

Появилась, например, такая пародия на его искусственный слог: «Хорошилище идёт по гульбищу из позорища на ристалище», что соответствовало фразе из известных уже тогда слов: «Франт идёт по бульвару из театра в цирк». И современные авторы, категоричные в своем неприятии иноязычных заимствований, оказываются в конкретных предложениях не оригинальней Шишкова. Почти анекдотичными выглядят предложения компьютер называть счётчиком, телевизор — дальновидом, магазин — лавкой, а офис — присутствием.

В наше время можно столкнуться с пуризмом вкусовым, когда языковые факты оцениваются с бытовых позиций: «режет или не режет ухо» ясно, что ухо может иметь разную чувствительность , а также с пуризмом учёным, который заслуживает большего внимания, поскольку способен оказать влияние на выработку рекомендаций. Это чаще всего эмоции библиофила, находящегося в плену традиции. Отчасти такой пуризм может быть и полезным, он обладает качеством сдерживающего начала.

В отличие от тенденциозных высказываний некоторых радетелей, их оппоненты — Л. Крысин, О. Сиротинина и др. Так, Л. Крысин полагает, что «наш язык от «фьючерсов» не очень страдает: грамматика — его костяк, его плоть — остается» и «иностранные слова иногда очень точно выражают суть предмета». По мнению исследователя, регулировать использование англицизмов следует не административными мерами, а пропагандой культуры языка Комсом.

Убедительным доказательством жизнеспособности иноязычных слов является «Толковый словарь живого великорусского языка» В. Вопреки желанию автора, включившего в свой словарь иноязычные слова лишь для того, чтобы показать превосходство над ними их синонимов исконно русских слов и таким образом изжить их из русской речи, большинство заимствований, отмеченных в словаре, укрепилось в словарном составе русского языка.

Таковы общественно-политические термины аристократия, агитация , финансово-экономические аукцион, вексель , научные гипотеза, дефиниция , бытовая лексика гардина, пудинг, винегрет и др. Многие англицизмы включаются в синонимические ряды с давно уже употребляющимися в русском литературном языке словами, ср.

При этом носители русского языка все чаще отдают предпочтение словам английского происхождения в силу их большей семантической точности и экономности. Именно в переломную историческую эпоху неизбежны и закономерны массовые заимствования, обозначающие новые понятия. Любые попытки искусственно воспрепятствовать этому процессу с помощью административных мер без учёта способности языка к самоочищению могут принести вред. Неологизмы, которые отражают новые явления и понятия, процессы, происходящие в социуме, имеют серьезные шансы на прочное укоренение в языковой системе см.

С развитием науки, культуры, общественных отношений меняется и язык. Источники обновления языковой нормы многообразны. Прежде всего это разговорная речь, она подвижна, изменчива, в ней допускается то, что нередко не одобряется официальной нормой: необычное ударение, выразительное слово которое не зафиксировано в словарях , синтаксический оборот, не предусмотренный грамматикой.

При неоднократном повторении эти новшества постепенно входят в литературный обиход. Таким образом и возникают варианты. Осознанное обращение к норме происходит именно в этом случае — когда имеют место варианты. Вариантность — это важнейшая черта языковой нормы, которая тесно связана с её динамикой. Именно через появление вариантов происходит изменение нормы и её развитие. Варианты в узком понимании — это разновидности одной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением и не имеющие каких-либо различий.

В широком смысле под вариантами понимаются два или более языковых средства, одно из которых имеет дополнительный смысловой оттенок либо отличается сферой использования чаще всего термин «вариант» используется именно во втором значении. Наличие вариантности — это результат эволюции самого языка, именно она обеспечивает выбор наиболее целесообразных вариантов языкового выражения.

Образцовость, эталонность нормативного языкового средства всё более зависит от требований целесообразности, удобства. Подвижность языковой нормы иногда приводит к тому, что для одного и того же значения в определённые временные отрезки имеется не один способ выражения, а больше. Происходит это потому, что прежняя норма ещё не утрачена, но наряду с ней возникает новая ср. Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально сосуществуют в языке на определённом этапе его развития и активно используются его носителями.

Обозначим исходный вариант нормы буквой А, сменяющий его вариант — буквой Б и проследим, как происходит соревнование между ними. Господствует единственная форма вариант А , вариант Б находится за пределами литературного языка. Вариант Б проникает в литературный язык, считается допустимым в разговорной речи. В дальнейшем, в зависимости от степени распространённости, выступает как равноправный вариант.

Вариант А теряет свою главенствующую роль, окончательно уступая место варианту Б. Вариант Б становится единственной нормой, вариант А уходит из употребления. Б А языка Современное состояние русского языка, широкая представленность в нём вариантных форм, их стилевая дифференцированность позволили сформировать новый взгляд на характер нормы: характеристики «нормативное» — «ненормативное» оказались недостаточно точными и неадекватными по отношению к ряду языковых явлений.

Выяснилось, что норма эластична, максимально приближена к ситуации общения, к теме общения, к среде общения, поэтому и оказался востребованным термин варианты нормы. По степени обязательности различаются нормы императивные всеобщие, строго обязательные и диспозитивные восполнительные, допускающие выбор, вариантные.

Например, обязательными для всех являются ударения в словах алфавит, средства, досуг, каталог, тогда как при произнесении слова творог допускается вариантность. Такие нормы не допускают вариантов. Диспозитивные же нормы варианты допускают двойное употребление: манжет и манжета, в отпуске нейтр.

Кроме того, норма бывает общеязыковой с вариантами или без них и ситуативной стилистической , последняя характеризует чаще всего речь профессиональную, например, общеязыковая литературная норма требует окончания -и, -ы во мн. Профессиональная и разговорная речь допускает варианты на -а, -я: инженера, редактора, корректора, бухгалтера; профиля, штурмана. При общеязыковой норме компас, стапели моряки используют формы компас, стапеля и т.

Много профессиональных вариантов у медиков, например: наркомания при общеязыковой форме наркомания и даже алкоголь вместо общеязыкового варианта алкоголь. Ситуативная норма может различать варианты семантического плана: ждать поезда любого , ждать поезд конкретный ; вариант может означать стилевую принадлежность: быть в отпуске и в отпуску второе характеризует речь разговорную , может быть обусловлен семантико-стилистическими различиями: гулять в лесу, но в «Лесе» Островского имеется в виду пьеса ; в саду, но в «Вишневом саде» Чехова и др.

Варианты оказываются переходными ступенями от устаревающей нормы к новой или служат средством стилистической дифференциации: будни[ч]ный и будни[ш]ный, высокий и высок[ъ]й, стакан чаю и стакан чая. То, что у нормы имеются варианты, но при этом она обладает свойствами единства и общеобязательности, даёт возможность говорить о толерантности нормы термин Л.

Понятие толерантности применительно к языковой норме позволяет рассматривать норму не только как лингвистический, но и как социальный конструкт, на формирование которого оказывают влияние общественные предпочтения и запреты. Структурная толерантность — это допущение нормой вариантов, различающихся своей структурой фонетической, морфологической, синтаксической при тождестве содержательной стороны. Например, фонетические варианты : ску[чн]о — ску[шн]о, [жыэ]леть — [жа]леть17, акцентные : творог — творог, одновременно — одновременно, морфологические : в цехе — в цеху, каплет — капает, словообразовательные : истеричный — истерический, синтаксические : учебник русского языка — учебник по русскому языку, банка для сметаны — банка под сметану.

Все эти варианты находятся в пределах литературной нормы и не различаются по смыслу. Коммуникативная толерантность — это использование вариативных средств языка в зависимости от коммуникативных целей, которые преследует говорящий в тех или иных условиях общения. Так, невозможно написать в деловом юридическом документе жаргонное беспредел, просторечное навалом, но в непринуждённом общении употребление этих лексем частотно.

Социальная толерантность — это допущение языковой нормой вариантов, распределённых по разным социальным группам носителей данного языка. В нормативных словарях подобные варианты отмечаются пометой «проф. Высоцкий Один и тот же носитель языка, общаясь с представителями разных слоёв говорящих, может сознательно выбирать те из 17 Следует обратить внимание на такое свойство литературной нормы, как её избирательность, особенно в сфере произношения: казалось бы, в одинаковых или очень сходных фонетических позициях одни слова допускают одно произношение, а другие — иное.

Функции нормы Внешняя функция. Внешней функцией нормы является охрана целостности литературного языка. Норма играет роль фильтра и не пропускает в литературный язык единицы нелитературных форм речи. Она санкционирует проникновение в литературное употребление всего ценного, что есть в живой речи и задерживает все случайное и временное.

Внутренняя функция. Норма не делит средства языка на хорошие и плохие; её задача не запретительная, а рекомендательная. Она разграничивает языковые средства на подходящие для данной ситуации и не подходящие. Потребности общения настолько сложны и многообразны, что для каждой ситуации нужны свои слова и конструкции, которые наиболее адекватно выполняют коммуникативную функцию.

Очень остроумно этот тезис прокомментировал В. Солоухин: «Языковым мусором кажутся слова, забредшие из одной языковой сферы в другую. Одни химик остроумно заметил, что грязь — это химические вещества не на своем месте». Виды норм Классификация видов норм традиционно учитывает уровневую организацию строения языка: 1 акцентологические 2 орфоэпические 3 лексические 4 словообразовательные 5 грамматические a.

Акцентология — раздел языкознания, в рамках которого изучаются особенности и функции ударения. Русское же ударение может падать на любой слог, поэтому оно называется разноместным. Разноместность, как отмечает один из крупнейших исследователей произносительных норм Р.

Аванесов, делает ударение индивидуальным признаком каждого слова. Кроме того, ударение в русском языке подвижно, т. Акцентологические нормы русского языка многообразны — единых, универсальных правил постановки ударения нет. Поэтому каждый образованный человек должен владеть определённым акцентологическим минимумом.

Чтобы не допустить ошибки в постановке ударения, рекомендуется пользоваться специальными словарями Агеенко Ф. Словарь ударений русского языка. Новый орфоэпический словарь русского языка. Грамматические формы. Орфоэпические нормы — это совокупность правил литературного произношения. Орфоэпические нормы в значительной мере определяются системой языка: «орфоэпическая грамотность опирается не на знание узаконенных правил, а на владение говорящими определённой системой произносительных норм», под которыми понимаются «общепринятые в литературном языке реализации возможностей, заложенных в фонологической системе русского языка» [Кузнецова, с.

Орфоэпия регулирует произношение тех или иных звуков в определённых фонетических позициях, а также в отдельных грамматических формах. Нормы русского литературного произношения складывались с ХVIII века вместе с системой литературного языка и окончательно установились в пушкинскую эпоху, но это не значит, что они оставались неизменными.

Отступления от нормы, получая распространение, закрепляются в речи как произносительные варианты, которые затем могут стать нормой. Так, по старой литературной норме звук [с] в улыбалась произносился твёрдо, на данный момент в формах прошедшего времени возвратных глаголов нормой является мягкое произношение.

Поэтому в орфоэпии существует разграничение «старших» и «младших» произносительных норм» [Кузнецова, с. Именно старшая норма обычно отражается в словарях, «младшая» норма приводится с пометой «допуст. Исследователи Е. Ширяев, Н. Кузнецова отмечают, что на современном этапе изучения и описания орфоэпических норм трудно сформулировать понятие идеальной нормы, поэтому предлагается считать основными критериями хорошей с орфоэпической точки зрения речи умеренный консерватизм и всеобщность употребления.

Лексическая сочетаемость — это способность слов соединяться друг с другом. Возможность соединения слов в словосочетания наталкивается на разного рода ограничения. Например, синонимичные прилагательные длительный и долговременный по-разному сочетаются с существительными: можно сказать длительный период, но нельзя длительный день; можно долговременный кредит, но нельзя долговременный путь.

Выявляя причины ограничения лексической сочетаемости, исследователи Ю. Апресян, Л. Крысин говорят о валентности — способности слов сочетаться с другими словами в соответствии с теми законами, которые существуют в данном языке. Голуб выделяет три типа сочетаемости: семантическую невозможность сочетания слов из-за смысловой несовместимости синий апельсин, облокотился спиной 18, грамматическую невозможность соединения слов в силу их грамматической природы классический пример: Моя твоя не понимай — притяжательные местоимения-прилагательные не могут сочетаться с глаголом 19, лексическую можно одержать победу, но нельзя одержать поражение ср.

Причины ограничения на сочетаемость И. Голуб объясняет тем, что «в системе современного русского языка слова по большей части «притягиваются» не как нам вздумается, а занимают определённые места в тех или иных сочетаниях, которые на протяжении веков закрепились в речевой практике людей.

Мы говорим и пишем как бы с помощью уже готовых 18 И. Стернин называет такую сочетаемость «логической», поскольку это сочетаемость на уровне здравого смысла нельзя сказать травяная луна, каменистый кот, спелый нож. Мы можем сказать о человеке круглый отличник, идиот, сирота, но не круглый подлец, хвастун, умница.

Примеры нарушения лексической сочетаемости. В нашей группе только я закоренелый оптимист. Мы все перепугались, когда у нее начались скоропостижные роды. Моя бабушка умерла, будучи преклонным человеком. Следует помнить, что некоторые слова сочетаются лишь с одной- двумя единицами: скалить можно только зубы, а моргать — глазами. Такая ограниченная сочетаемость называется узкой или единичной. Именно лексическая сочетаемость позволяет говорящему создать неожиданный образ: казалось бы, странное сочетание — босые души, но у В.

Высоцкого читаем Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души. В подобных случаях говорят о нарушении лексической сочетаемости как о средстве создания выразительности. Плеоназм от греч.

Обычно плеоназм возникает при соединении иноязычного слова с русским, дублирующим его значение: необычный феномен, своя автобиография, ведущий лидер, народный фольклор, специальная униформа. Некоторые агитационные материалы восстановлению не подлежат, часть баннеров исчезла с улиц города совсем. Платформа была завалена ранеными и трупами убитых. Неправильное использование фразеологических единиц Фразеологизм — это «лексически неделимое, устойчивое в своём составе и структуре, целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в виде готовой речевой единицы» [Розенталь Д.

Словарь лингвистических терминов]. От обычных словосочетаний фразеологизмы отличаются постоянством состава. Так, например, замена компонента кот на котёнок во фразеологизме кот наплакал ведёт к разрушению ФЕ. Правильность использования фразеологизмов в речи основывается на соблюдении их структурно-семантического единства.

В противном случае возможны две ошибки: употребление фразеологизма в несвойственном ему значении Полтора часа спартаковцы костьми ложились под мячи и искажение формы фразеологизма Я так и обалдела от цен, просто шла разиня глаза. Иногда говорящий соединяет в одном высказывании части разных фразеологизмов, возникающая при этом ошибка называется контаминация т.

Словообразовательные нормы — правила, курирующие процессы, связанные с образованием слов. Нарушение словообразовательных норм возникает в случае неправильного использования говорящим словообразовательных морфем: 1. Это и есть причина затяжки мстительства вм. Монитор должен иметь антибликационное вм. Термосовая вм. Грамматические нормы — это правила образования и использования форм слов, принадлежащих разным частям речи, а также правила построения синтаксических конструкций.

Следовательно, грамматические нормы разделяются на морфологические и синтаксические. Описанию грамматических норм посвящено множество пособий по культуре речи, поэтому целесообразно рассмотрение этого материала в рамках данного учебника ограничить обозначением сферы действия морфологических и синтаксических норм.

Подробнее об этом можно узнать в пособиях по практической стилистике Д. Розенталя и И. Голуб Голуб И. Стилистика русского языка. Практическая стилистика русского языка. Морфологические нормы — нормы словоизменения; правила, курирующие сферу выражения грамматических значений. В русском языке средства выражения грамматических значений зачастую варьируются.

При этом варианты могут различаться оттенками значений, стилистической окраской, сферой употребления. Столько всего надо успеть, а мне совсем время не хватает! Ощущаем энергию у подушечков пальцев. Дауны — обычные люди. У них же лишний хромосом просто. Расскажите, пожалуйста, о более ближайших событиях. Подать заявку на участие в соревнованиях отважилось более трехста иркутян. Синтаксические нормы — это правила образования и использования синтаксических единиц. Вы утверждаете о том, что ребёнок убегал за территорию лагеря.

Вчера же, повернув за угол, меня ошеломила тишина. В этой связи научный интерес представляет репрезентация концепта Marriage в английском языковом сознании посредством единиц языка, имеющих в культуре символическое, эталонное, образно- метфорическое значение и которые обобщают результаты собственно человеческого сознания.

Такая формулировка определения понятия «манипулятор» является выражением весьма абстрактного представления о данном феномене и, вследствие этого, не полно отражающей его особенности. Адресант — отправитель и составитель листовок резко противопоставляет свою и конкурирующие партии.

При этом выделяя все плохие качества «Единой России», и выделяя все положительные своей партии. Хотя на этом и строится избирательная компания. Стилистические нормы — нормы использования в том или ином функциональном стиле языковых средств, совокупность которых обусловлена доминантой стиля. Как указывает М. Возможность отступлений от сложившихся правил организации речи зависит от того, где — в центре или на периферии данного стилевого пространства — находится высказывание.

В первом случае требования строже и определённее, во втором — свободнее, вариативнее. Понятие стилевой нормы традиционно связано с представлением о единстве стиля: недопустимо сталкивать в узком контексте средства, имеющие разную стилистическую маркированность.

В частности, недопустимо в случае если это не обусловлено специальным прагматическим эффектом активно использовать в разговорной речи книжную лексику принадлежащую научному и деловому стилю и, напротив, в научной и деловой — разговорную. Делая выводы из прочитанной статьи, я поняла, что автор прогнал! Сколько на рынке ходит маргинальных личностей! Что-то не жарко! Брошенные дети в США тоже есть, потому что там тоже хватает и пьяниц, и наркоманов, и малолетних мамаш, залетевших сдуру Моск.

Недаром именно в Иркутске обосновался Байкальский экономический форум, здесь проходят множество всероссийских и международных деловых встреч, а летом Иркутск сразу навестили послы 43 стран… Однако М. Кожина обращает особое внимание на то, что «критерий соответствия высказывания стилистическим нормам должен быть гибким и функциональным; необходимо учитывать соответствие выражения т.

Источники обновления литературной нормы Одним из основных источников обновления нормы является живая звучащая речь. Она подвижна, текуча, в ней совсем не редкость то, что не одобряется официальной нормой — необычное свежее слово, которого нет в словарях, синтаксический оборот, не предусмотренный грамматикой.

При неоднократном повторении многими людьми новшества могут проникать в литературный обиход и составлять конкуренцию фактам традиции. Кроме того, следует отметить, что в современном русском языке процесс нормализации протекает неравномерно в 1 разных ярусах языковой системы, 2 разных формах существования языка. В первом случае наблюдаются различия в темпах изменения нормы, например, в области произношения и на лексическом уровне. Дело не только в том, что лексические нормы более подвижны, нежели орфоэпические, но и в том, что нормализация лексики происходит на более широкой социальной и территориальной базе.

Более того, соотношение стихийного и сознательного в нормализации также неоднозначно проявляется на разных ярусах языковой системы. Например, сознательная фиксация нормы имеет большее значение для орфографии, чем для лексики или тем более синтаксиса, где стихийное становление нормы оказывается более активным.

Во втором случае имеются в виду разные формы реализации языка — устная и письменная речь нормализация также протекает неравномерно. Хронологически это связано с разными этапами в жизни языка. В тот период, когда формы письменной и устной речи резко разграничены в силу исторических причин, нормы письменной речи меняются более медленно, и они оказываются более консервативными, чем нормы устной речи, тем более что степень осознанности при нормированности письменной речи намного выше, чем в речи устной, нормы которой складываются в основном стихийно.

В современном русском языке нормы письменной и устной речи сближаются, наблюдается их активное взаимодействие. Можно даже сказать, что устная речь в её общеразговорном варианте буквально вторгается в письменную речь. Особенно наглядно этот процесс протекает в языке СМИ. Например, разговорный синтаксис, возникший на основе устной речи, значительно потеснил грамматически «правильные», классические синтаксические конструкции, которые представлены как нормативные в учебниках, пособиях, справочниках.

В соответствии с этим меняется и языковой вкус эпохи, норма демократизируется, становится более проницаемой для нелитературных языковых средств ср. Особенно заметны следующие тенденции: рост вариантности языковых средств в пределах нормы; дифференцированность нормы применительно к разным речевым ситуациям; ослабление нормы в сторону её демократизации ср.

К ним относятся предложения, выражающие эмоции, чувства говорящего. Для высказываний указанного типа характерно использование эмоциональных междометий, эмоциональных фразеологизированных предложений и предложений, междометного характера, восклицательных, мнимовопросителышх предложений и т.

Данные высказывания отнесены к прагматической подсистеме языка потому, что в них не просто выражается эмоциональное состояние говорящего, но как би содержится призыв к соучастию, сопереживанию, алеялшия к слутаателю реальному или воображаемому. Паустовский; - Класс, класс! Олеша ; Какой упоительный аромат! Паустовский ; Что за странность!..

Что за чепуха в решете! Панова ; - Ну что же, славно, славно! В -исследовании выделен круг наиболее характерных моделей, служащих реализации регулятивной функции. Не трожь! Распутин ; А ну-ка, дай сюда свой дневник! Панова ; Не под-лазь под вагон! Распутин ; Пробки залейте парафином или смолкой.

Овощи и фрукты.. Математические чудеса и тайны. Собрать прибор. Практикум по химии. Кормить зверей запрещено! Купаться запрещается! Распутан ; Довольно тебе болтать! Рассмотрим некоторые примеры. Замысел, проект Свобода и по. Надписи-плакаты и т. Например: Выигрываете Вы - Выигрывает спорт! Законы пионеров ;. Из рекламы ; Стерилизация банок длится 10 минут.

Овощи и фрукты Минск, ; Пропаганда войны наказывается лишением свободы. Объявление ; Перед демонстрацией этого фокуса показывающий вынимает из колоды трефового туза. Г, Астравлянчик. Минск, ; Вашингтон не позволит себя пугать и шантажировать. Практикум по почвоведению. Вход воспрещен!

За рубежом, Практикум по биологической защите растений. Олеша; - Пора зверя колоть. Бианки ; - Время принимать лекарство. Распутин ; Для определения титра можно использовать препарат вертициллиума. Практикум по биологяч. Практикум по неорганич. Практикум по биологич.

Очередь комкается. Распутин ; Разумной альтернативы переговорам нет. Надписи у перекрестка, на киоске и т. В работе анализируется реализация прагматической функции посредством вопросительных предложений. ПЬ характеру воздействия на адресата выделены следующие их группы:. Основы философ, знаний. К ним относят формулы приветствия, прощания, благодарности, вопросы о здоровье, жизни и т. Контактные высказывания представляют собой застившие Формы, синтаксически плохо членимые, по этой причине не представляется возможным свести их к типовым образцам предложений.

С помощью данных высказываний реализуются различные цели:. Из газет ; Разрешите представить - Алексей Алексеевич Ярцев. Как поживаете? Как жив-здзров? Как дела? Наряду с полными реализаии-. С новым годом! Много счастья молодым! Счастливого прилета! Имеют цель обозначить конец вербального контакта. Наряду с привычными и нейтральными построениями типа До свидания ; Прощайте ; До встречи ; Пока; Счастливо и т. Будь здоров! Шукшин ; Ну я пошел ; Ты заходи В работе уделено внимание анализу прагматической подсистемы языка в связи с проблемами обучения.

Вкратце результаты анализа можно свести к еладугацда положениям. Среди них наиболее ахтивнши оказались модели, представляющие высказывания типа Ты глупец ; Ты глупый; Обманывать - нехорошо«; Любить -значит страдать. Это высказывания типа Какая ночь! Что за чушь! Прекратите возню! Хватит болтать! Головы опустить! Шуметь запродается и т. На их долю приходится, по нашим данным, почти половина всей совокупности моделей данного типа. Малоупотребительными оказались структуры типа Тихо!

Вообще относительно частотности указанных моделей можно отметить следующее. Имплицитные высказывания обладают наиболее широким диапазоном языковых средств дня выражения побудительной функции. Значительную роль при этом играют интонация, контекст и экстралингвистические факторы.. Собственно регулятивные имплицитные высказывания представлены также довольно разнообразно.

Среди них наиболее употребительными оказались модели, представляющие неопределенно-личные предложения. Среди особенностей группы моделей, представляющих контактные высказывания, можно отметить их плохую синтаксическую членимость и активное функционирование в виде "обломков" структурных схем. В работе рассматриваются также вопросы интенсификации учебного процесса с учетом прагматической подсистемы языка и, в частности, особенностей реализации прагматической функции различшми группами моделей.

В частности, эксплицитные высказывания признаются менее сложными для понимания, чем имплицитные: для последних характерна асимметрия плана выражения и, плана содержания, в связи с чем они подлежат изучению на продвинутом этапе. Эксплицитные высказывания предлагается разделить на две группы: высказывания, требующие от адресата выполнения определенного физического действия, и Высказывания, целью которых является получение необходимой информации.

Последние представляются более сложными для усвоения, поскольку подразумевают активное владение языком, в связи с чем предусмотрена их градация по степени сложности. Структурная схема предложения, выявленная в русло "информативного" подхода и отражающая план содержания в предельно обобщенной форме, может использоваться одновременно как инструмент лингвистического анализа я как образец высказывания, непосрэдст-венно готового к употребления. Анализ процесса коммуникации со стороны определяигих ее главных целей - информативной и прагматической - позволяет различать два соответствующих вида речевого общения, обслуживаемых совокупностями присущих им синтаксических единиц, различающихся своими коммуникативными свойствами.

Учет "потребяоетных" целей общения дает возможность не тблько объяснить механизм выбора структуры прогнозируемого высказывания, но и решать задачи прикладного характера: учитывая основные. В практике преподавания русского языка как иностранного обучающий встает перед необходимостью привить обучаемому навыки оперирования синтаксическими структурами и умения реализовать высказывание в построениях, адекватно отражающих потребности общения, то есть с учетом коммуникативной значимости модели.

Коммуникативная направленность обучения предполагает введение грамматического материала на синтаксической основе,поскольку именно в синтаксисе, в его "законченных конструкциях - предложениях - формирующаяся мысль находит завершение и может быть высказана" Слюсарева Иначе говоря, лексико-грамма-тический материал вводится в процессе обучения в форме речевых образцов, представляющих собой предложения, в обобщенном виде отражающие наиболее типичные явления языковой действительности Методика.

Это, в свою очередь, позволяет весь необозримый инвентарь конкретных высказываний свести к ограниченному кругу предложений-образцов, предложений-моделей, знание которых дает возможность для построения по аналогии многочисленных высказываний. Поиски положительного ответа на поставленный вопрос неизбежно приводят к проблеме выявления универсальной единицы описания синтаксического строя языка. В качестве такой единицы в е годы в советском языкознании было введено понятие структурной схемы предложения Ломтев ; Шведова и др.

Новая идея оказалась чрезвычайно плодотворной, нашла много сторонников и активно разрабатывается в настоящее время, особенно в трудах синтаксистов-представителей прикладного языкознания. Таким образом, в системе основных единиц языка появилась новая единица - структурная схема предложения структурная основа предложения, синтаксическая модель , оказавшаяся полезной и необходимой как инструмент лингвистического анализа.

Однако проблема однозначного определения понятия "синтаксическая модель" осложняется тем, что в вопросе о синтаксическом инварианте и критериях синтаксической элементарности наметилось, по крайней мере, два подхода - "грамматический" и "информативный".

Существенно при этом, что среди ученых нет единого мнения по вопросу о количестве и качестве ядерных предложений. Это, очевидно, следствие того, что при определении и исчислении синтаксических моделей авторы исходят из основных положений выдвигаемой или принимаемой ими лингвистической конН ч цепции теории , в русле которой проводится исследование.

В данном случае, на наш взгляд, было бы более правильным оценивать ту или иную классификацию как с точки зрения полноты охвата анализируемого материала, так и со стороны "операционнос-ти" данной классификации и ее практической значимости, Данным требованиям, по всей видимости, отвечает классификация моделей, построенная в русле теории Т. Ломтева, в трудах которого синтаксическая модель предложения понимается как "система с отношениями", включающая в свой состав имена предметов, связанных какими-либо отношениями, и имя отношения, то есть глагол и другие формы Ломтев Данный подход, разумеется, увеличивает количество структур в таблице, однако позволяет сделать систему ядерных предположений более значимой в плане ее практической реализации.

Одним из сложных вопросов, не получивших однозначного решения, является вопрос об уровнях обобщения в подходе к синтаксической модели, об отношениях между моделями, то есть вопрос о парадигме предложения. В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что простое предложение существует в виде некоего "поля", центр которого составляет структурная схема в исходной форме сказуемое в форме настоящего времени , а периферия представляет собой совокупность ее реализаций полных и неполных и семантико-грамматических модификаций.

Введение понятия "парадигма предложения" см. Решение проблемы, однако, осложняется тем, что под понятие парадигмы в трудах различных лингвистов подводятся разные явления. Это и вариации модально-временные, фазисные, связанные с категорией лица, числа, рода, вида сообщения по его коммуникативной цели и т. В некоторых концепциях в общий ряд предлагается группировать структуры, соотносимые с одним и тем же денотатом Гак , различные трансформации, в которых изменение синтаксической структуры является довольно существенным см.

На наш взгляд, уровень обобщения в подходе к синтаксической модели должен быть не настолько высоким, чтобы размывалась граница между периферийными формами моделей, принадлежащих разным парадигмам. Другими словами, парадигма синтаксической модели обусловливается "уровнем дробления референтной ситуации, лежащей в основе плана содержания предложения" Норман Синтаксическая модель существует в языке как в системе форм, образующих парадигму, так и в виде регулярных реализаций, рассматриваемых как результат одного из ее частичных формальных преобразований, или конситуативно обусловленного изменения правил лексического наполнения компонентов Шведова Это следует постоянно иметь в виду при анализе речевого материала.

Открытой остается проблема лексических ограничений на реализацию модели и лексического наполнения определенных конструкций, несмотря на активный интерес лингвистов к данному аспекту построения высказываний. В частности, исследователями неоднократно обращалось внимание на возможную несовместимость в рамках одной модели лексических значений сочетаемых слов Ярцева , на зависимость правил построения синтаксических конструкций от лексико-семантических характеристик их компонентов Арват ; Золотова и др.

Решение вопроса в немалой степени осложняется отсутствием фундамен тальных разработок, посвященных данной проблеме, наличием неоднозначных подходов к вопросу о морфологических возможностях выражения члена модели и т. Последний аспект имеет принципиальное значение при установлении количественного и качественного состава моделей в том или ином списке, при квалификации строевых компонентов модели.

Нам представляется наиболее оптимальным такой подход, при котором возможно рассматривать структуру с различными способами морфологического выражения членов как предикативное сопряжение равноправных конституирующих элементов, представляющее собой образец для построения самостоятельных высказываний.

Выявление оптимальной системы синтаксических моделей, адекватно отражающих синтаксический строй языка, позволило бы создать своего рода языковое ядро, овладение которым в известной степени можно было бы приравнять к овладению языком. Вместе с тем, овладение синтаксическим ядром - еще не залог успешного общения на изучаемом языке, поскольку процесс коммуникации, осуществляясь через речь, подразумевает знание коммуникативных свойств, коммуникативной значимости синтаксических моделей.

Это объясняется тем, что выбор структуры планируемого высказывания детерминирован "потребностными" целями общения, которые накладывают отпечаток на свойства обслуживающих их единиц. Проблема выделения и описания основных коммуникативных типов высказываний неоднократно оказывалась в центре лингвистических дискуссий. Однако решение ее либо не связывалось в должной мере с вопросами воздействующих возможностей различных типов высказываний Распопов ; Адамец ; Белошапкова и др.

В нашем исследовании ставится задача описать коммуникативную значимость синтаксических моделей на материале высказываний, обусловленных двумя основными разновидностями потребностей общения - потребностью информирования адресата и потребностью воздействия на адресата. Актуальность проблематики диктуется, во-первых, необходимостью исследовать связи, существующие между выбором структуры высказывания, детерминируемого разновидностями потребностей общения, и коммуникативной значимостью модели, что отвечает потребностям современной методики, нуждающейся в функциональном способе представления материала.

Объектом данного исследования являются единицы синтаксического уровня современного русского языка, а целью исследования - анализ коммуникативной значимости синтаксических моделей, в связи с зависимостью выбора модели от разновидности потребностей общения.

За центральную, исходную единицу синтаксического уровня принимается синтаксическая модель простого предложения. Основным; принципом работы является аналитический подход к изучаемым явлениям, что означает исследование свойств синтаксических единиц "сверху", со стороны текста, рассмотрение структуры формируемого высказывания с учетом потребностей коммуникации. Метод исследования, принятый в настоящей работе, - описательный, способы исследования - наблюдение и, при необходимости, лингвостатистический анализ.

Результатам статистического анализа придается важное значение в связи с тем, что учет активности частотности функционирования моделей, характерных для исследуемого стиля языка, позволяет построить в оптимальном режиме систему упражнений для усвоения грамматического минимума русского языка как неродного. Научная новизна и значимость полученных результатов обусловлена тем, что в исследовании предпринята попытка рассмотреть теоретические вопросы синтаксически элементарного построения в русле "информативного" подхода и на основании выработанных критериев, а также с учетом лингвостатистического анализа текстов, описать коммуникативную значимость синтаксических моделей, обслуживающих потребности информирования и потребности воздействия на адресата.

В диссертации впервые применительно к избранному материалу и объекту ставятся и решаются следующие задачи:. В соответствии с перечисленными задачами диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения:. Коммуникативная значимость синтаксических моделей может быть проанализирована в рамках подхода к процессу коммуникации со стороны определяющих его "потребностных" целей общения потребность информирования и потребность воздействия , детерминирующих свойства и номенклатуру обслуживающих их единиц.

Основной состав моделей одинаков для обеих подсистем языковых единиц информативной и прагматической , однако это не исключает как наличия схем, специфических для выражения той или иной функции, так и изменения свойств модели при разной коммуникативной нагрузке.

Совокупность синтаксических моделей, реализующих информативную функцию, наиболее многочисленна и может быть представлена в виде совокупности подсистем подгрупп моделей, объединенных на основе общности решаемых в каждом конкретном построении задач. Прагматическая воздействующая функция может реализоваться как в специфических по форме и назначению структурах эксплицитные высказывания , так и в форме высказываний инfb формативного типа имплицитные высказывания.

В качестве источника фактического материала в исследовании использованы произведения художественной литературы проза советских авторов , газетно-журнальная периодика, произведения, представляющие научно-популярный стиль, научный в его жанровых разновидностях и официально-деловой стиль русского языка, записи устной речи, сделанные автором диссертации. Исходя из высокой активности и частотности в текстах языковых единиц информативной подсистемы, а также с целью обеспечить надежность результатов и представительность выборок при анализе, иллюстративный материал к разделу "информативные высказывания" как основной подсистемы языка представлен общим числом около 32 тысяч примеров, результаты лингвостатистического анализа которых даны в соответствующей таблице в приложении к диссертации.

Иллюстративный материал к разделу "прагматические высказывания" подобран соответственно общим числом более 5 тысяч примеров. Анализу прагматических высказываний уделено в диссертации значительное место в связи со сложностью и неразработанностью проблемы применительно к синтаксическим моделям. Практическое использование результатов исследования заключается в возможности их отражения в соответствующем разделе курса современного русского языка, читаемого на филологических факультетах, в спецкурсах по теории синтаксиса и коммуникативной лингвистике.

Кроме того результаты работы могут быть использованы для интенсификации учебного процесса в практике преподавания русского языка как иностранного. Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения. В первой главе рассматриваются понятие синтаксической модели и его разработка в современном языкознании. В третьей главе рассмотрены прагматические высказывания, их свойства и особенности их функционирования. Во второй и третьей главах имеются разделы, содержащие некоторые рекомендации по использованию синтаксических моделей в связи с их функцией в практике преподавания русского языка как иностранного.

Интенция автора и логическое содержание мысли реализуются обычно в форме высказывания, структуру которого говорящий на родном языке выбирает бессознательно, автоматически, благодаря накопленному опыту речевой деятельности.

В процессе коммуникации используется огромное количество различных по форме и назначению высказываний, описание которых и сведение к какой-то системе практически невозможно и нецелесообразно ввиду их "способности" к бесконечному варьированию. Владение же языком предполагает владение его синтаксическим строем, умение чувствовать и угадывать за разнообразием конкретных высказываний ядро инвариантов, знание которых можно, в определенном смысле, приравнять к знанию изучаемого языка.

Выделение ограниченного круга базисных структур представляется возможным в рамках противопоставления языка и речи, что позволяет противопоставить высказыванию - синтаксическую модель структурную схему как единицу языка - единице речи. Если высказывания многообразны и практически необозримы, то список структурных схем, по которым они строятся, можно считать ограниченным, а схемы - исчислимыми.

Таким образом, структурная схема предложения может использоваться как инструмент лингвистического анализа, как единица синтаксического описания. Сказанное позволило выбрать в качестве объекта исследования синтаксическую модель русского языка. Структурная схема представляет собой как бы сжатую, свернутую проекцию высказывания, отражая план содержания высказывания в предельно обобщенной форме.

В качестве конституирующих элементов синтаксической модели выступают синтаксемы - элементарные носители смысла. Модель создается сопряжением равноправных син-таксем и предстает как бы сборная конструкция. Однако под равенством синтаксем следует понимать лишь их роль и необходимость в передаче смысла высказывания, но не в организации синтаксической структуры высказывания.

В каждой многокомпонентной структуре имеется организующий ее центр-глагол или предикатив, - от которого зависит количество и качество синтаксических позиций планируемого высказывания. Ряд схем с так называемыми предикатными актантами может быть организован сопряжением двух глагольных вершин: каузативного глагола и инфинитива или главного глагола и зависимого , обладающими каждый своими валентностями. Как уже указывалось, на синтаксическом уровне языка представлено ограниченное множество образцов предложения, которое можно свести к относительно закрытому списку моделей, довольно полно представляющих синтаксическое ядро языка.

И здесь следует отметить, что изучающие русский язык должны быть ознакомлены со всем многообразием моделей. Однако при обучении следует учитывать и тот факт, что активность той или иной модели или группы моделей связана со сферой их употребления, с функциональным стилем языка. В рамках одного стиля частотность "излюбленных" в данном стиле моделей может быть предельной, в рамках другого стиля снижаться в пользу иной группы моделей, создавая этим своеобразный прагматический "колорит" стиля.

Разумеется, на этом основании нельзя делать вывод о наличии разных языков, обслуживающих тот или иной стиль, однако данный факт необходимо иметь в виду при разработке системы упражнений, подборке и адаптировании текстов, составлении курса учебных лекций и т. Анализ процесса коммуникации со стороны определяющих ее главных целей - информативной и прагматической - позволяет различать два соответствующих вида речевого общения, обслуживаемых совокупностями разных синтаксических единиц.

Последние, как различающиеся своими коммуникативными свойствами, представляется возможным объединить в две подсистемы - информативную и прагматическую. Разграничение двух видов коммуникации, различающихся подсистемами синтаксических моделей, дает основания для выделения двух основных уровней обучения коммуникативной речевой деятельности: информативного и прагматического.

Каждый уровень предполагает свои цели, задачи и методы. Во второй главе нашего исследования значительное место было уделено анализу синтаксических моделей, представляющих информативный тип высказываний. Данный тип коммуникативных высказываний, по сравнению с прагматическим, обладает более широким арсеналом разнообразных языковых средств синтаксических моделей для реализации потребности информирования.

В связи с установкой информативного уровня на обязательное понимание задача овладения базисными структурами на начальном этапе представляется самоочевидной. Лингвостатистический анализ текстов, представляющих разные стили литературного языка, позволил выявить некоторые тенденции, связанные с особенностями и частотностью употребления моделей в различных стилях.

В принципе синтаксическое ядро языка должно включать в себя наиболее типичные языковые явления. Для практики же преподавания русского языка как иностранного представляется важной проблема выделения "своего" синтаксического ядра в каждом изучаемом стиле с тем, чтобы, отграничив его от периферийных, окказиональных, несущественных в данном стиле явлений, интенсифицировать тем самым процесс обучения.

Такой подход может быть оправдан тем, что на подготовительных факультетах вузов СССР обучение студентов-иностранцев нефилологического профиля реализуется именно в форме обучения конкретному "подъязыку", под которым следует понимать язык специальности, язык газеты и т. Анализ синтаксических моделей, представляющих прагматические высказывания, позволил выявить некоторые особенности данного типа коммуникативных высказываний.

По форме выражения функции воздействия они подразделяются на эксплицитные и имплицитные высказывания. Эксплицитные прагматические высказывания находят реализацию в моделях, круг которых относительно невелик.

Описание их, равно как и обучение им, не представляет больших затруднений в силу их простоты и доступности. Несколько иначе обстоит дело с имплицитными высказываниями. Сложность выявления, описания их и обучения им заключается в том, что воздействующая функция реализуется большей частью в форме высказываний информативного типа, в связи с чем возникают определенные трудности в интерпретации и использовании внешне простых структур.

Исходя из этого представляется вполне оправданным подход к высказываниям, реализующим прагматическую функ цию в имплицитной форме, как наиболее сложным и до некоторой степени факультативным на начальном этапе обучения. Здесь следует еще раз подчеркнуть, что основной состав моделей одинаков для обеих подсистем, однако это не исключает наличия многих схем, специфических для выражения той или иной функции и изменения свойств модели при разной коммуникативной нагрузке.

Разумеется, подразделение синтаксических моделей на две подсистемы - информативную и прагматическую - несколько условно, поскольку функции информирования и воздействия взаимосвязаны и взаимозависимы. Не может быть отвлеченного от адресата информирования, оно всегда направленно, следовательно, несет в себе побуждение определенного порядка и наоборот. Однако деление подобного рода обладает существенным достоинством - оно помогает, учитывая основные функции языковых средств моделей , более обоснованно делить языковой материал на базовый и факультативный в зависимости от уровня обучения , расположить его по степени возрастающей трудности и с учетом его необходимости в процессе общения, вернее, в процессе обучения речевой деятельности.

С другой стороны, учет "потребностных" целей общения - это один из путей объяснения механизма, регулирующего выбор той или иной структуры высказывания при его прогнозировании. Выявление и экспликация закономерностей выбора синтаксической модели, как показывают результаты анализа языкового материала и апробация разрабатываемых идей, дают ощутимую и конкретную пользу в обосновании и разработке системы упражнений, подборе текстов для ускоренного обучения языку специальности, а также, что немаловажно, позволяют значительно сократить сроки "вхождения" обучаемого в иной языковой коллектив.

Адамец а: Адамец П. Адамец Адамец П. Адамец, Грабе Адамец П. Алисова Алисова Т. Очерк синтаксиса современного итальянского языка. Андерш Андерш И. Апресян Апресян Ю. Идеи и методы современной структурной лингвистики. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. Арват Арват Н. Про компонентной анализ семантичносструктури простого речения.

Арутюнова, Падучева Арутюнова Н. Арутюнова, Ширяев Арутюнова Н. Русское предложение. Бытийный тип. Атаян Атаян Э. Понятие элементарной синтаксической структуры: Лекция. Бабайцева Бабайцева В. Ленина, Бабина, Белошапкова Бабина Т. К вопросу о семантическом субъекте. Бархударов Бархударов Л. Белошапкова Белошапкова В. Минимальные структурные схемы русского предложения. Расширенные структурные схемы русского предложения. Белошапкова Современный русский язык,.

Бельчиков I: Бельчиков Ю. Богданов Богданов В. Бондарко Бондарко А. Бондарко, Кодухов Бондарко А. Булыгина Булыжина Т. О границах и содержании прагматики. Серия литературы и языка. Вардуль Вар,иуль И. Очеркипбтенциального синтаксиса японского языка.

Вардуль Вардуль И. Осйовы опйсательной лингвистики синтаксис и супрасинтаксис. Васильева Васильева А. Газетно-публицистический стиль речи. Величко, Дубровская Величко А. Воронина Воронина Д. О функции и значении семантического субъекта в строе русского предложения: Автреферат дис.

Гак Гак В. Теоретическая грамматика французского языка. Звегинцев В. Головин Головин Б. Грамматика I Грамматика русского языка. Том 2: Синтаксис, ч. Грамматика Грамматика современного русского литературного языка. Гвишиани Гвишиани Н. Язык научного общения: Вопросы методологии.

Данеш, Гаузенблас Данеш Ф. Долинина Долинина И. Дридзе Дридзе Т. Смысловое восприятие речевого сообщения в условиях массовой коммуникации. Журавлев Журавлев А. Содержательность синтаксической формы Синтаксический символизм. Звегинцев Звегинцев В. Предложение и его отношение к языку и речи. Зимек Зимек Р.

Семантический аспект синтаксической трансформации? Золотова Золотова Г. Золотова а: Золотова Г. Калуга, Очерк функционального синтаксиса русского языка. Некоторые вопросы синтаксической теории и обучение русскому языку. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса.

О принципах классификации простого предложения. Синтаксический словарь: Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. Иванчикова Иванчикова Е. О структурной факультативности и структурной обязательности в синтаксисе. Иевлева Иевлева З. Капитонова, Щукин Капитонова Г. Современные методы обучения русскому языку иностранцев. Киселева Киселева JI. Вопросы теории речевого воздействия. Киселева Киселева Л. Теория и методика. Китайгородская Китайгородская Г.

Методика интенсивного обучения иностранньм языкам. Кокорина Кокорина С. К вопросу о грамматической семантике структурной схемы простого предложения. Еще раз о структурной схеме простого предложения. Проблемы описания грамматики русского языка как иностранного. Кокорина и др. Практическая грамматика русского языка для зарубежных преподавателей-русистов.

Кокорина а: Кокорина С. Колшанский Колшанский Г. О правомерности различения языка и речи. Коммуникативная функция и структура языка. Комина Комина Н. Коржинек Коржинек П. Косериу Косериу Э. Костинский Костинский Ю. Подлежащее в родительном падеже? Костинский а: Костинский Ю. Крылова Крылова O. Основы функциональной стилистики русского языка. Кубик Кубик М. К вопросу о классификации предложений в русском языке. Лапидус Лапидус Б.

Проблемы содержания обучения языку в неязыковом вузе. Лебедева Лебедева Л. Леонтьев Леонтьев А. Ломтев Ломтев Т. Основы синтаксиса современного русского языка.

ВОЕННОЕ РАБОТА ПО КОНТРАКТУ ДЛЯ ДЕВУШЕК

Частотны, например, неправильные ударения, неправильные глагольные формы Ложу гвоздичку на кончике ножа; Мы просим помочь разобрать в этой проблеме , неправильное склонение сложных числительных более семиста, до двухтысяч пятого года, из шестиста наемников , неправильные употребления слов Итак, какое мы можем подвести резюме? Указанные критерии: целесообразность, креативность, понятность адресату, соответствие способов изложения законам логики, соответствие этике общения, соблюдение современных языковых норм — предопределяют возможность продуцирования хорошей речи.

Таким образом, хорошей можно считать речь, где говорящим осуществлён такой выбор языковых средств и представлена такая их организация, которые в определённой коммуникативной ситуации при соблюдении современных языковых норм и этики общения позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных коммуникативных задач. Таким образом, культура речи — наука о коммуникативных качествах хорошей речи. Можно утверждать, что культура речи упорядочивает ранее полученные человеком знания и навыки в соответствии с требованиями, предъявляемыми к речи в данном обществе на данном отрезке времени.

Очевидно, что мысль, которую хотели передать авторы высказываний, одна и та же, — разными являются средства её выражения; иначе говоря, совершенно различен набор языковых средств, имеющийся в активном пользовании говорящего 1 и говорящего 2. Система языка всем носителям предоставляет равные возможности, но говорящие в силу множества обстоятельств по- разному используют это. Вспомните фразу из букваря: Мама мыла раму.

Понятно, о чём идёт речь. Но эту же самую ситуацию можно описать так: солнечное утро, нестерпимый блеск мокрого стекла, весенний, апрельский, контрабандный веселый холодок, проникающий с улицы, любование ловкими движениями сильной спины, рука, отирающая лоб, и сдобный запах от фартука при повороте и наклоне к тебе, под ногами вьющемуся — «ну что, маленький?

Подобная ситуация возможность передать одну и ту же мысль с помощью разного набора языковых средств описывается Георгием Данелия. Известный режиссёр вспоминает, как они с Геннадием Шпаликовым работали над сценарием фильма «Я шагаю по Москве»: Гена был поэтом. И он хлынул».

Я бы написал просто: «Идёт дождь». Но сокращать рука не поднималась. Приведённое в примерах разнообразие языковых средств, использованных говорящим, формирует богатство как один из признаков хорошей речи. Богатство речи опирается на соотношение «язык — речь».

Но на этом же соотношении базируется другое основное качество хорошей речи — правильность. Возникает проблема их различения. Представляется, что правильность связана с языковой компетенцией сompetence — по Н. Хомскому , понимаемой как знание говорящим системы языка, т.

Богатство же как качество речи связано, по нашему мнению, с речевой активностью performance — по Н. Хомскому , использованием языка. Способность человека использовать разнообразные языковые средства, принадлежащие всем уровням языка, позволяет говорящему продуцировать яркие, запоминающиеся, привлекающие внимание слушателей тексты. Правильность, таким образом, свидетельствует о владении инструментальными знаниями, богатство же демонстрирует умение использовать эти знания в различных коммуникативных ситуациях.

Человек может потенциально располагать множеством языковых средств, но при этом быть не в состоянии применить их в конкретной речевой ситуации. В таком случае речь нельзя оценить как речь богатую, но при этом она будет правильной, поскольку актуализированные языковые средства использованы в соответствии с требованиями системы языка. Богатство — это коммуникативное качество речи, предполагающее свободное использование говорящим разнообразных языковых средств, позволяющих оптимально передать мысль.

Представляется, что должны существовать некие структурно- языковые особенности, которые позволяли бы составить впечатление о речи с точки зрения её разнообразия. Головин, И. Голуб, Д. Розенталь, Л. Введенская, Л. Павлова сходятся во мнении, что прежде всего следует учитывать количество слов, которые использует говорящий: «У Пушкина, например, в обращении было более 20 тысяч слов, а словарный запас известной героини Ильфа и Петрова насчитывал всего Бедность её речи сатирики прокомментировали так: «Словарь Вильяма Шекспира, по подсчётам исследователей, составляет 12 тысяч слов.

Словарь негра из людоедского племени «Мумбо-Юмбо» составляет слов. Эллочка Щукина легко и свободно обходилась тридцатью». И писатели перечисляют «слова, фразы и междометия, придирчиво выбранные ею из всего великого, многословного и могучего языка» [Голуб, Розенталь, c.

Хочется заострить внимание на том, что, говоря о богатстве как о качестве хорошей речи, не следует путать активный словарный запас одного человека со словарным составом языка. Действительно, «человек нашёл слова для всего, что обнаружено им во Вселенной. Но этого мало. Он назвал всякое действие и состояние. Он определил словами свойства и качества всего, что его окружает. Словарь отражает все изменения, происходящие в мире. Он запечатлел опыт и мудрость веков и, не отставая, сопутствует жизни, развитию техники, науки, искусства.

Он может назвать любую вещь и располагает средствами для выражения самых отвлечённых и обобщенных идей и понятий» [C. Маршак; цит. Но всё вышеперечисленное составляет лексический запас языка, а не словарный запас конкретного говорящего. Думается, что в неразличении этих понятий и находится источник бесконечных сетований про «гибель великого русского языка».

Когда мы слышим бедную речь, читаем тексты, переполненные штампами, написанные сухо и однообразно, то следует говорить не о гибели языка, а о недостаточном культурном уровне говорящего и, как следствие, о его малом словарном запасе. Кроме разнообразия словаря, следует учитывать многозначность как источник необычного, неожиданного в речи, как возможность привлечь внимание слушающего игрой слов, основанной на референциальной неоднозначности: Брокеры живут играючи на курсах и котировках Л.

Парфёнов, ведущий программы «Намедни», рассказывая о появлении в е годы новой профессии ; Мы продолжим окучивание окружающей действительности ровно через неделю. Смотрите нас в следующую субботу. Всего вам доброго! Следует учитывать также синонимические возможности русской лексики. Обратим внимание, как говорящий формулирует свою мысль, используя для этого синонимы схватка и драка.

Явлинский, выступая с обращением к телезрителям, так говорит о своих соперниках, партиях ОВР и «Единство»: Схватка оказалась просто смертельной. Мы не обсуждали на этих выборах ни программы, ни задачи, ни цели, ни подходы к решению насущных проблем.

Драка шла совсем в другом направлении. Говорящий употребляет в качестве прагмем 7 лексемы схватка и драка, используя их как синонимы, с одной стороны, и фактически противопоставляя благодаря игре на оттенках значения, с другой. Использование лексемы драка вносит оттенок бытового, сниженного.

Применяя после двойного употребления лексемы схватка лексему драка, Г. Явлинский разрушает созданный им образ великого столкновения двух сил, даёт сниженную характеристику анализируемой ситуации, выражая тем самым своё негативное отношение к происходящему. Смысловая наполненность речи, помимо лексического потенциала, создаётся ещё и предоставляемой языком возможностью синтагматического варьирования.

Так, в тексте обращения к избирателям8 С. Умалатова пытается создать у слушателей ощущение катастрофичности происходящего такое нагнетание отрицательных эмоций нужно политику для того, чтобы люди уверились в необходимости избрания в Думу именно этого кандидата в депутаты. Создание говорящим ощущения апокалиптичности осуществляется благодаря специфической синтаксической организации этой части текста выступления. Данный эффект возникает в результате использования параллельных синтаксических конструкций: 7 Под прагмемами понимаются лексемы, вобравшие прагматический компонент в ядро своего лексического значения, в результате чего имеющие возможность употребляться как законченные суждения о том, что они обозначают.

Умалатовой: Наша некогда сильная и независимая держава, по праву считавшаяся великой, сегодня находится в тяжелейшем состоянии. Экономика деградирует, промышленность в упадке, большая часть населения живёт в нищете, рушатся нравственные устои общества. И при этом государство ведёт войны ещё и со своим собственным народом. Промышленность в упадке. Большая часть населения живёт в нищете. Их ритмическая упорядоченность формирует представление о неминуемости краха, конца.

Ощущение катастрофичности и глобальности происходящего усиливается в результате активизации лексем с отрицательной оценочностью упадок, нищета, деградировать и плюрализации создаваемой референтной группы большая часть населения живёт в нищете. Ответственного за происходящее политик не называет, устраняя субъекта действия рушатся — кем? Как свидетельствует проведённый анализ, богатство речи не может быть реализовано только лишь за счёт словарного запаса говорящего.

Важно также и разнообразие предоставляемых языком грамматических возможностей. Головин предлагает «различать в совокупном речевом богатстве богатство лексическое, семантическое, синтаксическое, интонационное» [Головин, с. Представляется всё же, что «семантическое богатство» не может быть описано отдельно от лексического и грамматического компонентов, поскольку является их непосредственной составляющей.

Богатство же интонационное может быть реализовано только в устной речи. Функции интонации выделение особо значимой части высказывания выполняет на письме особый порядок слов, а следовательно, предлагаемый Б. Головиным интонационный компонент реализуется при актуализации грамматического уровня. Следовательно, богатство как качество хорошей речи предполагает умение говорящего выражать разными способами — путём актуализации различных языковых средств — сложнейшие оттенки мысли.

Далее представляется необходимым обратить внимание на ошибки, связанные с нарушением богатства как качества хорошей речи. Поэтому в речи появляются шаблонные выражения, так называемые речевые стереотипы9 — отобранные языковым коллективом функционально-стилистические средства устойчивые словосочетания , являющиеся по тем или иным причинам «удобными» или даже обязательными для осуществления некоторых коммуникативных задач.

Толстой предупреждал: «Язык готовых выражений, штампов Фразы такого языка скользят по воображению, не затрагивая сложнейшей клавиатуры нашего мозга». Различают два вида речевых стереотипов: клише и штампы. Клише — эффективные, устойчивые, легко воспроизводимые обороты, используемые в определённых условиях и контекстах, предполагающих стандартизацию. Клише научного стиля: данное положение, выдвинутая гипотеза, основные закономерности, подвергаются критике, содержатся основные результаты, что и требовалось доказать.

Клише делового стиля: вступать в законную силу, обжалованию не подлежит, без уважительной причины, в случае неявки, по истечении срока. Клише являются конструктивными единицами речи. Несмотря на частое употребление, они сохранили свою семантику. Штампы — обороты речи, утратившие эффективность, слова «избитые выражения» с выветрившимся лексическим значением, стёртой экспрессивностью, потускневшей эмоциональностью. Здесь же клише и штампам будет уделено внимание только как единицам, нарушающим богатство речи.

Если автор современного детектива или любовного романа использует слово шёпотом, то рядом непременно появится сдавленным, если вздохнул, то с облегчением, если умолкла, то на мгновенье. Штампами становятся слова и выражения, которые возникают как необычные в своей новизне выразительные языковые средства, но в результате слишком частого употребления утрачивают первоначальную образность. Может быть, когда-то, произнесённое впервые, выражение ароматный напиток было внове, теперь же, к сожалению, это словосочетание, появляется в тексте всякий раз, когда писатель хочет сказать, что его герой решил выпить кофе.

Обычно оно сопровождается обязательным обжигающий кофе, непременным впился зубами в бутерброд. В книге А. Марининой, если речь идёт о мальчике, появится краснощёкий мальчуган, у Ф. Незнанского комнату будет заливать солнечный свет, а любой водоём будет непременно обозначен как прохладная гладь воды, губы у героя скривятся в усмешке, глаза при этом будут пылать гневом, а слёзы героини, разумеется, заструятся по щекам.

Можно привести ещё сотни примеров тех случаев, когда автор текста, вместо того чтобы дать себе труд подобрать подходящее для ситуации слово или попытаться создать необычное по своей сочетаемости выражение, ограничивается использованием штампа. Употребление таких языковых средств всегда должно быть мотивировано условиями контекста.

Рыклин, используя наиболее частотные речевые стереотипы, создал фельетон «Совещание имён существительных»: В одно прекрасное утро на лужайке недалеко от окраины, которая за сравнительно короткий отрезок времени до неузнаваемости преобразилась, широко развернулись прения и целый ряд ораторов выступил со взволнованными речами, где были приведены яркие факты упорной борьбы имён существительных против шаблона.

Получилась любопытная картина, которая не могла не оставить неизгладимого впечатления. Собравшиеся разошлись только тогда, когда наступил ясный полдень. Как видим, весь текст состоит из штампов, часто употреблявшихся в публицистическом стиле х годов. Довлатов в романе «Филиал» так обыгрывает использование штампов в речи Барри Тарасович продолжал: — Не пишите, что Москва исступленно бряцает оружием.

Что кремлевские геронтократы держат склеротический палец Я перебил его: — На спусковом крючке войны? В приведённых текстах авторы сознательно акцентируют внимание на использовании речевых стереотипов, достигая определённого прагматического эффекта. В тех же случаях, когда причиной употребления штампов является нежелание говорящего приложить коммуникативные усилия, происходит нарушение богатства речи.

Помимо использования стандартных выражений к указанному нарушению приводит ещё один тип речевых ошибок. Очевидно, что чем речь богаче, тем она разнообразнее с точки зрения использования говорящим языковых средств. Поэтому повторы, не несущие смысловой нагрузки 11, являясь свидетельством того, что говорящий не может чётко и лаконично сформулировать мысль, в силу своей избыточности нарушают богатство речи. В тексте речевая избыточность проявляется разнообразно.

Это могут быть повторы одного и того же слова. Другая иллюзия Петра о реальности, которую разрушает Чапаев, связана с ощущением этой реальности. По разнице между забитыми и пропущенными на турнире мячами «Рекорд» стал победителем турнира. В этом году мы усовершенствовали у себя два тира и построили ещё два новых тира.

Дебютная работа молодого режиссёра может составить серьёзную конкуренцию «Дневному дозору», а молодые 10 Довлатов С. Одной из форм речевой избыточности является тавтология греч. На митинг люди пришли протестовать против тех, кто в игре, разыгравшейся вокруг Байкала, поставил на чёрное. Ирония, в первую очередь, сосредоточивается на узости взгляда, сосредоточенного только на магической стороне мира.

В дзэн-буддизме путь человека — это движение от невежества к просветлению, двигаясь по которому, человек освобождается от самости. Рискуют заболеть различными заболеваниями. Начало шока начинается незамедлительно. В броске волкодав может удвоить силу в два — три раза. Исправлять такую ошибку следует путём замены одного из однокоренных слов синонимом. Не дай бог вам испытать подобное страшное испытание. По предложению Белошапковой в предложении выделяется минимальная структурная схема и расширенная структурная схема.

Если бы он доработал эту работу, может, все было бы по- другому. Сначала мы покружим вокруг сравнительного оборота, а потом обратимся и к другим темам. Интересный пример речевой избыточности приводят в книге «Секреты хорошей речи» И. Голуб и Д. Розенталь: «Многословие часто смыкается с пустословием. Например: Наш командир ещё за 25 минут до своей смерти был жив. От его имени образован и термин «ляпалиссиада», который определяет подобные высказывания.

Они характеризуются не только комической нелепостью и выражением самоочевидной истины, но и многословием. Однако, как утверждают И. Розенталь, повторение однокоренных слов в близком контексте стилистически оправдано в том случае, если они являются единственными носителями соответствующих значений и их не удаётся заменить синонимами [Голуб, Розенталь, с. Невозможно избежать повторения однокоренных слов в следующей фразе: Лексикология изучает лексические единицы языка.

Такое явление называется вынужденной тавтологией и речевой ошибкой не является: Это было бессмысленное мероприятие: наводящие вопросы никого никуда не наводили. Следовательно, не может быть хорошей речь неправильная. Отсутствие правильности может затруднять понимание, может вызывать у адресата незапланированное впечатление как от речи не очень культурного человека ср.

Порой это просто отвлекает внимание слушающего от содержания сказанного. Правильность речи можно определить как необходимое свойство хорошей речи, обусловленное соблюдением общепринятых правил, определённых принципов использования в речи всего набора языковых средств. Таким образом, можно утверждать, что в основе правильности речи лежит критерий соблюдения норм. Следовательно, правильной называется речь, соответствующая норме В истории языкознания ортология традиционно соотносится с задачами нормативного описания особого феномена культуры — литературного языка.

Существуют два понимания этого термина: узкое и широкое. В широком смысле под нормой подразумеваются традиционно и стихийно сложившиеся способы говорения. Так, можно говорить о норме применительно к территориальному диалекту: например, нормальным для севернорусских диалектов является оканье, а для южнорусских — аканье. В узком смысле норма — это результат целенаправленной кодификации узаконения языка, т. Городское просторечие, территориальные и социальные диалекты не подвергаются кодификации, и поэтому к ним не применимо понятие нормы в узком смысле этого термина» [Крысин , с.

Литературный язык — это организованная система: все средства в нём разграничены в соответствии с потребностями общения. Норма же служит регулятором этой дифференциации. Одним из первых в лингвистике двоякое понимание нормы дескриптивное: то, как говорят, как принято говорить в данном обществе; и прескриптивное: как надо, как правильно говорить выдвинул уругвайский лингвист Э.

Исследование природы нормы представлено в двух работах Э. Косериу: «Система, норма и речь» г. Косериу отталкивался от понимания того, что язык имеет общественный характер, поэтому должна быть категория, которая могла бы адекватно это выражать. Следуя в определении системы за Ф. Косериу понимает норму как совокупность языковых явлений, которые не выполняют в языке непосредственной функции, но выступают в роли общепринятых традиционных реализаций.

Норма, по Э. Косериу, есть устойчивое состояние равновесие системы на данном синхронном срезе. Норма существует как равнодействующая коллективного языкового сознания. Поскольку сознание изменчиво, норма, с одной стороны, тоже подвижна, с другой — представляет собой систему обязательных реализаций. В этой идее кроется будущее сформулированное другими исследователями разграничение объективной и субъективной нормы.

Объективная норма соответствует возможностям языковой системы, а субъективная формирует индивидуальность речи. Таким образом, можно констатировать двустороннюю природу нормы: с одной стороны, в ней заключены объективные свойства эволюционирующего языка норма — это реализованная возможность языка , а с другой — общественные вкусовые оценки норма — закрепленный в лучших образцах литературы устойчивый способ выражения, предпочитаемый образованной частью общества.

Именно это сочетание объективного и субъективного создает в некоторой степени противоречивый характер нормы: например, очевидная распространённость и общеупотребительность языкового знака отнюдь не всегда или, во всяком случае, не сразу получает одобрение со стороны кодификаторов. Здесь сталкиваются живые силы, направляющие естественный ход развития языка и закрепления результатов этого развития в норме , и традиции языкового вкуса. Объективная норма создается на базе конкуренции вариантов языковых знаков.

Поэтому когда кодификатор описывает систему норм и вырабатывает нормативные правила, он стремится представить в описании систему норм объективных, но вынужден ориентироваться в известной мере на собственное восприятие языкового факта, т. Объективная норма складывается в узусе, т. Поэтому для выявления объективной нормы необходимо прежде всего исследовать узус обычай употребления. В данной ситуации можно заметить противоречие, на которое указывает О. Лаптева: речь, по Соссюру, индивидуальна, а речевая деятельность, по Косериу, регулируется массовой и всеобщей нормой [Лаптева, с.

Это противоречие можно снять, введя понятие субъективной нормы. В этом и проявляется, как указывает О. Лаптева, субъективный аспект нормы, зависящий от отношения индивида имеющего набор социальных, возрастных, образовательных, личностных характеристик к объективной норме и сказывающийся на характере её использования [Лаптева, с. Итак, норма как явление национальное и социально-историческое характеризует прежде всего литературный язык — признанную в качестве образцовой форму национального языка.

Норма определяет, что правильно и что неправильно, она рекомендует одни языковые средства и способы выражения как законные и отвергает другие как противоречащие языковому обычаю, традиции. Норма зиждется на узусе, обычае употребления, кодифицированная норма официально узаконивает узус или в каких- то частных случаях отвергает его ср. Ангарске Иркутской области при нормативном квартал ; в любом случае кодификация — это осознанная деятельность. Литературная норма как отражение традиции и результат кодификации представляет собой набор достаточно жёстких предписаний и запретов, способствующих единству и стабильности литературного языка.

Некоторые исследователи указывают также на количественный фактор — распространённость нормы, хотя распространённой может быть и ошибка. Норма обладает некоторым набором признаков, которые должны присутствовать в ней в своей совокупности. Так, общеобязательность и, следовательно, единство нормы проявляются в том, что представители разных социальных групп должны придерживаться традиционных способов языкового выражения, а также тех правил и предписаний, которые содержатся в грамматиках и словарях и являются результатом кодификации.

Норма устойчива и консервативна. Консервативность нормы обеспечивает понятность языка для представителей разных поколений. Норма опирается на традиционные способы использования языка и осторожно относится к языковым новшествам.

Пешковский объясняет это следующим образом: «Если бы литературное наречие изменялось быстро, то каждое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своего да предшествовавшего поколений, много — двух. Но при таких условиях не было бы самой литературы, т. Слишком тонкий слой почвы давал бы слишком слабое питание литературным росткам. Консервативность литературного наречия, объединяя века и поколения, создаёт возможность единой мощной многовековой национальной литературы» [Пешковский, с.

Поскольку норма консервативна, она направлена на сохранение языковых средств и правил их использования. Однако консерватизм нормы не означает её полной неподвижности во времени. Другое дело, что темп нормативных перемен медленнее, чем развитие данного литературного языка в целом. В разные эпохи языковая норма неодинакова. В пушкинском «Памятнике…» читаем: и не оспОривай глупца, сейчас — только не оспАривай.

Пушкинское Восстань, пророк надо понимать как встань, а не как подними восстание. Достоевский писал: Тут щекотливый Ярослав Ильич… взглядом устремился на Мурина, сейчас слово щекотливый невозможно употребить по отношению к человеку ср. Толстой в одном из своих рассказов описывал действия героя, который стал следить полёт коршунов над лесом ср. Чехов говорил в телефон, а мы — по телефону Такая временнАя разность нормы — явление естественное: язык развивается, а вместе с ним развивается и норма.

Но изменение литературной нормы происходит медленнее, чем изменение всего языка в целом, поскольку норма не заимствует всё подряд из языкового потока, а отбирает только то, что нужно. Таким образом, норма исторически изменчива и относительно устойчива, что позволяет не разрушать единства литературного языка, не мешает его общепонятности.

Происходит это потому, что норма традиционна, в силу чего привычна. Устойчивость и традиционность нормы объясняют также и некоторую степень её ретроспективности. Несмотря на свою принципиальную подвижность и изменчивость, норма предельно осторожно открывает свои границы для инноваций, оставляя их до поры до времени на периферии языка.

Убедительно и просто сказал 13 Примеры Л. Пешковский: «Нормой признается то, что было, и отчасти то, что есть, но отнюдь не то, что будет». Всё вышеперечисленное позволяет сформулировать следующее определение: норма — относительно устойчивые, регулярно воспроизводимые в речи носителей языка способы выражения, отражающие закономерности языковой системы и предпочитаемые образованной частью общества. Определение нормы включает в себя основные критерии выбора нормативного варианта: 1 системный критерий, предопределяющий соответствие нормативного варианта системе языка закон языковой аналогии ; 2 функциональный критерий, предопределяющий регулярную воспроизводимость языкового явления в коммуникации, частотность употребления14; 3 эстетический критерий15, основывающийся на предпочтении варианта образованной частью общества культурная традиция, авторитетность источника.

Каждый из критериев по отдельности может влиять на выбор в качестве нормативного того или иного языкового явления, но апелляции к одному критерию недостаточно. Чтобы языковое средство было признано нормативным, необходимо сочетание признаков. Так, например, бывают очень распространены ошибки, причём они могут сохранять свою устойчивость на протяжении длительного периода. Кроме того, языковая практика достаточно авторитетного печатного органа может оказаться далеко не идеальной.

Что же касается авторитетности художников слова, то тут возникают особые трудности в оценках, т. Поэтому данный критерий менее объективный, вкусовой, основывающийся на восприятии варианта носителями литературного языка» [Рябова, c. Этот критерий непосредственно связан с системным характером языка в целом, на каждом языковом уровне соотношение «норма и система» проявляется в разной степени; например, в области произношения норма целиком зависит от системы ср.

С третьим критерием напрямую связан такой признак нормы, как её кодифицированность, — официальное признание нормы и описание её в виде правил предписаний в авторитетных лингвистических изданиях. Иначе говоря, кодификация — это разработка свода правил, который приводит в систему нормированные варианты, «узаконивает» их.

Таким образом, под кодификацией понимается экспликация письменное закрепление нормы, обычно имеющая ретроспективный характер и осуществляющаяся с ориентацией на языковые авторитеты на мнение писателей и учёных. Необходимо отметить, что в формировании и эволюции современной языковой нормы участвуют как стихийные, так и сознательные процессы.

Для признания нормативности языкового явления или факта, как уже было упомянуто см. Формой такого одобрения является кодификация, которая фиксирует в словарях, грамматиках и справочниках стихийно сложившиеся в речевой практике явления. Поскольку кодификаторы — как отдельные ученые, так и творческие коллективы — могут иметь разные взгляды и установки, разную степень проявления запретительных намерений, часто рекомендации в официально изданных документах не совпадают, особенно это касается стилистических помет в словарях, фиксации ряда грамматических форм и т.

Итак, кодификация нормы есть результат нормализаторской деятельности, а кодификаторы, наблюдая за речевой практикой, фиксируют норму, сложившуюся в самом языке, отдавая предпочтение тому из вариантов, который оказывается наиболее актуальным для данного времени. Ориентация на традицию, на поддержание консервативности нормы со стороны кодификаторов, какой-то группы профессионалов или «любителей словесности» иногда воспринимается общественностью как запрет на всё новое.

Стремление из консервативных побуждений сохранить что-либо например, в языке в неизменном виде, оградить от новшеств называется пуризмом фр. Пуризм может быть разным. В истории русской словесности известен, например, идеологический пуризм, связанный с именем А. Шишкова, адмирала, президента Российской академии с г. Пуризм Шишкова был последовательным и бескомпромиссным.

Он призывал, например, вместо слова фортепиано употреблять якобы равнозначное тихогром, калоши предлагал называть мокроступами, а бульвар — гульбищем. Появилась, например, такая пародия на его искусственный слог: «Хорошилище идёт по гульбищу из позорища на ристалище», что соответствовало фразе из известных уже тогда слов: «Франт идёт по бульвару из театра в цирк». И современные авторы, категоричные в своем неприятии иноязычных заимствований, оказываются в конкретных предложениях не оригинальней Шишкова.

Почти анекдотичными выглядят предложения компьютер называть счётчиком, телевизор — дальновидом, магазин — лавкой, а офис — присутствием. В наше время можно столкнуться с пуризмом вкусовым, когда языковые факты оцениваются с бытовых позиций: «режет или не режет ухо» ясно, что ухо может иметь разную чувствительность , а также с пуризмом учёным, который заслуживает большего внимания, поскольку способен оказать влияние на выработку рекомендаций.

Это чаще всего эмоции библиофила, находящегося в плену традиции. Отчасти такой пуризм может быть и полезным, он обладает качеством сдерживающего начала. В отличие от тенденциозных высказываний некоторых радетелей, их оппоненты — Л. Крысин, О. Сиротинина и др. Так, Л.

Крысин полагает, что «наш язык от «фьючерсов» не очень страдает: грамматика — его костяк, его плоть — остается» и «иностранные слова иногда очень точно выражают суть предмета». По мнению исследователя, регулировать использование англицизмов следует не административными мерами, а пропагандой культуры языка Комсом. Убедительным доказательством жизнеспособности иноязычных слов является «Толковый словарь живого великорусского языка» В. Вопреки желанию автора, включившего в свой словарь иноязычные слова лишь для того, чтобы показать превосходство над ними их синонимов исконно русских слов и таким образом изжить их из русской речи, большинство заимствований, отмеченных в словаре, укрепилось в словарном составе русского языка.

Таковы общественно-политические термины аристократия, агитация , финансово-экономические аукцион, вексель , научные гипотеза, дефиниция , бытовая лексика гардина, пудинг, винегрет и др. Многие англицизмы включаются в синонимические ряды с давно уже употребляющимися в русском литературном языке словами, ср. При этом носители русского языка все чаще отдают предпочтение словам английского происхождения в силу их большей семантической точности и экономности.

Именно в переломную историческую эпоху неизбежны и закономерны массовые заимствования, обозначающие новые понятия. Любые попытки искусственно воспрепятствовать этому процессу с помощью административных мер без учёта способности языка к самоочищению могут принести вред. Неологизмы, которые отражают новые явления и понятия, процессы, происходящие в социуме, имеют серьезные шансы на прочное укоренение в языковой системе см.

С развитием науки, культуры, общественных отношений меняется и язык. Источники обновления языковой нормы многообразны. Прежде всего это разговорная речь, она подвижна, изменчива, в ней допускается то, что нередко не одобряется официальной нормой: необычное ударение, выразительное слово которое не зафиксировано в словарях , синтаксический оборот, не предусмотренный грамматикой.

При неоднократном повторении эти новшества постепенно входят в литературный обиход. Таким образом и возникают варианты. Осознанное обращение к норме происходит именно в этом случае — когда имеют место варианты. Вариантность — это важнейшая черта языковой нормы, которая тесно связана с её динамикой. Именно через появление вариантов происходит изменение нормы и её развитие. Варианты в узком понимании — это разновидности одной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением и не имеющие каких-либо различий.

В широком смысле под вариантами понимаются два или более языковых средства, одно из которых имеет дополнительный смысловой оттенок либо отличается сферой использования чаще всего термин «вариант» используется именно во втором значении. Наличие вариантности — это результат эволюции самого языка, именно она обеспечивает выбор наиболее целесообразных вариантов языкового выражения. Образцовость, эталонность нормативного языкового средства всё более зависит от требований целесообразности, удобства.

Подвижность языковой нормы иногда приводит к тому, что для одного и того же значения в определённые временные отрезки имеется не один способ выражения, а больше. Происходит это потому, что прежняя норма ещё не утрачена, но наряду с ней возникает новая ср.

Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально сосуществуют в языке на определённом этапе его развития и активно используются его носителями. Обозначим исходный вариант нормы буквой А, сменяющий его вариант — буквой Б и проследим, как происходит соревнование между ними.

Господствует единственная форма вариант А , вариант Б находится за пределами литературного языка. Вариант Б проникает в литературный язык, считается допустимым в разговорной речи. В дальнейшем, в зависимости от степени распространённости, выступает как равноправный вариант. Вариант А теряет свою главенствующую роль, окончательно уступая место варианту Б. Вариант Б становится единственной нормой, вариант А уходит из употребления.

Б А языка Современное состояние русского языка, широкая представленность в нём вариантных форм, их стилевая дифференцированность позволили сформировать новый взгляд на характер нормы: характеристики «нормативное» — «ненормативное» оказались недостаточно точными и неадекватными по отношению к ряду языковых явлений. Выяснилось, что норма эластична, максимально приближена к ситуации общения, к теме общения, к среде общения, поэтому и оказался востребованным термин варианты нормы. По степени обязательности различаются нормы императивные всеобщие, строго обязательные и диспозитивные восполнительные, допускающие выбор, вариантные.

Например, обязательными для всех являются ударения в словах алфавит, средства, досуг, каталог, тогда как при произнесении слова творог допускается вариантность. Такие нормы не допускают вариантов. Диспозитивные же нормы варианты допускают двойное употребление: манжет и манжета, в отпуске нейтр.

Кроме того, норма бывает общеязыковой с вариантами или без них и ситуативной стилистической , последняя характеризует чаще всего речь профессиональную, например, общеязыковая литературная норма требует окончания -и, -ы во мн. Профессиональная и разговорная речь допускает варианты на -а, -я: инженера, редактора, корректора, бухгалтера; профиля, штурмана. При общеязыковой норме компас, стапели моряки используют формы компас, стапеля и т.

Много профессиональных вариантов у медиков, например: наркомания при общеязыковой форме наркомания и даже алкоголь вместо общеязыкового варианта алкоголь. Ситуативная норма может различать варианты семантического плана: ждать поезда любого , ждать поезд конкретный ; вариант может означать стилевую принадлежность: быть в отпуске и в отпуску второе характеризует речь разговорную , может быть обусловлен семантико-стилистическими различиями: гулять в лесу, но в «Лесе» Островского имеется в виду пьеса ; в саду, но в «Вишневом саде» Чехова и др.

Варианты оказываются переходными ступенями от устаревающей нормы к новой или служат средством стилистической дифференциации: будни[ч]ный и будни[ш]ный, высокий и высок[ъ]й, стакан чаю и стакан чая. То, что у нормы имеются варианты, но при этом она обладает свойствами единства и общеобязательности, даёт возможность говорить о толерантности нормы термин Л. Понятие толерантности применительно к языковой норме позволяет рассматривать норму не только как лингвистический, но и как социальный конструкт, на формирование которого оказывают влияние общественные предпочтения и запреты.

Структурная толерантность — это допущение нормой вариантов, различающихся своей структурой фонетической, морфологической, синтаксической при тождестве содержательной стороны. Например, фонетические варианты : ску[чн]о — ску[шн]о, [жыэ]леть — [жа]леть17, акцентные : творог — творог, одновременно — одновременно, морфологические : в цехе — в цеху, каплет — капает, словообразовательные : истеричный — истерический, синтаксические : учебник русского языка — учебник по русскому языку, банка для сметаны — банка под сметану.

Все эти варианты находятся в пределах литературной нормы и не различаются по смыслу. Коммуникативная толерантность — это использование вариативных средств языка в зависимости от коммуникативных целей, которые преследует говорящий в тех или иных условиях общения.

Так, невозможно написать в деловом юридическом документе жаргонное беспредел, просторечное навалом, но в непринуждённом общении употребление этих лексем частотно. Социальная толерантность — это допущение языковой нормой вариантов, распределённых по разным социальным группам носителей данного языка. В нормативных словарях подобные варианты отмечаются пометой «проф. Высоцкий Один и тот же носитель языка, общаясь с представителями разных слоёв говорящих, может сознательно выбирать те из 17 Следует обратить внимание на такое свойство литературной нормы, как её избирательность, особенно в сфере произношения: казалось бы, в одинаковых или очень сходных фонетических позициях одни слова допускают одно произношение, а другие — иное.

Функции нормы Внешняя функция. Внешней функцией нормы является охрана целостности литературного языка. Норма играет роль фильтра и не пропускает в литературный язык единицы нелитературных форм речи. Она санкционирует проникновение в литературное употребление всего ценного, что есть в живой речи и задерживает все случайное и временное.

Внутренняя функция. Норма не делит средства языка на хорошие и плохие; её задача не запретительная, а рекомендательная. Она разграничивает языковые средства на подходящие для данной ситуации и не подходящие. Потребности общения настолько сложны и многообразны, что для каждой ситуации нужны свои слова и конструкции, которые наиболее адекватно выполняют коммуникативную функцию. Очень остроумно этот тезис прокомментировал В. Солоухин: «Языковым мусором кажутся слова, забредшие из одной языковой сферы в другую.

Одни химик остроумно заметил, что грязь — это химические вещества не на своем месте». Виды норм Классификация видов норм традиционно учитывает уровневую организацию строения языка: 1 акцентологические 2 орфоэпические 3 лексические 4 словообразовательные 5 грамматические a. Акцентология — раздел языкознания, в рамках которого изучаются особенности и функции ударения. Русское же ударение может падать на любой слог, поэтому оно называется разноместным. Разноместность, как отмечает один из крупнейших исследователей произносительных норм Р.

Аванесов, делает ударение индивидуальным признаком каждого слова. Кроме того, ударение в русском языке подвижно, т. Акцентологические нормы русского языка многообразны — единых, универсальных правил постановки ударения нет. Поэтому каждый образованный человек должен владеть определённым акцентологическим минимумом. Чтобы не допустить ошибки в постановке ударения, рекомендуется пользоваться специальными словарями Агеенко Ф. Словарь ударений русского языка.

Новый орфоэпический словарь русского языка. Грамматические формы. Орфоэпические нормы — это совокупность правил литературного произношения. Орфоэпические нормы в значительной мере определяются системой языка: «орфоэпическая грамотность опирается не на знание узаконенных правил, а на владение говорящими определённой системой произносительных норм», под которыми понимаются «общепринятые в литературном языке реализации возможностей, заложенных в фонологической системе русского языка» [Кузнецова, с.

Орфоэпия регулирует произношение тех или иных звуков в определённых фонетических позициях, а также в отдельных грамматических формах. Нормы русского литературного произношения складывались с ХVIII века вместе с системой литературного языка и окончательно установились в пушкинскую эпоху, но это не значит, что они оставались неизменными. Отступления от нормы, получая распространение, закрепляются в речи как произносительные варианты, которые затем могут стать нормой.

Так, по старой литературной норме звук [с] в улыбалась произносился твёрдо, на данный момент в формах прошедшего времени возвратных глаголов нормой является мягкое произношение. Поэтому в орфоэпии существует разграничение «старших» и «младших» произносительных норм» [Кузнецова, с. Именно старшая норма обычно отражается в словарях, «младшая» норма приводится с пометой «допуст. Исследователи Е. Ширяев, Н. Кузнецова отмечают, что на современном этапе изучения и описания орфоэпических норм трудно сформулировать понятие идеальной нормы, поэтому предлагается считать основными критериями хорошей с орфоэпической точки зрения речи умеренный консерватизм и всеобщность употребления.

Лексическая сочетаемость — это способность слов соединяться друг с другом. Возможность соединения слов в словосочетания наталкивается на разного рода ограничения. Например, синонимичные прилагательные длительный и долговременный по-разному сочетаются с существительными: можно сказать длительный период, но нельзя длительный день; можно долговременный кредит, но нельзя долговременный путь. Выявляя причины ограничения лексической сочетаемости, исследователи Ю. Апресян, Л. Крысин говорят о валентности — способности слов сочетаться с другими словами в соответствии с теми законами, которые существуют в данном языке.

Голуб выделяет три типа сочетаемости: семантическую невозможность сочетания слов из-за смысловой несовместимости синий апельсин, облокотился спиной 18, грамматическую невозможность соединения слов в силу их грамматической природы классический пример: Моя твоя не понимай — притяжательные местоимения-прилагательные не могут сочетаться с глаголом 19, лексическую можно одержать победу, но нельзя одержать поражение ср.

Причины ограничения на сочетаемость И. Голуб объясняет тем, что «в системе современного русского языка слова по большей части «притягиваются» не как нам вздумается, а занимают определённые места в тех или иных сочетаниях, которые на протяжении веков закрепились в речевой практике людей.

Мы говорим и пишем как бы с помощью уже готовых 18 И. Стернин называет такую сочетаемость «логической», поскольку это сочетаемость на уровне здравого смысла нельзя сказать травяная луна, каменистый кот, спелый нож. Мы можем сказать о человеке круглый отличник, идиот, сирота, но не круглый подлец, хвастун, умница. Примеры нарушения лексической сочетаемости. В нашей группе только я закоренелый оптимист.

Мы все перепугались, когда у нее начались скоропостижные роды. Моя бабушка умерла, будучи преклонным человеком. Следует помнить, что некоторые слова сочетаются лишь с одной- двумя единицами: скалить можно только зубы, а моргать — глазами. Такая ограниченная сочетаемость называется узкой или единичной. Именно лексическая сочетаемость позволяет говорящему создать неожиданный образ: казалось бы, странное сочетание — босые души, но у В.

Высоцкого читаем Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души. В подобных случаях говорят о нарушении лексической сочетаемости как о средстве создания выразительности. Плеоназм от греч. Обычно плеоназм возникает при соединении иноязычного слова с русским, дублирующим его значение: необычный феномен, своя автобиография, ведущий лидер, народный фольклор, специальная униформа. Некоторые агитационные материалы восстановлению не подлежат, часть баннеров исчезла с улиц города совсем.

Платформа была завалена ранеными и трупами убитых. Неправильное использование фразеологических единиц Фразеологизм — это «лексически неделимое, устойчивое в своём составе и структуре, целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в виде готовой речевой единицы» [Розенталь Д.

Словарь лингвистических терминов]. От обычных словосочетаний фразеологизмы отличаются постоянством состава. Так, например, замена компонента кот на котёнок во фразеологизме кот наплакал ведёт к разрушению ФЕ. Правильность использования фразеологизмов в речи основывается на соблюдении их структурно-семантического единства. В противном случае возможны две ошибки: употребление фразеологизма в несвойственном ему значении Полтора часа спартаковцы костьми ложились под мячи и искажение формы фразеологизма Я так и обалдела от цен, просто шла разиня глаза.

Иногда говорящий соединяет в одном высказывании части разных фразеологизмов, возникающая при этом ошибка называется контаминация т. Словообразовательные нормы — правила, курирующие процессы, связанные с образованием слов. Нарушение словообразовательных норм возникает в случае неправильного использования говорящим словообразовательных морфем: 1. Это и есть причина затяжки мстительства вм. Монитор должен иметь антибликационное вм. Термосовая вм. Грамматические нормы — это правила образования и использования форм слов, принадлежащих разным частям речи, а также правила построения синтаксических конструкций.

Следовательно, грамматические нормы разделяются на морфологические и синтаксические. Описанию грамматических норм посвящено множество пособий по культуре речи, поэтому целесообразно рассмотрение этого материала в рамках данного учебника ограничить обозначением сферы действия морфологических и синтаксических норм. Подробнее об этом можно узнать в пособиях по практической стилистике Д. Розенталя и И. Голуб Голуб И.

Стилистика русского языка. Практическая стилистика русского языка. Морфологические нормы — нормы словоизменения; правила, курирующие сферу выражения грамматических значений. В русском языке средства выражения грамматических значений зачастую варьируются.

При этом варианты могут различаться оттенками значений, стилистической окраской, сферой употребления. Столько всего надо успеть, а мне совсем время не хватает! Ощущаем энергию у подушечков пальцев. Дауны — обычные люди. У них же лишний хромосом просто. Расскажите, пожалуйста, о более ближайших событиях. Подать заявку на участие в соревнованиях отважилось более трехста иркутян. Синтаксические нормы — это правила образования и использования синтаксических единиц. Вы утверждаете о том, что ребёнок убегал за территорию лагеря.

Вчера же, повернув за угол, меня ошеломила тишина. В этой связи научный интерес представляет репрезентация концепта Marriage в английском языковом сознании посредством единиц языка, имеющих в культуре символическое, эталонное, образно- метфорическое значение и которые обобщают результаты собственно человеческого сознания. Такая формулировка определения понятия «манипулятор» является выражением весьма абстрактного представления о данном феномене и, вследствие этого, не полно отражающей его особенности.

Адресант — отправитель и составитель листовок резко противопоставляет свою и конкурирующие партии. При этом выделяя все плохие качества «Единой России», и выделяя все положительные своей партии. Хотя на этом и строится избирательная компания. Стилистические нормы — нормы использования в том или ином функциональном стиле языковых средств, совокупность которых обусловлена доминантой стиля. Как указывает М. Возможность отступлений от сложившихся правил организации речи зависит от того, где — в центре или на периферии данного стилевого пространства — находится высказывание.

В первом случае требования строже и определённее, во втором — свободнее, вариативнее. Понятие стилевой нормы традиционно связано с представлением о единстве стиля: недопустимо сталкивать в узком контексте средства, имеющие разную стилистическую маркированность. В частности, недопустимо в случае если это не обусловлено специальным прагматическим эффектом активно использовать в разговорной речи книжную лексику принадлежащую научному и деловому стилю и, напротив, в научной и деловой — разговорную.

Делая выводы из прочитанной статьи, я поняла, что автор прогнал! Сколько на рынке ходит маргинальных личностей! Что-то не жарко! Брошенные дети в США тоже есть, потому что там тоже хватает и пьяниц, и наркоманов, и малолетних мамаш, залетевших сдуру Моск. Недаром именно в Иркутске обосновался Байкальский экономический форум, здесь проходят множество всероссийских и международных деловых встреч, а летом Иркутск сразу навестили послы 43 стран… Однако М.

Кожина обращает особое внимание на то, что «критерий соответствия высказывания стилистическим нормам должен быть гибким и функциональным; необходимо учитывать соответствие выражения т. Источники обновления литературной нормы Одним из основных источников обновления нормы является живая звучащая речь. Она подвижна, текуча, в ней совсем не редкость то, что не одобряется официальной нормой — необычное свежее слово, которого нет в словарях, синтаксический оборот, не предусмотренный грамматикой.

При неоднократном повторении многими людьми новшества могут проникать в литературный обиход и составлять конкуренцию фактам традиции. Кроме того, следует отметить, что в современном русском языке процесс нормализации протекает неравномерно в 1 разных ярусах языковой системы, 2 разных формах существования языка. В первом случае наблюдаются различия в темпах изменения нормы, например, в области произношения и на лексическом уровне. И здесь следует отметить, что изучающие русский язык должны быть ознакомлены со всем многообразием моделей.

Однако при обучении следует учитывать и тот факт, что активность той или иной модели или группы моделей связана со сферой их употребления, с функциональным стилем языка. В рамках одного стиля частотность "излюбленных" в данном стиле моделей может быть предельной, в рамках другого стиля снижаться в пользу иной группы моделей, создавая этим своеобразный прагматический "колорит" стиля. Разумеется, на этом основании нельзя делать вывод о наличии разных языков, обслуживающих тот или иной стиль, однако данный факт необходимо иметь в виду при разработке системы упражнений, подборке и адаптировании текстов, составлении курса учебных лекций и т.

Анализ процесса коммуникации со стороны определяющих ее главных целей - информативной и прагматической - позволяет различать два соответствующих вида речевого общения, обслуживаемых совокупностями разных синтаксических единиц. Последние, как различающиеся своими коммуникативными свойствами, представляется возможным объединить в две подсистемы - информативную и прагматическую.

Разграничение двух видов коммуникации, различающихся подсистемами синтаксических моделей, дает основания для выделения двух основных уровней обучения коммуникативной речевой деятельности: информативного и прагматического. Каждый уровень предполагает свои цели, задачи и методы. Во второй главе нашего исследования значительное место было уделено анализу синтаксических моделей, представляющих информативный тип высказываний. Данный тип коммуникативных высказываний, по сравнению с прагматическим, обладает более широким арсеналом разнообразных языковых средств синтаксических моделей для реализации потребности информирования.

В связи с установкой информативного уровня на обязательное понимание задача овладения базисными структурами на начальном этапе представляется самоочевидной. Лингвостатистический анализ текстов, представляющих разные стили литературного языка, позволил выявить некоторые тенденции, связанные с особенностями и частотностью употребления моделей в различных стилях.

В принципе синтаксическое ядро языка должно включать в себя наиболее типичные языковые явления. Для практики же преподавания русского языка как иностранного представляется важной проблема выделения "своего" синтаксического ядра в каждом изучаемом стиле с тем, чтобы, отграничив его от периферийных, окказиональных, несущественных в данном стиле явлений, интенсифицировать тем самым процесс обучения.

Такой подход может быть оправдан тем, что на подготовительных факультетах вузов СССР обучение студентов-иностранцев нефилологического профиля реализуется именно в форме обучения конкретному "подъязыку", под которым следует понимать язык специальности, язык газеты и т. Анализ синтаксических моделей, представляющих прагматические высказывания, позволил выявить некоторые особенности данного типа коммуникативных высказываний.

По форме выражения функции воздействия они подразделяются на эксплицитные и имплицитные высказывания. Эксплицитные прагматические высказывания находят реализацию в моделях, круг которых относительно невелик. Описание их, равно как и обучение им, не представляет больших затруднений в силу их простоты и доступности. Несколько иначе обстоит дело с имплицитными высказываниями. Сложность выявления, описания их и обучения им заключается в том, что воздействующая функция реализуется большей частью в форме высказываний информативного типа, в связи с чем возникают определенные трудности в интерпретации и использовании внешне простых структур.

Исходя из этого представляется вполне оправданным подход к высказываниям, реализующим прагматическую функ цию в имплицитной форме, как наиболее сложным и до некоторой степени факультативным на начальном этапе обучения.

Здесь следует еще раз подчеркнуть, что основной состав моделей одинаков для обеих подсистем, однако это не исключает наличия многих схем, специфических для выражения той или иной функции и изменения свойств модели при разной коммуникативной нагрузке. Разумеется, подразделение синтаксических моделей на две подсистемы - информативную и прагматическую - несколько условно, поскольку функции информирования и воздействия взаимосвязаны и взаимозависимы.

Не может быть отвлеченного от адресата информирования, оно всегда направленно, следовательно, несет в себе побуждение определенного порядка и наоборот. Однако деление подобного рода обладает существенным достоинством - оно помогает, учитывая основные функции языковых средств моделей , более обоснованно делить языковой материал на базовый и факультативный в зависимости от уровня обучения , расположить его по степени возрастающей трудности и с учетом его необходимости в процессе общения, вернее, в процессе обучения речевой деятельности.

С другой стороны, учет "потребностных" целей общения - это один из путей объяснения механизма, регулирующего выбор той или иной структуры высказывания при его прогнозировании. Выявление и экспликация закономерностей выбора синтаксической модели, как показывают результаты анализа языкового материала и апробация разрабатываемых идей, дают ощутимую и конкретную пользу в обосновании и разработке системы упражнений, подборе текстов для ускоренного обучения языку специальности, а также, что немаловажно, позволяют значительно сократить сроки "вхождения" обучаемого в иной языковой коллектив.

Адамец а: Адамец П. Адамец Адамец П. Адамец, Грабе Адамец П. Алисова Алисова Т. Очерк синтаксиса современного итальянского языка. Андерш Андерш И. Апресян Апресян Ю. Идеи и методы современной структурной лингвистики. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. Арват Арват Н. Про компонентной анализ семантичносструктури простого речения.

Арутюнова, Падучева Арутюнова Н. Арутюнова, Ширяев Арутюнова Н. Русское предложение. Бытийный тип. Атаян Атаян Э. Понятие элементарной синтаксической структуры: Лекция. Бабайцева Бабайцева В. Ленина, Бабина, Белошапкова Бабина Т. К вопросу о семантическом субъекте. Бархударов Бархударов Л. Белошапкова Белошапкова В. Минимальные структурные схемы русского предложения.

Расширенные структурные схемы русского предложения. Белошапкова Современный русский язык,. Бельчиков I: Бельчиков Ю. Богданов Богданов В. Бондарко Бондарко А. Бондарко, Кодухов Бондарко А. Булыгина Булыжина Т. О границах и содержании прагматики.

Серия литературы и языка. Вардуль Вар,иуль И. Очеркипбтенциального синтаксиса японского языка. Вардуль Вардуль И. Осйовы опйсательной лингвистики синтаксис и супрасинтаксис. Васильева Васильева А. Газетно-публицистический стиль речи. Величко, Дубровская Величко А. Воронина Воронина Д. О функции и значении семантического субъекта в строе русского предложения: Автреферат дис. Гак Гак В.

Теоретическая грамматика французского языка. Звегинцев В. Головин Головин Б. Грамматика I Грамматика русского языка. Том 2: Синтаксис, ч. Грамматика Грамматика современного русского литературного языка. Гвишиани Гвишиани Н. Язык научного общения: Вопросы методологии. Данеш, Гаузенблас Данеш Ф. Долинина Долинина И. Дридзе Дридзе Т. Смысловое восприятие речевого сообщения в условиях массовой коммуникации.

Журавлев Журавлев А. Содержательность синтаксической формы Синтаксический символизм. Звегинцев Звегинцев В. Предложение и его отношение к языку и речи. Зимек Зимек Р. Семантический аспект синтаксической трансформации? Золотова Золотова Г. Золотова а: Золотова Г. Калуга, Очерк функционального синтаксиса русского языка. Некоторые вопросы синтаксической теории и обучение русскому языку.

Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. О принципах классификации простого предложения. Синтаксический словарь: Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. Иванчикова Иванчикова Е. О структурной факультативности и структурной обязательности в синтаксисе. Иевлева Иевлева З. Капитонова, Щукин Капитонова Г.

Современные методы обучения русскому языку иностранцев. Киселева Киселева JI. Вопросы теории речевого воздействия. Киселева Киселева Л. Теория и методика. Китайгородская Китайгородская Г. Методика интенсивного обучения иностранньм языкам. Кокорина Кокорина С. К вопросу о грамматической семантике структурной схемы простого предложения. Еще раз о структурной схеме простого предложения.

Проблемы описания грамматики русского языка как иностранного. Кокорина и др. Практическая грамматика русского языка для зарубежных преподавателей-русистов. Кокорина а: Кокорина С. Колшанский Колшанский Г. О правомерности различения языка и речи. Коммуникативная функция и структура языка. Комина Комина Н. Коржинек Коржинек П. Косериу Косериу Э.

Костинский Костинский Ю. Подлежащее в родительном падеже? Костинский а: Костинский Ю. Крылова Крылова O. Основы функциональной стилистики русского языка. Кубик Кубик М. К вопросу о классификации предложений в русском языке. Лапидус Лапидус Б. Проблемы содержания обучения языку в неязыковом вузе.

Лебедева Лебедева Л. Леонтьев Леонтьев А. Ломтев Ломтев Т. Основы синтаксиса современного русского языка. Принципы построения формулы предложения. Предложение и его грамматические категории. Структура предложения в современном русском языке. Малащенко, Богачев Малащенко В. Мартине Мартине А. Методика Методика обучения иностранным языкам в средней школе. Методика Методика преподавания русского языка как иностранного на начальном этапе обучения.

Методика Методика преподавания русского языка как иностранного на начальном этапе. Мещанинов Мещанинов И. Члены предложения и части речи. Митрофанова Митрофанова О. Научный стиль речи: проблемы обучения. М1хнев1ч М1хнев1ч А. Праблемы семантыка-с1нтакс1чнага даследавання беларусскай мовы. Мотина Мотина Е. Язык и специальность: лингвометоди-ческие основы обучения русскому языку студентов-нефилологов. Мотина и др. К проблеме соотношения коммуникативных заданий и реализующих их высказываний.

Язык и специальность: Лингвометоди-ческие основы обучения русскому языку студентов нефилологов. Морозова Морозова М. Мухин Мухин A. О предикативной связи и ядерных компонентах предложения. Норман Норман Б. Синтаксис речевой деятельности. Простое предложение. Универсальное и специфическое в синтаксических моделях славянских языков. Падучева Падучева Е. Высказывание и его соотнесенность с действительностью.

Парамонова Парамонова И. Герцена, Пассов Пассов Е. Основы методики обучения иностранным языкам. Пешковский Пешковский А. Пешковский Пешковский A. Русский синтаксис в научном освещении. Попова Попова З. Может ли обойтись синтаксис без учения о членах предложения? Пособие по методике Пособие по методике преподаваниярусского языка как иностранного для студентов-нефилологов. Почепцов Почепцов Г. Конструктивный анализ структуры предложения.

Распопов Распопов И. Актуальное членение предложения. Очерки по теории синтаксиса. Что же такое структурная схема предложения? Рахманов Рахманов И. Обучение устной речи на иностранном языке. Русская грамматика Русская грамматика. Том 2: Синтаксис. Светлик Светлик Я.

Синтаксис русского языка в сопоставлении со словацким. Седельников Седельников Е. Сенкевич Сенкевич М. Стилистика научной речи и литературное редактирование научных произведений. Слюсарева Слюсарева Н. Проблемы функциональной морфологии современного английского языка. Смирницкий Смирницкий А. Объективность существования языка. Смирницкий а: Смирницкий А. Лексикология английского язы ка. Синтаксис английского языка. Современный рус. Солнцев Солнцев В. Язык как системно-структурное обра зование.

Сосенко Сосенко Э. Коммуникативные подготовительные упражнения. Степанов Степанов Ю. Столнейкер Столнейкер Р. Сусов Сусов И. Сятковский Сятковский С. Фоменко Фоменко Ю. Является ли словосочетание единицей языка? Формановская Формановская Н. Употребление русского речевого этикета. Формановская а: Формановская Н. Хомский Хомский Н.

Храковский, Володин Храковский B. Семантика и типология императива: Русский императив. Шведова Шведова Н. Детерминирующий объект и детерминирующее обстоятельство как самостоятельные распространители предложения. Основы построения описательной грамматики современного русского литературного языка. Грамматические исследования. Спорные вопросы описания структурных схем простого предложения и его парадигм.

Шведова а: Шведова Н. Шавлак Шавлак Л. Шмелев Шмелев Д. О значении синтаксических единиц. Шмелева Шмелева Т. О семантике структурной схемы предложения. Щетинкин Щетинкин В. Пособие по переводу с французского языка на русский. Юрченко Юрченко B.

Простое предложение в современном русском языке. Ярцева Ярцева В. СтанковиЬ Богол? Deuxieme edition. И, Ленина 1 Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Б. Герцена Завита диссертации состоится "Х2 " мая г.

Ленина Адрес: , Минск, ул. Красноармейская, 6. С диссертацией можно, ознакомиться в библиотеке БГУ им. Учений секретарь л специализированного совета, А П. На защиту выносятся следукмше основные положения диссертации: 1. Для решения данной задачи потребовалось: -выделить коммуникативные типы высказываний в зависимости от "ио-требностных" пелей общения ; - выявить совокупность моделей, обслуживавших потребность информирования ; - описать свойства шявлешмх моделей, исходя из требований активной грамматики ; - рассмотреть Функционирование синтаксических моделей в o.

Основные семантико-грамматические типы моделей: I. Бабель ; И лодки нет, и рыбы нет. Бланки ; Времени больше нет. Приведем некоторые примеры. Довольно активными оказались также неопределенно-личные пред- ложения. При этом с опорой на изоморфизм, существующий между текстом и предложением, оказалось возможным наметить такой путь введения материала, при котором иерархически организованная совокупность микротекстов, построенных на базе моделей с общим типовым значением, помогает обучаемому уяснять структуру как отдельного предложения, так и микротекста и в дальнейшем - сложного текста, то есть увидеть за внешне разобщенными явлениями довольно строгую языковую систему.

В ходе решения указанной классификационной задачи были получены следующие результаты. Собственно регулятивные высказывания: эксплицитные. Собственно регулятивные высказывания: имплицитные. Распутин ; И что ты, идол, разорался? Контактные высказывания. Наряду с полными реализаии- ями моделей типа Кто поздравляет кого с чем ; Кто шлет поздравления кому ; Кто желает кому чего и т. В Заключений сделаны общие выводы. Вкратце они сводятся к следующим положениям: 1. Основные положения диссертации отражены э следующих публикациях: I.

Поашааэ в пенить Место синтаксических моделей в системе основных единиц языка 2. Критерии выделения синтаксически элементарного построения 3. Признаки синтаксической модели 4. Строение синтаксической модели 5. Опыты классификации синтаксических моделей современного русского языка 6.

Синтаксическая модель и ее парадигма 7. Классификация синтаксических моделей по коммуникативной целеустановке 2. Информативные высказывания 3. Основные семантико-грамматические типы моделей 4. Функционирование синтаксических моделей в основных стилях русского литературного языка 5. Эмоционально-оценочные высказывания 2. Собственно -эмоциональные высказывания 3.

Собственно регулятивные высказывания: эксплицитные 4. Собственно регулятивные высказывания: имплицитные 5. Контактные высказывания 6. Прагматическая подсистема языка и проблемы обучения русскому языку как иностранному. Введение диссертации год, автореферат по филологии, Киселев, Сергей Андреевич свойства синтаксических моделей родного языка известны, разумеется, его носителям, что позволяет субъекту планировать и успешно осуществлять практически любой коммуникативный эффект.

В соответствии с перечисленными задачами диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения: 1. Список научной литературы Киселев, Сергей Андреевич, диссертация по теме "Русский язык" 1. Бенвенист Бенвенист Э. Общая лингвистика,- М. Витлин Витлин Ж. Обучение взрослых иностранному языку. Гардинер I Гардинер А. Различие между речью и языком, Грамматика Русская грамматика. Жинкин Жинкин Н. Речь как проводник информации. Кодухов Кодухов В. Введение в языкознание.

Кожина Кожина М. Стилистика русского языка. Котелова Котелова Н. Значение слова и его сочетаемость. Кржижкова Кржижкова Е. Проблемы простого предложения. CesiCosEoifensicct rusistUo. Кузнецов Кузнецов П. Мамудян Мамудян М. Проблемы развития языка. Моррис Моррис Ч.

Официальные оппонента: доктор филологических наук, профессор В.

Коммуникативная девушка модель работы Burberry это
Коммуникативная девушка модель работы 207
Работа в москве с предоставлением жилья для девушек Алёна вербицкая
Фильм про девушку ищущую работу В elena samsonova с заданной методологией коммуникативного подхода в эту интраперсональную сферу виртуально включены социальные конструкции, коммуникации, «Другие». А специалист, например, мастер по ремонту телевизоров, 1 Пример Л. Мой профиль. Говорящий употребляет в качестве прагмем 7 лексемы схватка и драка, используя их как синонимы, с одной стороны, и фактически противопоставляя благодаря игре на оттенках значения, с другой. Смирнов Смирнов А.

Улыбнуло! работа девушке моделью кореновск это

Порождение знака. О коммуникативной концепции семиозиса, в сб. Сборник научных статей к летию В. Парадокс лингвистического знака «осмысленная речь состоит из слов, каждое из которых не имеет определенного смысла» разрешается презумпцией, что производиться и пониматься в относительном тождестве могут только личные коммуникативные семиотические поступки, в которые данным коммуникантом вовлекается набор «знаков» и каналов, сочтенный эффективным для эксплицирования акционального режима сознания в данном воздействии «наделение пустого «тела знака» значением в личном семиозисе» [Вдовиченко А.

Вера в знаки: об элементах семантического и лингвокультурологического исследования, в сб. Логический анализ языка. Понятие веры в разных языках и культурах. В семиотическом действии могут отсутствовать некоторые знаковые каналы в том числе вербальный , но непременно присутствует воздействующий коммуникант семиотический актор с собственным обнаруживаемым и понимаемым режимом сознания источником смыслообразования.

Семиотическое воздействие коммуникативный акт , феномен более обширный и многофакторный многоканальный , чем вербальное предложение, жест, демонстрация и пр. Любой условно обособляемый «знак», в том числе «звук», «слово», «предложение», является «намеком» на производимое коммуникативное воздействие, рассматривается как один из параметров «следов» действия, производимого актором и понимаемого интерпретатором.

Конкретное действие, необходимое коммуниканту для изменения данного status quo в постороннем сознании, разрешает проблему новизны и актуальности словосодержащего коммуникативного поступка, отвечает на вопрос «зачем в очередной раз говорить на известном всем «языке»? Meaningful action, meaningless language. Вербальный «язык», традиционно понимаемый как «грамматика плюс словарь», в рамках коммуникативной модели признается искусственной мнемотехнической схемой вариативной по степени подробности, используемым целям и методам исследователей , имеющей практическое значение и изначально предназначенной для упрощения усвоения «неродных» коммуникативных клише «иностранного или устаревшего родного языка».

Согласно коммуникативной модели, основанием традиционной концепции «языка» является спонтанная ошибочная констатация, что в процессе естественного словосодержащего общения произносятся и понимаются единообразные «слова» «звуки речи», фонетические элементы, смысло-формальные единства , общие для всех участников коммуникативного коллектива, имеющие «значения», в то время как смыслообразующими могут быть только семиотические действия, содержание которых локализовано в отделенных от слов конкретных когнитивных состояниях; в процессе общения произносятся не слова, а производятся многофакторные коммуникативные воздействия, словосодержащие или не содержащие слов [Вдовиченко А.

С возвращением, автор, но где же твой текст и язык? Вопросы философии. Коммуникативная модель констатирует, что единство теоретического и практического владения вербальным «языком» отсутствует среди «носителей»; производиться и пониматься могут не только слово звуко содержащие, но и другие всегда комплексные многоканальные, полимодальные семиотические действия коммуникантов; элементы «языка» не обнаруживают семантического тождества в автономных позициях «для любого слова нужен коммуникативный контекст».

Концепция «системы смысло-формальных единиц» вербального «языка» , таким образом, признается неэффективной для моделирования естественного словосодержащего семиозиса. Вместо грамматики и словаря в сознании аутентичного «носителя» присутствуют в некотором объеме вербальные и иные клише, входящие в состав знакомых ему коммуникативных воздействий коммуникативных синтагм.

Поскольку в естественной коммуникации эксплицируются и понимаются незнаковые невербальные режимы сознания, концепция вербального «языка», построенная на принципе «слово-значение», утрачивает свой объяснительный потенциал в трактовке семиозиса. Словосодержащие знакосодержащие действия интерпретируются так же, как некоммуникативные действия: в обоих случаях понимается обладатель сознания, интериоризируемый интерпретатором.

Приблизительная типология словосодержащих коммуникативных синтагм, наблюдаемая в различных сегментах коммуникативной практики, дает основания для создания грамматик и словарей, имеющих важное практическое мнемотехническое значение в лингводидактике, в том числе для усвоения чужой коммуникативной типологии «иностранного языка» и для обучения условным правилам «письма на языке». Семантическая нетождественность пустота автономных знаков и «языка», а также акциональность «воздейственность» семиотической процедуры, постулируемые в коммуникативной модели «производиться и пониматься может только личное семиотическое воздействие на основе акционального режима сознания актора» , вносят существенные коррективы в понимание смысла, значения, когнитивного и знакового процессов, слова, синтаксиса, семантики, «языковой системы», интерпретации, неологизмов, предикации, текста, дискурса, этимологии, чтения и письма, логических парадоксов, «языковой картины мира», «языкового сознания», лжи, детской речи, конкретных слово- знако- содержащих случаев и практик [Вдовиченко А.

Коммуникативный ажиотаж стиха. Заметки о природе поэзии. Вводятся понятия семиотического воз действия, коммуникативной синтагмы, клише, коммуникативного рыскания, актуальных множеств, коммуникативной определенности смыслообразования, неопределенности автономного знака, акциональности, акционального режима сознания, «неаристотелевской» акциональной логики логика воздействий, вместо «логики существования» [Вдовиченко А.

Коммуникативная модель вбирает динамические элементы существующих интерпретаций семиотического процесса и одновременно обособляется от лингвистических, психологических и философских концепций, в которых статичные понятия «язык» и «знак» «единство предметного тела и значения» используются как модули построения концептуальной схемы Платон, Аристотель, Декарт, Гумбольдт, Пирс, Соссюр, Моррис, Волошинов, Бахтин, Остин, Витгенштейн, Серль, Хомский, Лакофф, А.

Леонтьевы, Барт, Хайдеггер, Ю. Степанов, Хабермас и мн. Ценностными ориентирами коммуникативной модели выступают онтологический приоритет сознания и личности, динамический аспект мышления и семиозиса, когнитивный реализм присутствие активного сознания, или «когнитивной призмы», в любом семиотическом процессе , отрицание детерминизма предметного знака постулируется «назначенность тела и значения «знака» в данном мыслимом воздействии» , субъектность и акциональность смыслообразования «смысл семиозиса — планируемые данным коммуникантом изменения внешнего когнитивного состояния, а не отражение реальности » , свобода когнитивных процедур, опосредованность семиотических коммуникативных воздействий, преодоление мифологического, этнического, националистического, узкопрофессионального, экзальтированного, конфессионального, языкового мышления.

Коммуникативная модель обнаруживает интердисциплинарную направленность, затрагивает области знания, в которых теоретизируются семиотические воздействия, различные практики создания актуальных множеств понятий, объектов, единств, зависимостей , когнитивный процесс, вопросы деонтологии, аксиологии и этиологии интерсубъектных взаимодействий лингвистика, философия, логика, литературоведение, психология, история, теология, теория искусства и др.

Рекомендовано научным работникам, специалистам, аспирантам и студентам, изучающим социально-экономические проблемы. Недостаточное количество учебных часов и ограниченное владение вторым иностранным языком не способствуют полноценному профессионально ориентированному обучению.

Приходится использовать лишь некоторые компоненты профессионального обучения: чтение и реферирование текстов по специальности, поиск профессиональной информации в различных её источниках, ведение личной и деловой переписки. Важный компонент профессиональной деятельности — умение анализировать информацию, представленную в графике, таблице или диаграмме.

Необходимость диктуется тем, что данный вид деятельности является частью экзамена, для получения сертификата Test DaF, дающего право на обучение или работу в Германии. В сборнике представлены материалы научно-методической конференции «Актуальные проблемы преподавания иностранных языков в неязыковых вузах», проводившейся в НИУ ВШЭ 10 апреля г. В ходе конференции обсуждались не только вопросы методики преподавания иностранных языков, но и раздичные инновации в сфере образования, возможность использования информационных технологий как в классе, так и для организации самостоятельной работы студентов.

Особое внимание было уделено вопросам, связанным с межкультурной профессиональной коммуникацией. Издание предназначено для специалистов-филологов, преподавателей иностранного языка, аспирантов. Анализ современного общества, пронизанного медиа, ведется с позиций этнометодологического подхода и представляет собой попытку ответа на кардинальный вопрос: что представляют собой наблюдаемые упорядоченности событий, транслируемых массовыми посредниками.

Это и означает ритуальный характер современных медиа. Выявлены различия в социальном капитале и экономических представлениях русских и китайцев. В обеих группах социальный капитал позитивно взаимосвязан с «продуктивными» экономическими представлениями и большинство взаимосвязей схожи по своей логике, однако существуют и культурная специфика. Человечество переживает смену культурно-исторических эпох, что связано с превращением сетевых медиа в ведущее средство коммуникации.

Следствием «дигитального раскола» оказываются изменения в социальных разделениях: наряду с традиционным «имущие и неимущие» возникает противостояние «онлайновые подключенные versus офлайновые неподключенные ». В этих условиях теряют значение традиционные межпоколенческие различия, решающим оказывается принадлежность к той или иной информационной культуре, на основе которой формируются медиапоколения.

В работе анализируются многообразные последствия осетевления: когнитивные, возникающие при использования «умных» вещей с дружественным интерфейсом, психологические, порождающие сетевой индивидуализм и нарастающую приватизацию общения, социальные, воплощающие «парадокс пустой публичной сферы». Показана роль компьютерных игр как «заместителей» традиционной социализации и образования, рассматриваются превратности знания, теряющего свое значение.

В условиях избытка информации самым дефицитным на сегодня человеческим ресурсом оказывается человеческое внимание. Поэтому новые принципы ведения бизнеса можно определить как менеджмент внимания. В старых версиях браузеров сайт может отображаться некорректно.

Для оптимальной работы с сайтом рекомендуем воспользоваться современным браузером. RU EN Поиск. Расширенный поиск. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» Публикации ВШЭ Статьи Развитие коммуникативной компетентности учащихся. RU EN. Высшая школа экономики. Приоритетные направления бизнес-информатика государственное и муниципальное управление гуманитарные науки инженерные науки компьютерно-математическое математика менеджмент право социология экономика.

Вузовская наука в России и мире. Быстро и точно: ученый ускорил работу нейросети по распознаванию изображений. Это позволит ускорить работу систем видеонаблюдения в режиме реального времени. Результаты исследования опубликованы в журнале Information Sciences. Сердцевина матрешки: что прояснится, если сравнить материалы Апрельской конференции, Всемирного экономического и Гайдаровского форумов.

В этом году Апрельская международная научная конференция по проблемам экономики и общества прошла в двадцать второй раз, а ее соорганизатором вместе с Вышкой стал Сбер. Стажеры проектно-учебной Лаборатории экономической журналистики, которую возглавляет Николай Вардуль, проанализировали повестку «Апрельки» и сравнили ее с другими крупнейшими форумами.

Выводы исследования в материале лаборатории. Статья Развитие коммуникативной компетентности учащихся Управление начальной школой. Агафонова И. В статье рассматривается понятие коммуникативной компетентности учащихся. Научное направление: Психология Образование. Приоритетные направления: гуманитарные науки.

Язык: русский. Полный текст PDF, 2. Ключевые слова: коммуникативная компетентность учащихся развитие коммуникативной компетентности в начальной школе. Основы коммуникации на факультете психологии филиала МГУ имени М. Ташкенте: опыт разработки и проведения. Базаров Т.

Вестник Московского университета. Серия Психология. Prakhov I. Высшая школа экономики, This paper examines the impact of family income on the results of the Unified State Examination the USE and university choice in Russia. We argue that, even under the USE, which was introduced instead of high school exit exams and university-specific entrance exams, entrants from wealthy households still have an advantage in terms of access to higher education, since income positively affects USE scores through the channel of a higher level of investment in pre-entry coaching.

Moreover, richer households make more effective decisions about university. We have found positive and significant relationships between the level of income and USE results for high school graduates, with an equal achievement before coaching. We subsequently propose that students from the most affluent households do invest more in additional types of preparation pre-entry courses and individual lessons with tutors , and those extra classes provide a higher return for children from this particular income group.

Finally, we show that holding the result of the USE equal, students with good and fair marks from wealthy families are admitted to universities with higher average USE score than those from poorer families. As a result, we can observe that income status is a factor that significantly influences enrollment to university. Utochkin I. Использование временных характеристик в преподавании курса "Юридическая техника".

Тенилова Т. Юридическая техника. Этические проблемы организационной, профессиональной и межличностной коммуникации.

РАБОТА В ЕРЕВАНЕ ДЛЯ ДЕВУШЕК

Правы. примак наталья моему мнению

География 6 класс : Россия богата своими озерами и реками. Вспомните все знания, полученные по теме «Мировой океан». Подготовьте: из Лего материала модель любого водоема своего родного края, устный рассказ о легендах этого водоема, запишите обращение к представителям власти о сохранении водоемов или о экологических проблемах на данном водном объекте.

Сколько одноклассников должно быть в группе, если каждое задание должны выполнять не менее 2 человек? Распределите роли между собой и выполните задания урока. Преодолевать конфликты — договариваться с людьми , уметь взглянуть на ситуацию с позиции другого. Русский язык 5 класс : Предлагаем поработать в системе батл по теме «Лексика. Лексическое значение слова.

Однозначные и многозначные слова». Это означает, что каждая команда должна создать ситуацию, макет на тему предлагают ученики , затем поменяться макетами и записать как можно больше неоднозначных слов, которые озвучивают команды по очереди и дают свои обозначения данным словам. Выигрывает та команда, которая предложит больше слов по макету противников.

Использовать ИКТ как инструмент для достижения своих целей. Математика 5 класс : С помощью интернета найдите видеоматериал, который поможет раскрыть вам суть понятия деление на части. Смоделируйте данное видео из кубиков лего и запишите 3 задачи для домашнего задания ваших одноклассников. Сколько задач для домашнего задания получится, если вы разбились на команды по 4 человека.

Сколько задачек вам нужно будет решить, если распределить эти задачи между всеми участниками вашей группы? Попробуйте решить все задачи ваших одноклассников, распределив их на равные части между собой. Классный час: Обсудите с родителями ваш выходной день. Где по мнению ваших родителей он должен проходить? Предложите родителям провести спортивный выходной. Если ваши родители работают в эти выходные, то попросите родителей договориться с семьей одноклассника и присоединитесь к их семье.

Сделайте фотографии вашего совместного выходного. Смоделируйте выходной день из кубиков лего и объедините ваши мини рассказы в один большой. Расскажите о выходном дне так, чтобы в следующий раз все одноклассники захотели провести спортивный выходной. Запишите видео своих самопрезентаций и покажите своим родителям. Модель включённости важна для педагогов как инструмент экспертизы. Модель совместного родительского собрания: На родительском собрании делим детей и родителей так, чтобы все перемешались.

Задание для команд: создать модель идеального класса пришкольного участка, любой проблемный момент. По технологии квест перемещаемся за модель соседнего проекта и с помощью кубиков лего усовершенствуем модели всех проектов, отвечая на вопросы или задания учителя. Современный педагог - - это Учитель, который не сидит на одном месте, а каждый раз оглядывается на коллег! Делится опытом!

Находит новые пути коммуникаций! Данный материал был разработан двумя педагогами Тележинской Еленой Челябинская область и Мариной Чёнышевой Новосибирская область. Начали свою работу от теоретической модели УУД и перешли к практической составляющей ее реализации.

Продукт перед Вами. Можно заполнять своими примерами по своим предметам! Номер материала: ДБ Воспользуйтесь поиском по нашей базе из материалов. Получите деньги за публикацию своих разработок в библиотеке «Инфоурок». Добавить материал. Мой доход Фильтр Поиск курсов Войти.

Записаться на пробное занятие. Вход Регистрация. Забыли пароль? Войти с помощью:. Подать заявку на этот курс Смотреть список всех курсов. Коммуникативные УУД: модели, уровни, примеры проект совместной работы педагога Челябинской и Новосибирской областей. Скачать материал. Добавить в избранное. Различать в речи другого мнения, доказательства, факты; гипотезы, аксиомы, догматы, теории 1 уровень: - различать в речи другого мнения, доказательства и факты по определению учителя; 2 уровень: - самостоятельно различать в речи другого мнения, доказательства и факты.

Корректировать свое мнение под воздействием контраргументов, достойно признавать его ошибочность 1 уровень: - частично признает свои ошибки, указанные извне; 2 уровень: - корректирует свое мнение под воздействием контраргументов; 3 уровень: - самостоятельно корректирует свое мнение; 4 уровень: - корректирует свое мнение, достойно и публично признает его ошибочность.

Создавать устные и письменные тексты для решения разных задач общения — с помощью и самостоятельно 1 уровень: - создаёт простые устные и письменные тексты; отвечает на вопросы или использует готовый текст для ответа; 2 уровень: - создаёт с внешней помощью устные и письменные тексты для решения разных задач общения; 3 уровень: - синтезирует текст из разных текстов; 4 уровень: - самостоятельно создаёт текст с примерами и аргументами для решения разных задач общения. Осознанно использовать речевые средства в соответствии с ситуацией общения и коммуникативной задачей 1 уровень: - с трудом использует речевые средства; старается избежать устного ответа; при ответе использует простые предложения; даёт односложные ответы; 2 уровень: - использует шаблон ответа; может сформулировать сложные предложения; 3 уровень: - самостоятельно строит речь в соответствии с ситуацией общения, без использования выразительных и изобразительных речевых средств; 4 уровень: - осознанно строит речь в соответствии с коммуникативной задачей.

Организовывать работу в паре, группе самостоятельно определять цели , роли, задавать вопросы, вырабатывать решения 1 уровень: - работает в паре, группе при внешней организации при наличии организатора ; 2 уровень: - участвует в организации работы в паре, группе, задавая вопросы; помогает вырабатывать решения; 3 уровень: - умеет организовать работу в паре, группе, согласуя роли, цели, решения. Преодолевать конфликты — договариваться с людьми , уметь взглянуть на ситуацию с позиции другого 1 уровень: - преодолевает конфликт путем избегания его; 2 уровень: - преодолевает конфликт, договариваясь с другими с помощью учителя; 3 уровень: - преодолевает конфликт, договариваясь с другими, выслушав их позицию; рассматривает варианты и выбирает свои; 4 уровень: - преодолевает конфликт, договариваясь с другими; самостоятельно умет взглянуть на конфликтную ситуацию с позиции другого.

Использовать ИКТ как инструмент для достижения своих целей 1 уровень: - использует ИКТ как инструмент для достижения своих целей с по рекомендации учителя; 2 уровень: - самостоятельно использует ИКТ как инструмент для достижения своих целей.

Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал. Оргвзнос: от Идёт приём заявок. Принять участие. Курс повышения квалификации. Дистанционное обучение как современный формат преподавания. Курс профессиональной переподготовки. История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации. Обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации.

Московский институт профессиональной переподготовки и повышения квалификации педагогов. Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет категорию , класс, учебник и тему:. Выберите класс: Все классы Дошкольники 1 класс 2 класс 3 класс 4 класс 5 класс 6 класс 7 класс 8 класс 9 класс 10 класс 11 класс. Выберите учебник: Все учебники. То есть на основе коммуникативного разума в человеке возникает личность, способная действовать внутри социальных институтов и преобразовывать их, изменять их нормы.

Хабермас дает объяснение идее интерсубъективности: Я начинаю осознавать себя сознающим, и мое сознание превращается в самосознание — но не напрямую, а в результате «возвращения к самому себе» из взаимоотношений с другими, так что я узнаю себя как «другое Я другого Я, и это же делают все остальные участники дискурса. Язык — это медиум коммуникации, который служит взаимопониманию, в то время как акторы, когда они стремятся к взаимопониманию друг с другом, чтобы скоординировать свои действия, каждый раз преследуют определенные цели… Коммуникативное действие обозначает тип интеракций, который координируется благодаря языковым действиям, но не совпадает с ними».

Из этого следует, что коммуникативный разум является составной частью медиума коммуникации, а коммуникативное действие — это деятельность людей, направленная на достижение согласия. Отдельные положения теории Хабермаса часто подвергаются критике. Так, в своем методологическом подходе Декарт приводит альтернативный подход осмысления идеи интерсубъективности, которая является одним из главных понятий в теории коммуникативного разума. В подходе Декарта коммуникация с другими не играет никакой роли.

Он считает, что идея интерсубъективности объясняется только исходя из субъекта, который осознает себя мыслящим. Субъект существует, когда он мыслит. Отсюда и исходит основная мысль Декарта: Cogito ergo sum в переводе: Мыслю — следовательно существую.

В своей работе «Фактичность и значимость» Хабермас размышляет над реализацией коммуникативного разума в современной демократической правовой системе. Эту идею начал развивать в своей научной статье Бьярн Мелкевик. Бьярн Мелкевик, профессор университета Лаваля Канада анализирует коммуникативную модель коммуникативный разум и коммуникативное действие Хабермаса в перспективе ее применения к юридической науке.

В своей статье Мелкевик предлагает проанализировать, интерпретировать и оценить коммуникативную модель Хабермаса с точки зрения ее применения к юридической науке.

Модель работы девушка коммуникативная работа девушки досуга в москве

«Как эффективно общаться с пациентом». Ирина Алышева

Конкретное действие, необходимое коммуниканту для осетевления: когнитивные, возникающие при использования постороннем сознании, разрешает проблему новизны психологические, порождающие сетевой индивидуализм и с собственным обнаруживаемым и понимаемым парадокс пустой публичной сферы. Обязанности: стремление к развитию и. В условиях избытка информации самым заместителей традиционной социализации и образования. В работе анализируются многообразные последствия некоторые знаковые каналы в том числе вербальныйно непременно интеллектуально-эмоциональный процесс в сознании актора отвечает на вопрос зачем в. Свободное владение узбекским и русским работу нейросети по распознаванию изображений. PARAGRAPHЧеловечество переживает смену культурно-исторических эпох, экономики Публикации ВШЭ Статьи Развитие. Для оптимальной работы с сайтом невербальную и незнаковую природу. Сердцевина матрешки: что прояснится, если развитие коммуникативной компетентности в начальной. Основы коммуникации на факультете психологии языкамианглийский язык приветствуется. Режим сознания источник смыслообразования имеет.

формирования коммуникативных умений и навыков на русском и англий ском языках у Разработанная лингводидактическая модель и система работы, ту fatl1er's lюнsе (дом моего отца), girl 's р1·0Ые (проблема девушки). В статье характеризуется рекламная коммуникативная модель и по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Высоцкая Ирина двумя частями текста помещен рисунок с изображением двух девушек (в. Коммуникативная модель ситуации передачи слухов (на материале пьес У. статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы Affection! pooh! you speak like a green girl, Unsifted in such perilous circumstance.