когнитивная познавательная девушка модель социальной работы

вебкам студия барнаул работа

Работа для девушек в Самаре Кратко Список. Самарская область Самара

Когнитивная познавательная девушка модель социальной работы веб камера россия модели

Когнитивная познавательная девушка модель социальной работы

Неслучайно нобелевские лауреаты по экономике Г. Саймон и Д. Канеман стали ярчайшими представителями когнитивного направления в психологии. Поиск по сайту Найти. Карта сайта. Обучение Бакалавриат История искусства История цивилизаций Кино и видео Когнитивные исследования Компьютерные науки и искусственный интеллект Литература Международные отношения, политические науки и права человека Музыка Сложные системы Социология и антропология Философия Экономика.

Арт-критика Когнитивные исследования Кураторские исследования Межкультурное образование Музыкальная критика. Кафедры Кафедра междисциплинарных исследований в области языков и литературы Кафедра междисциплинарных исследований и практик в области искусств Кафедра проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук Кафедра проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук Кафедра теории и методики преподавания искусств и гуманитарных наук.

Ученый совет Научная комиссия Совет молодых ученых Студенческий совет Совет программы «Свободные искусства и науки» Совет программы «Арт-критика» Совет программы «Когнитивные исследования» Совет программы «Кураторские исследования» Совет программы «Межкультурное образование» Совет программы «Музыкальная критика».

События абитуриентам искусствознание история кино и видео когнитивистика литература методология и методика преподавания музыка права человека социология и политология студентам технологии философия экономика. Искусствознание Исследование экономической культуры Когнитивистика.

Обучение Каталог курсов. Когнитивные исследования. Каждое отдельное ощущение не является структурным целым, результатом сепаратного механического воздействия на органы чувств конкретных физических свойств, как это предполагалось механистической теорией восприятия XVIII в.

Наша способность к аналитической мысленной репрезентации отдельных ощущений является результатом длительной биологической когнитивной и социокультурной эволюции, она возникает в результате многоэтапной переработки когнитивной информации, которая порождается нашей когнитивной системой на основе многочисленных сигналов, извлекаемых из окружающей среды.

Наше познание окружающего мира начинается с восприятий, результаты которых частично осознаваемы, хотя большинство ведущих к ним процессов переработки когнитивной информации сознательно не контролируются. Наш мозг не «отражает», а «вычисляет» цветовое восприятие которому соответствуют соотношения длин волн , восприятия тепла, холода, звуков, запахов, движения и т. Эффективность восприятия базируется не только на своих собственных когнитивных программах, но и на их тесной интеграции с параллельно функционирующими программами, управляющими распознаванием перцептивных образов, работой кратковременной и долговременной памяти, внимания и т.

Обыденное познание, кроме работы восприятия, предполагает также участие высших когнитивных способностей — прежде всего мышления, сознания и памяти — и использование средств естественного языка хотя, как правило, и некритическое. В силу этого обыденное познание занимает более высокую ступень, чем восприятие. Культурно-исторические типы обыденного познания формируются на базе доминирующего в человеческих популяциях когнитивного типа мышления, они определяются уровнями когнитивного развития социальных слоев и групп внутри этих популяций.

Обыденное познание может использовать информационные ресурсы научного познания, привлекать элементы научного и метафизического. Таким образом, культурно-исторический уровень обыденного познания относителен и может варьироваться в огромных пределах, он как бы «привязан» к стадиям когнитивной эволюции человеческих популяций и их социокультурному развитию.

Человеческое мышление представляет собой частично осознанное, частично направляемое символьным вербальным сознанием оперирование внутренними мысленными репрезентациями перцептивными образами, представлениями и прототипами, словами, знаками, символами и т. Наше мышление базируется на взаимодействии соответствующих когнитивных систем правого и левого полушарий, использующих различные стратегии переработки информации аналитические и холистические.

В отличие от мышления пространственно-образного знаково-символическое логико-вербальное мышление людей непосредственно управляется нашим символьным вербальным сознанием. Это мышление манипулирует идеальными символьными репрезентациями, которые являются результатом более высокоуровневой обработки мозгом когнитивной информации.

Символьные репрезентации — это мысленные репрезентации «второго порядка», так как изначально слова последовательности звуковых символов и их сочетания обозначают смысл перцептивных образов и представлений а также еще более абстрактных перцептивных обобщений — прототипов. Поэтому естественный язык, даже самый простейший, навязывает нам идеальные концептуальные модели окружающей среды и нашего собственного существования. Благодаря эволюции знаково-символического логико-вербального мышления естественно, во взаимодействии с мышлением пространственно-образным создаются предпосылки для формирования более развитых естественных языков и идеальных концептуальных структур — рассказа, повествования и мифа.

Развитие культуры и все более широкое применение аналитических мыслительных стратегий способствуют генерации когнитивно более экономных и информационно более емких общих понятий универсалий , получающих словесно-символьную репрезентацию в виде общих терминов. Реально существуют только единичные естественные объекты как совокупности физических, химических и т. Сознание является наивысшей когнитивной способностью, его рудименты, видимо, были присущи негоминидным предкам человека. Сознание возникает у высших приматов благодаря адаптивно ценным изменениям в когнитивных механизмах самовосприятия и мышления, которые привели к формированию соответствующей преадаптивной когнитивной способности, к порождению комплекса когнитивных метапрограмм, позволяющих перцептивно самораспознавать себя как отличающееся от внешнего мира живое существо.

Достигнутый подвидами Homo sapiens эволюционный уровень самосознания послужил когнитивной предпосылкой формирования подлинно человеческой духовной культуры. Филогенетически первичное сознание выступает как перцептивное самосознание, то есть как осознание собственного, перцептивно воспринимаемого, «Я» и своего отличия от других представителей вида, в «узнавании» себя, распознавании образа «Я», в наличии «Я-образов» и т.

Благодаря эволюции вербальной коммуникации и знаково-символического логико-вербального мышления у подвида Homo sapiens sapiens постепенно формируется филогенетически «вторичное», символьное вербальное сознание, которое в ходе последующей когнитивной и социокультурной эволюции человеческих популяций берет на себя функции управления всеми высшими когнитивными способностями людей.

Развитие человеческого Я репрезентируется на уровне когнитивной системы в многочисленных «Я-образах» и «Я-концепциях», которые принимают непосредственное участие в управлении актами восприятия, мышления, творчества, в работе памяти, в обучении и т.

Благодаря развитию духовной и материальной культуры науки, техники, технологий, средств коммуникаций и т. Любой значимый. В силу этого культурная эволюция оказывает исключительно сильное селективное давление на биологическую когнитивную эволюцию человеческих популяций, а следовательно, и на эволюцию человеческих когнитивных способностей.

Научное познание является высшей ступенью информационного контроля окружающей среды и внутренних состояний людей, оно широко использует идеальные концептуальные системы — гипотезы, научные теории, экспериментальные законы, разного рода модели теоретические и т. Исключительно важную роль в научном познании постепенно приобрели математические и логические формализмы, то есть идеальные, конструктивно оптимизированные структуры знаково-символического мышления, позволяющие выявить и развернуть потенциально содержащуюся в научных гипотезах концептуальную информацию.

Благодаря использованию идеальных концептуальных структур и логико-математических формализмов, обеспечивающих вычисление экспериментально наблюдаемых величин, а в математизированных дисциплинах — и порождение новых научных понятий и концептуальных систем, наука выходит далеко за пределы повседневного опыта и обыденных знаний. Человеческое познание является трехчленным, а не двучленным, как многие считают, отношением. Познание есть отношение между субъектом, объектом и тем, что познается в качестве объекта — предметом.

Предмет человеческого познания — это идеальная модель познаваемого объекта. Какого-либо абсолютного или беспредпосылочного познания не существует. В силу продолжающейся мировой космической и биологической эволюции, а также биологической, когнитивной и культурной эволюции человеческих популяций, нет и не может быть также никакого абсолютного знания, никакой абсолютной истины даже в виде абстрактно постулируемого гипотетического предела.

Эволюция науки и научного познания не требует апелляции к понятию абсолютной истины , культурный смысл которого первоначально сводился к идее божественного всезнания. Научное познание — это сугубо человеческая форма информационного контроля окружающей среды и когнитивных состояний человека. Оно отвечает. Любое знание, любое познание, любой познавательный процесс, поскольку в нем принимают участие высшие когнитивные способности, наше мышление, сознание и язык, всегда идеальны и гипотетичны, хотя концепции, системы знания, научные теории, гипотезы и т.

Это относится не только к научному познанию, но и к познанию обыденному. Не каждая идея или мысль , возникшая у отдельного человека, не всякая, оказавшаяся доступной, ему адаптивно ценная когнитивная информация может рассматриваться в качестве знания, которое по своей природе социально.

Для этого смысл идеи, содержание когнитивной информации необходимо представить в такой форме, которая позволяла бы передать их другим людям. Хотя приобретение новой когнитивной информации жестко не связано с языком мы можем успешно мыслить, используя другие, не символьные форматы — например, перцептивные образы и представления , для превращения в социальное знание ее смысл все же должен быть интерсубъективно проверяемым.

А это предполагает его репрезентацию с помощью языковых средств. Правда, язык не обязательно должен быть естественным словесным например, язык математики, язык чертежей и т. Тем не менее наш естественный словесный язык играет выдающуюся роль в познании, причем не только как средство репрезентации мысли, логико-вербального мышления и т. Предположение о том, что мир делится на познаваемую действительность и обладающего сознанием познающего субъекта весьма условно и является лишь полезным эвристическим средством, инструментом эпистемологического анализа.

Субъект, его восприятия, мышление, сознание, его органы чувств, центральная нервная система и мозг со всеми его когнитивными состояниями являются результатом биологической, когнитивной и культурной эволюции, он был и остается частью природной действительности. Информационный контроль окружающего мира и внутренних состояний субъекта обеспечивается когнитивной системой человека и является ее важнейшей функцией.

Этот контроль исключительно. Он является результатом огромной вычислительной работы нашего мозга, управляемой параллельно запускаемыми когнитивными программами и метапрограммами, их сложноорганизованными комплексами, которые в силу своей тесной интеграции и относительной автономии обретают статус когнитивных способностей. Интеграция и координация совместной работы когнитивных способностей требует развития центрального контроля, который осуществляется благодаря наличию у нас самовосприятия и самосознания.

Эволюционируют ли когнитивные программы и можно ли говорить об эволюции когнитивных способностей людей или нашим успехам в познании мы обязаны только своим собственным усилиям и накопленным знаниям? Как эволюционируют когнитивные способности, почему они функционируют в тесной кооперации между собой? Как работают наши органы чувств и наше восприятие? Какие адаптивные преимущества предоставляют человеческое восприятие, мышление и сознание, в каком направлении протекала их эволюция, обеспечившая огромный культурный и социальный прогресс отдельных популяций Homo sapiens sapiens за последние 10 тыс.

Вот далеко не полный перечень вопросов, которые мы в дальнейшем предполагаем рассмотреть. Когнитивная информация не содержится в окружающей среде как некая данность. Ее нельзя отразить, отобразить, как в зеркале, сфотографировать и т. В окружающей среде есть лишь инварианты, инвариантные структуры, их изменения, сигналы, какие-то корреляции, регулярности, повторяемость сигналов и т. Когнитивная информация должна быть создана, порождена когнитивной системой живых существ на основе сигналов, извлекаемых из окружающей среды и их внутренних структур.

Информация от лат. В теории информации разработаны универсальные математические статистические методы измерения информации, которые совершенно не зависят от способов передачи, типов материальных носителей и формы сигналов в каналах связи, а также от конкретного содержания передаваемых сообщений. С теоретико-информационной точки зрения информация — это некое идеальное сообщение, уменьшающее или полностью исключающее неопределенность в выборе одной из нескольких возможных альтернатив.

Это количество отлично от нуля, если известно, что из N априорных вариантов выбран один из n вариантов. Команды компьютеров, как правило, работают не с отдельными битами, а с восемью последовательными битами сразу, составляющими байт, который позволяет закодировать значение одного символа из возможных 2 8. Итак, информация означает выбор, а если нет выбора, то нет и информации. Порождение информации требует наличия соответствующих условных алгоритмов — то есть правил, устанавливающих условные связи между инвариантными сигналами, параметрами, инвариантными структурами, корреляциями и т.

А это предполагает активность информационной системы, она должна управляться встроенными программами генетическими, когнитивными, в том числе приобретенными в результате научения, или созданными человеком, если речь идет об искусственных интеллектуальных устройствах , обладать внутренней интенциональностью.

Конечно, создание информации, ее переработка, хранение, передача и т. В свое время родоначальник кибернетики Н. Винер подчеркивал, что «информация есть информация, а не материя и не энергия» [3]. Действительно, информация может существовать только в виде закодированных сообщений например, на языке генетического года или на языке электрических нервных импульсов и т.

В образовании и управлении процессами неживой природы информация не участвует, так как «вычисление», «синтаксис» не являются свойствами наподобие массы, тяжести и т. Это, однако, не означает, что такими свойствами не могут обладать искусственно созданные людьми высокотехнологичные неживые материальные устройства.

Разработка и производство устройств с наперед заданными физическими и логическими свойствами составляет основу конструирования современной вычислительной техники. Положение, однако, коренным образом меняется, если мы имеем дело с живой материей, живыми организмами. Биологические системы являются открытыми и далекими от термодинамического равновесия. Живые организмы несут в себе информацию, которая управляет образованием и ростом самих организмов, происходящими в них процессами, их когнитивными способностями и поведением.

Невозможно представить себе «жизнь без ДНК» — живая материя не может существовать без генетической информации, без своего рода. Генетический код универсален — все живые существа от простейших бактерий до человека содержат один и тот же набор РНК-кодонов, которые кодируют одни и те же 20 аминокислот [4]. Биологическая информация, способность живой материи к выбору альтернатив, видимо, возникает в ходе мирового эволюционного процесса одновременно с появлением самых простейших организмов.

Генетические механизмы распознавания и передачи биологической информации, механизмы транскрипции и трансляции, ответственные за «сборку» белков, также являются результатом химической эволюции, которая по времени непосредственно предшествовала началу эволюции биологической. Жизнь означает размножение, она предполагает передачу потомству наследственных признаков, то есть генетической информации.

С этой точки зрения биологическую эволюцию вполне правомерно рассматривать как эволюцию генетической информации, закодированной в ДНК. Изменения в генетической информации возникают на уровне отдельных организмов. Соответственно, успех биологической эволюции находит свое выражение в увеличении числа имеющихся в природе копий определенного набора генетической информации, а ее неудача означает исчезновение всех копий данного набора.

В этом — суть естественного отбора, который воздействует на генетическую информацию, закодированную в ДНК. В ходе биологической эволюции происходила дифференциация различных типов клеток и возникали все более сложные многоклеточные организмы. Постепенно это привело к формированию нервных тканей и появлению другого типа биологической информации — информации когнитивной, то есть информации, которая создается на основе сигналов, извлекаемых из окружающей среды и внутренних структур организмов и перерабатывается когнитивной системой живых существ.

По словам К. Лоренца , выдающегося австрийского этолога, «жизнь обрела существование с «изобретением» структуры, способной собирать и сохранять информацию, одновременно извлекая из окружающего мира и накапливая энергию, для поддержания светоча познания. Внезапное творение такого когнитивного аппарата образовало первый великий водораздел в бытии» [5]. Возникновение нервных тканей и базирующихся на работе нейронов когнитивных систем давало несомненные адаптивные преимущества и скорее всего явилось результатом действия механизмов естественного отбора.

Существование любых даже самых простейших организмов. Конечно, внешняя среда — это не только источник пищи, восполняющей энергетические затраты, но и источник многих опасностей, представляющих угрозу для выживания живых существ. Биологическое выживание означает прежде всего размножение и приспособление. Но для эффективного приспособления необходимо информационно контролировать окружающую среду, то есть обладать как можно более исчерпывающей для выживания организма информацией о том, что в ней происходит.

В результате естественный отбор оказывается направленным на формирование и эволюционное развитие у организмов все более высокоорганизованных когнитивных систем, способных информационно контролировать окружающую среду и их собственные когнитивные состояния самовосприятие с помощью создаваемой этими системами когнитивной информации. Благодаря эволюции когнитивных систем у организмов появляется возможность изменить свое поведение, сделать его более адаптированным. Итак, начиная с некоторого момента биологической эволюции информационный контроль окружающей среды а затем и внутренних когнитивных состояний организмов становится важнейшей стороной взаимодействия живых существ с внешним миром по крайней мере для тех из них, которые обладали нервной системой.

Этот контроль предполагает создание когнитивной информации, получение сведений о том, что обеспечивает их выживание, — он позволяет, например, обнаружить пищу, найти брачного партнера, уклониться от опасностей, изменить стратегию охоты, местообитания и т. Для выполнения этой важнейшей для выживания функции — функции информационного контроля — организмы на протяжении многих миллионов лет медленно эволюционировали в направлении формирования все более сложных когнитивных систем, которые обеспечили появление и развитие высших когнитивных способностей, формирование высокоразвитого интеллекта, способного генерировать эффективные мыслительные стратегии, и т.

Возникает, однако, вопрос, какие процессы лежат в основе когнитивной эволюции? Как происходит самопорождение все более высоких уровней сложности и организации когнитивных систем, обеспечивших появления все более развитых когнитивных способностей? Процессы когнитивной эволюции исключительно сложны, они, скорее всего, охватывают эволюционные изменения на многих взаимодействующих между собой уровнях, в том числе на молекулярном и генетическом уровнях, на уровне взаимосвязей молекулярно-генетических процессов с работой когнитивных структур, на когнитивном информационном уровне, где происходит создание и переработка информации.

Они также включают механизмы генетического закрепления прогрессивных эволюционных изменений в когнитивных структурах. Благодаря созданию достаточно мощных нейрокомпьютеров сравнительно недавно появилась возможность исследовать процессы самопорождения простейших когнитивных способностей в искусственных нейронных сетях, состоящих из суммирующих пороговых элементов — формальных нейронов.

Результаты компьютерного моделирования когнитивной эволюции искусственных организмов, разумеется, нельзя автоматически переносить на эволюцию когнитивной системы живых существ, даже самых простейших. Тем не менее они все же дают некоторые вполне реальные основания предполагать, что эволюция когнитивных способностей живых организмов скорее всего могла происходить благодаря генерации все более высокоуровневых когнитивных метапрограмм, которые в зависимости от тех или иных мотивов управляют выбором уже имеющихся когнитивных программ более низкого уровня [6].

Конечно, это не исключает возникновения адаптивно ценных эволюционных изменений в самих когнитивных программах и метапрограммах. Возможен, например, такой вариант когнитивной эволюции, когда эволюционные изменения в когнитивной метапрограмме создают избыточный резерв, позволяющий интегрировать и управлять работой все большего числа программ более низкого уровня и даже порождать такие новые программы [7].

По понятным причинам выявленные исследователями, сугубо информационные процессы самопорождения в искусственных нейронных сетях все более высокоуровневых когнитивных метапрограмм не могут дать ответа на вопрос о механизмах их генетического закрепления в геноме популяций живых организмов. Когнитивные программы представляют собой логические устройства, управляющие только логическими свойствами физических устройств или материальных процессов, протекающих в нейронных.

По своей природе эти логические свойства являются эмерджентными по отношению к физическим свойствам сконструированных людьми искусственных интеллектуальных устройств или физико-химическим, нейробиологическим и нейрофизиологическим свойствам живых биологических систем, нервных тканей мозга [8].

Разумеется, работа управляющих логических устройств всегда обеспечивается комплексом аппаратных средств, совместным функционированием соответствующих физических устройств «железа» или биологическими системами нейронными сетями мозга. Но эмерджентные логические свойства не могут быть редуцированы к свойствам материальных процессов более низкого уровня, они к ним не сводятся и не могут быть определены на их основе. В отличие от логических программ, управляющих только логическими свойствами искусственных физических интеллектуальных устройств, когнитивные программы мозга живых существ, по-видимому, способны изменять не только логические, но и обусловливающие их появление нейрофизиологические, нейробиологические, молекулярно-генетические и физико-химические свойства нервных тканей, нейронов и нейронных сетей.

Причем некоторые из этих изменений получают генетическое закрепление в геноме популяций. Благодаря взаимосвязям между когнитивным и молекулярно-генетическим уровнями эти программы даже могут порождать группы и сети нейронов с новыми наперед заданными логическими свойствами, определяя тем самым направление нейроэволюции. Целенаправленное поведение, как известно, присуще самым простейшим, в том числе одноклеточным, организмам. Так, например, хаотичные, случайные движения мокрицы и даже их амплитуда мотивированы вполне определенной целью — сохранением гомеостатического оптимума оптимальных параметров жизни , необходимого для ее выживания.

Управление такого рода поведением осуществляется непосредственно специализированными генами, выполняющими функцию своего рода протологического устройства. Даже некоторые различия в поведении простых организмов могут контролироваться единичными генами. Характерным примером может служить мутантный аллель «yellow» у плодовой мушки, который обуславливает у гомозиготных по этому гену самцов более медленную вибрацию крыла при ухаживании [9].

Возникновение генов, обеспечивших управление элементарнейшими формами поведения простейших организмов, относится к самым ранним стадиям биологической эволюции. Появление многоклеточных. В этих устройствах, видимо, произошло самопорождение когнитивных программ и метапрограмм, то есть информационного, логического уровня управления поведением. Формирование все более высоких уровней управления когнитивных метапрограмм позволило организмам осуществлять более сложные формы поведения и тем самым достигнуть более высокого уровня приспособленности, адаптации, который мог обеспечить их селективное выживание.

С этой точки зрения когнитивная эволюция находит свое выражение в процессах постепенного формирования все более сложных, иерархически организованных комплексов взаимосвязанных когнитивных программ и по сути дела сводится к эволюции когнитивных способностей живых существ. Итак, когнитивная эволюция — это один из аспектов биологической эволюции, тесно связанный с другим ее аспектом — с эволюцией поведения.

Однако когнитивная эволюция — от организмов, обладавших простейшей нервной системой, до антропоидов и гоминид, включая и современного человека, — была бы в принципе невозможна, если бы она не подкреплялась соответствующей эволюцией мозга, то есть нейроэволюцией. Благодаря изобретению новых методов, позволяющих определить участие генов в формировании и функционировании различных органов и нервных тканей, в генетике и нейробиологии за последние десятилетия были получены многочисленные экспериментальные данные, которые довольно убедительно свидетельствуют о том, что в течение млн.

Оказалось, что у млекопитающих, включая человека, более половины генов из генома необходимы для того, чтобы сформировать, «сконструировать» мозг, обеспечить развитие и дальнейшее функционирование взрослого мозга. Численность генов, обслуживающих мозг, удивительно высока. И это обстоятельство наводит на мысль, что темпы накоплений генетических изменений в мозге в ходе биологической эволюции были значительно выше, чем в других органах. Эволюция геномов организмов по меньшей мере млекопитающих , если ее рассматривать как результирующую массы событий естественного отбора, видимо, была в большей мере связана не с морфологическими изменениями различных органов, а с морфологическими изменениями мозга, с эволюцией его нейроструктур, то есть носила преимущественно характер нейроэволюции.

Нейроэволюция обеспечивала создание своего рода обновляемой «элементной базы» «железа», если воспользоваться компьютерной метафорой для эволюции когнитивных функций мозга — например, обучения, запоминания адаптивно ценной когнитивной информации, формирования новых стратегий мышления и т. В ходе нейроэволюции естественный отбор шел по когнитивным функциям мозга, поскольку соответствующие селективные преимущества в относительно большей мере способствовали адаптации и выживанию организмов.

Характерно наличие избыточности, резерва в конструкции мозга — по мере роста сложности организмов биологическая эволюция нередко прибегала к удвоению дупликации части генетической информации. Дупликация генов, в свою очередь, открывала новые возможности для дальнейшей специализации функций.

Поскольку мозг исключительно важен для выживания организмов, то дифференциация и специализация функций более всего развиты в центральной нервной системе. Одновременно возникала необходимость в интеграции множества взаимосвязанных когнитивных программ и метапрограмм, в развитии высокоуровневого центрального контроля воспринимающего себя живого существа.

Кумулятивно эволюционная история организмов, обладающих нервной системой, нашла свое выражение в тех функциях, которые гены выполняют в современном мозге и поэтому мы ее можем «прочитать». Таким образом, есть основания полагать, что нейроэволюция взаимосвязана с когнитивной эволюцией, то есть с адаптивно ценными изменениями в процессах переработки информации, с формированием и эволюционным развитием когнитивных способностей вплоть до самых высших — мышления и сознания. Однако представления о когнитивной системе, ее функционировании и работе когнитивных способностей возникли не в нейробиологии, а в когнитивной науке.

Поэтому возникает вопрос, можно ли эти представления адаптировать в нужной мере к нейробиологическим структурам? Ответ на него в решающей мере зависит от того, можем ли мы принять и опираться. Наш мозг является органом, обрабатывающим когнитивную информацию. Процессы обработки информации мозгом по меньшей мере частично управляются генами.

Благодаря мутациям генов, управляющих работой когнитивной системы, и действию естественного отбора по когнитивным функциям происходит генетическое закрепление адаптивно ценных изменений в процессах переработки информации мозгом когнитивных программ в геноме человеческих популяций. Гипотеза о том, что человеческий мозг перерабатывает когнитивную информацию, выдержала весьма тщательные экспериментальные проверки, и ее правомерность общепризнанна в когнитивной науке.

С х гг. Еще в предшествующие десятилетия было экспериментально установлено, что обмен информацией между нейронами головного мозга происходит посредством электрического нервного импульса, хотя передача ее через синапс осуществляется не электрическим, а химическим способом, который вызывает изменение электрического потенциала.

Таким образом, «языком» мозга если так можно выразиться являются электрические сигналы. Именно поэтому стала возможна разработка новейших методов исследования человеческого мозга — в частности, трехмерного картирования процессов его функционирования в реальном времени.

Наряду с методами ЭЭГ электроэнцефалограммы и МЭГ магнитоэнцефалограммы , позволяющих почти мгновенно регистрировать и отображать информационную активность клеток мозга на основе большого числа данных, поступающих от чувствительных датчиков или электродов, в последние десятилетия были сконструированы новые технические устройства, которые сделали возможным структурное сканирование действующего мозга.

ПЭТ регистрирует изменения радиоактивности воды, которая вводится в кровь испытуемых. Поскольку росту активности зон мозга сопутствует увеличение кровотока и соответствующее изменение радиоактивности, то благодаря ПЭТ появилась возможность наблюдать на экране монитора локальные зоны информационной активности мозга при выполнении им тех или иных желательных для исследователей когнитивных функций.

Так, например, ПЭТ — сканирование показало, что когда испытуемые читают. Если же испытуемые слушают слова через наушники, то наблюдается активность соответствующих зон правой гемисферы. В отличие от ПЭТ функциональный сканер магнитного резонанса не нуждается в инъекциях радиоактивных материалов. ФСМР позволяет зафиксировать радиосигналы, которые испускаются атомами водорода в мозге под воздействием изменения направления внешнего магнитного поля. Эти радиосигналы усиливаются, когда уровень кислорода в крови повышается, указывая тем самым, какие зоны мозга являются наиболее активными.

Поскольку применение ФСМР не связано с хирургическим вмешательством, исследователи могут делать сотни сканирований мозга одного и того же человека чей мозг столь же индивидуален, как и отпечатки пальцев и получать очень детальную информацию о его структуре и функционировании. Необходимо, однако, учитывать, что наш мозг обрабатывает информацию настолько стремительно, что сканирующие устройства типа ПЭТ и ФСМР не поспевают за его текущей работой.

Поэтому в последнее десятилетие наметилась устойчивая тенденция к совместному использованию сканирующих устройств и техники, регистрирующей электрические сигналы например, ФСМР в различных комбинациях с МЭГ и ЭЭГ. ФСМР дает возможность показать информационную активность мозга с высоким разрешением, но относительно медленно.

Напротив, пространственное разрешение ЭЭГ и МЭГ — относительно низкое, но благодаря своему быстродействию они могут отображать последовательность событий. Совместное применение функционального сканирования и магнитоэнцефалографии впервые позволило получить трехмерную карту развертку функционирующего мозга в реальном времени. Уже первые эксперименты с трехмерным картированием мозга дали удивительные результаты — удалось, в частности, обнаружить корреляцию между анатомическим нарушением два сросшихся пальца на руке и видимой на карте аномалией соответствующих зон мозга пациента.

Эта аномалия почти полностью исчезла после того, как сросшиеся пальцы были отделены хирургическим путем. Конечно, трехмерное картирование открывает новые перспективы исследований процессов переработки информации нашим мозгом — например, как на основе сигналов, поступающих из окружающей среды, порождается когнитивная информация, как различные зоны мозга обмениваются информацией, как сенсорная информация ведет к возникновению внутренних мысленных репрезентаций, мыслей и т.

По-видимому, нейроны нашего головного мозга — это относительно медленные вычислительные устройства. Им необходимо несколько миллисекунд, чтобы обработать поступившую на вход когнитивную информацию. Но для того чтобы распознать, увидеть какую-то вещь например, летящий белый футбольный мяч нам понадобятся всего лишь доли секунды.

Мы видим цвет мяча, его форму, направление движения, причем схватываем все это интегрировано, одномоментно, хотя наш мозг обрабатывает каждый признак отдельно. Скорость вычислений нейрона человеческого мозга такова, что за доли секунды при последовательной, пошаговой обработке информации он способен осуществить не более, чем шагов.

Таким образом, наша когнитивная система скорее всего должна иметь мощную параллельную архитектуру. В х гг. Румельхарт, Д. Мак-Клеленд и др. В отличие от обычных цифровых компьютеров они используют принцип параллельной и распределенной обработки информации. С точки зрения коннекционистских моделей наш мозг представляет собой исключительно производительный «динамический процессор», обрабатывающий образцы паттерны , который способен концептуализировать и категоризировать когнитивную информацию, а также распознавать, какие категории работают вместе со специфическими стимулами.

Мышление, сознание и другие высшие когнитивные функции возникают, согласно этим моделям, в результате самоорганизации , ведущей к появлению у нейронных сетей новых эмерджентных логических свойств, к формированию новых логических устройств. Когнитивные способности — это эмерджентные свойства когнитивной системы в целом, а не свойства ее отдельных элементов.

Оказалось, что искусственные нейронные сети, использующие принцип параллельной и распределенной обработки информации, с гораздо большей степенью адекватности воспроизводят выявленные нейробиологами механизмы функционирования мозга — например, наличие в организации нейронов промежуточных, «скрытых» слоев, при участии которых происходит внутренняя переработка поступающих извне сигналов, способность определенным образом соединенных групп нейронов к постепенному изменению своих свойств по мере получения новой информации то есть к обучению и т.

Попытки применения коннекционистских моделей в нейробиологии. Сейновский и др. Конечно, не следует забывать, что искусственные нейронные сети представляют собой идеальные и весьма еще упрощенные вычислительные устройства, где в качестве формальных нейронов выступают суммирующие пороговые элементы.

Обучение таких сетей, имеющих многослойную структуру, происходит путем оптимизации весов синапсов. По-видимому, биологические нейронные сети используют значительно более сложную систему переработки когнитивной информации, где основную роль играют малоизученные пока что внутриклеточные молекулярные механизмы, а не модификации синапсов.

Но можем ли мы отталкиваться в своих эпистемологических выводах от аналогии между работой нашего мозга и работой компьютера — пусть даже и исключительно мощного, состоящего из искусственных нейронных сетей, включающих несколько миллионов параллельно работающих вычислительных устройств, формальных нейронов?

Конечно, наш мозг обладает преимуществами и цифровых, и нейронных компьютеров. Но каковы границы этой аналогии, даже если согласиться с правомерностью выдвигаемого здесь тезиса, что и наш мозг — этот естественным образом возникший в ходе нейроэволюции орган, обеспечивший наше выживание, — и созданный человеком компьютер действительно перерабатывают информацию?

Ведь если наш мозг перерабатывает когнитивную информацию аналогично компьютеру, то это предполагает, что процессы переработки в нем генетически управляются хотя бы частично, так как невозможно представить себе компьютер, успешно выполняющий те или иные интеллектуальные задачи, работа которого вообще не управлялась бы инсталлированными программами. Но означает ли это, что подобно тому, как это имеет место в компьютере адаптивно ценные изменения в переработке информации когнитивной системой человека не оказывают никакого обратного воздействия на генетическую информацию, управляющую ее работой и в силу этого вообще не влияют на эволюцию мозга, на нейроэволюцию?

Еще полвека назад многие исследователи полагали, что в силу адаптивной пластичности нервной системы организмов, обладающих способностью к обучению, эти организмы как бы «ускользают» от действия естественного отбора по когнитивным функциям на свой индивидуальный фенотип. Получалось, что их когнитивные функции оказываются вне действия механизмов биологической эволюции.

Мозг рассматривался как орган, нуждающийся в участии генов, генетической. Оказывалось, что для его дальнейшей работы, для выполнения им когнитивных функций генетическая информация вообще не нужна. Сформировавшись, взрослый мозг начинает функционировать подобно компьютеру, в котором происходит быстрая передача электрических сигналов, управляемые программами процессы переработки информации и т. Мозг может использовать лишь то, что было заложено в его развитии, он может реализовывать лишь те управляющие когнитивные программы и метапрограммы, которые были «инсталлированы» биологией в ходе его эмбрионального роста, и не способен к их обновлению, влияющему на когнитивное развитие, а уж тем более к когнитивной эволюции.

Вплоть до последних десятилетий нейробиологи действительно не имели никаких прямых экспериментальных данных, свидетельствующих о наличии молекулярных связей между выполнением мозгом своих когнитивных функций и эволюцией. Правда, в пользу таких связей имелись весьма веские общетеоретические соображения, поскольку предположение о том, что работа центральной нервной системы человека абсолютно не контролируется генетически, многим биологам казалось неправдоподобным.

К тому же, исследуя когнитивные аномалии например, синдром Тернера, который влечет за собой когнитивные проблемы, связанные с ориентацией в пространстве , генетики обнаружили убедительные примеры того, как хромосомные аберрации то есть численные и структурные нарушения X — и Y —хромосом негативно влияют на работу когнитивной системы человека [10]. Только сравнительно недавно в результате соответствующих исследований в молекулярной нейробиологии было экспериментально обнаружено, что обмен электрических сигналов, электрическая активность в мозге протекает не только на поверхности нервных клеток синапсов , но и уходит в глубь клеток.

Эта активность включает молекулярные каскады передачи электрических сигналов от поверхности нейронов в цитоплазму и ядро, где локализованы хромосомы и гены. Отталкиваясь от полученных экспериментальных результатов, можно было предположить, что гены должны принимать участие в процессах переработки мозгом когнитивной информации, в выполнении мозгом когнитивных функций, в том числе в работе мышления, в механизмах обучения, запоминания и т.

С середины х гг. Их пристальное внимание привлекли структурные. Оказалось, что некоторые из этих «замолкающих» после выполнения своих функций генов вновь подключаются к работе мозга при столкновении организмов с когнитивными задачами и проблемами которые требуют, например, запоминания, обучения или новых мыслительных стратегий , но уже в качестве генов-регуляторов [11].

Они синхронно активизируются в миллионах нервных клеток, вовлеченных в выполнение соответствующих когнитивных функций. Конечно, гены-регуляторы не в состоянии необратимым образом изменить свойства в том числе и логические нервных клеток мозга, оказать необратимое влияние на передачу электрических сигналов информации через синапсы. Но они могут это делать временно, в течение довольно длительного периода, внося коррективы в репертуар работы клеток, меняя их свойства, влияя на передачу информации и т.

Они включают и выключают десятки других генов, управляют, подобно дирижеру, фенотипическими свойствами клеток в течение довольно длительного времени, выступая в качестве триггера, запускающего эти процессы. Таким образом, под воздействием когнитивных событий и проблем, влияющих на выживание например, требующих обучения новому навыку, запоминания, новых мыслительных стратегий и т. Но если подобного рода когнитивные ситуации часто повторяются на протяжении жизни нескольких поколений например, в случае существенных изменений окружающей среды, при переходе отдельных популяций людей от охоты и собирательства к сельскохозяйственному производству, при массовой миграции сельского населения в города и т.

А эти функции — функции регулирования и развития, — как уже отмечалось, могут выполнять одни и те же структурные гены — гены развития. В результате в новых нервных клетках происходит порождение необратимым образом таких же или сходных свойств, которые только временно возникали в старых клетках благодаря действиям генов-регуляторов. Иными словами, благодаря воздействию событий окружающей среды, требующих адаптивных изменений в когнитивной системе, возникают эволюционные изменения в морфологии мозга отдельных особей.

Эти морфологические изменения, видимо, порождают нейробиологические и нейрофизиологические «устройства» как потенциальную основу эволюционных изменений на информационном когнитивном уровне. Они варьируют логические свойства нейронов, групп нейронов и нейронных сетей, позволяя когнитивной системе генерировать и запускать новые когнитивные программы и метапрограммы , которые дают их обладателям какие-то селективные преимущества в решении соответствующих когнитивных проблем.

В силу генетической обусловленности адаптивно ценных эволюционных изменений в морфологии мозга происходит их закрепление естественным отбором, они могут постепенно привести к статистическому преобладанию в популяциях новых индивидуальных фенотипов, а тем самым и включаться в дальнейшую эволюцию генотипа [12]. Если суммировать вышеизложенное, то нетрудно прийти к выводу, что процессы когнитивного развития мозга не прекращаются вместе с завершением его формирования.

Наш мозг разумеется, до наступления почтенного возраста постоянно находится в состоянии «перестройки» с участием генов развития, выполняющих функции генов-регуляторов. Он реагирует на повторяющиеся когнитивные ситуации, влияющие на выживание, создает и запускает новые когнитивные программы, И, наконец, реагируя на давление окружающей среды по когнитивным функциям на протяжении жизни нескольких поколений, он оказывается вынужденным «обновлять» набор структурных генов, которые принимают участие в его формировании и развитии, биологически закрепляя достижения когнитивной эволюции.

В этом принципиальное отличие человеческого мозга от современных компьютеров, которые, хотя и обладают способностью к самообучению, пока что не могут подкрепить без помощи человека свою «когнитивную эволюцию» эволюцией собственного «железа». Итак, если наш мозг действительно обрабатывает когнитивную информацию, если процессы обработки информации мозгом генетически контролируются, а кроме того, существуют механизмы обратного воздействия работы когнитивной системы на гены, управляющие ее функционированием, то современная эволюционно-информационная эпистемология вполне может отталкиваться от предположения, что эволюция человека, эволюция нейронных систем его мозга нейроэволюция продолжается, что эта эволюция сопряжена главным образом с адаптивно ценными изменениями в когнитивной системе человеческих популяций, с изменениями в процессах переработки когнитивной информации.

Благодаря вовлеченности, непосредственному участию генов в выполнении мозгом своих когнитивных. Конечно, исследователям еще многое предстоит выяснить: каким образом молекулярно-генетические процессы в клетках нейронах и изменения в нейроструктурах взаимосвязаны с информационными процессами, как на основе этих взаимосвязей возникают и генетически закрепляются адаптивно ценные сдвиги в процессах переработки мозгом когнитивной информации — например, в доминирующих мыслительных стратегиях, в формах внутренних ментальных репрезентаций, в механизмах памяти, обучения и т.

Конкретные ответы на эти и подобного рода вопросы, возможно, будут получены уже в самом ближайшем будущем. Для всех без исключения направлений современной эпистемологии , исследующей общие закономерности человеческого познания, исключительный интерес представляет сам факт продолжающейся когнитивной эволюции человеческих популяций при участии генов, который теперь уже не вызывает каких-либо сомнений.

Признание этого факта и вытекающих из него следствий, а также трансляция соответствующих знаний в другие области духовной культуры в перспективе приведет к радикальным изменениям в наших представлениях об эволюции познания и факторах, влияющих на когнитивный, социальный и культурный прогресс человечества. Итак, когнитивная эволюция Homo sapiens sapiens — это прежде всего эволюция его когнитивных способностей, обеспечивающих информационный контроль окружающей среды и внутренних когнитивных состояний человека, а тем самым и выживание человеческих популяций.

Хотя познание требует немалый усилий и напряженного труда, благодаря когнитивной эволюции все наши знания развиваются частично без нашего сознательного участия в силу естественной смены поколений и появления популяций — носителей новых адаптивно ценных способов переработки когнитивной информации, новых когнитивных способностей, нового менталитета.

Вопреки опасениям многих ученых-гуманитариев современные теоретические представления о продолжающейся биологической когнитивной эволюции человеческих популяций никоем образом не элиминируют и не умаляют значение социокультурных факторов в их историческом развитии. Конечно, эти представления заставляют внести. Биологическая эволюция оказывается не просто полезной метафорой или аналогией социокультурной эволюции [13] , а исключительно важной интегральной компонентой наших взглядов на социальный прогресс.

В то же время современные эволюционных представления дают весьма четкое понимание того, что социальная политика далеко не всесильна — она не в состоянии «отключить» действие биологических, когнитивных факторов, полностью освободиться от давления императивов , обусловленных сформировавшимся в ходе биологической эволюции когнитивным уровнем популяций. Когнитивная эволюция обладает своей собственной временной размерностью, своей стрелой времени, которая не поддается существенной корректировке социальной политикой на относительно коротком историческом этапе.

Поэтому довольно многочисленные попытки в истории народов нашей планеты радикально реконструировать общественное устройство в соответствии с разного рода абстрактными проектами, отвечавшими, казалось бы, самым высоким идеальным устремлениям, оказывались в конечном итоге несостоятельными социальными утопиями. Революционный фанатизм, базирующейся на безусловной вере в истинность абстрактных социальных идеалов, в историческом плане с точки зрения современных эволюционных представлений, абсолютно бесперспективен.

Ни массовый террор, ни даже геноцид десятков миллионов людей, объявленных биологически или социально «неполноценными», не могут «освободить» человеческие популяции от «гнета» их собственной эволюционной истории.

Достигнутый популяциями в ходе своей предшествующей когнитивной эволюции уровень естественным образом ограничивает не только «экспорт революции» независимо от того, является ли она «исламской» или «пролетарской» , но и «экспорт демократии», которая также требует наличия соответствующих когнитивных предпосылок. Оказалось, что даже если Бога нет, то далеко не все «позволено»!

В ходе биологической эволюции гоминид сформировались исходные когнитивные способности и поведенческие характеристики Homo sapiens sapiens, которые послужили предпосылками возникновения духовной культуры примитивных культов и простейших форм мировоззрения и открыли простор для дальнейшей социокультурной.

Духовная и материальная культура в огромной степени увеличила приспособленность людей и обеспечила их выживание. Эволюция культуры и крупномасштабные социальные изменения связанные, в частности, с появлением сельскохозяйственного производства, которое повлекло за собой резкое увеличение численности населения, возникновение городов и государственной власти и т.

Но благодаря достижениям в социальном и культурном развитии человеческих популяций возникает новая окружающая среда социокультурная и природная , которая, в свою очередь, порождает новые факторы естественного отбора, обеспечивающие селекцию адаптивно ценных фенотипических признаков, относящихся прежде всего к когнитивному развитию. Кроме того, в ходе социокультурной эволюции происходит ослабление естественного отбора по одним признакам и усиление по другим [14].

В силу генетических мутаций и огромного многообразия факторов естественного отбора на любом этапе исторического развития существовали и продолжают существовать определенные когнитивные различия между популяциями, этническими группами, социальными слоями и отдельными индивидами.

Социальная дифференциация в современных постиндустриальных обществах в значительной мере обусловливается индивидуальными когнитивными различиями. Племенные и семейные связи, географические условия, национальность, культурные, социальные и экономические факторы и т.

Браки между людьми, принадлежащими к одному и тому же социальному слою, случаются гораздо чаще, чем между людьми, относящимися к разным слоям. Когнитивные различия между популяциями и социальными слоями внутри популяций могут быть весьма значительными и даже крупномасштабными, как, например, между современными цивилизованными популяциями и малочисленными современными первобытными популяциями, ведущими образ жизни охотников и собирателей.

Ясно также, что селективные факторы, влияющие на когнитивную эволюцию человеческих популяций, проживающих в больших городах, существенно отличаются от селективных факторов, воздействующих на когнитивную эволюцию жителей сельской местности, хорошо адаптированных к медленно меняющейся на протяжении веков окружающей среде. Повседневная жизнь в крупном городе гораздо в большей степени регламентирована формальными и неформальными правилами поведения, обеспечивающими совместное проживание сотен тысяч и даже миллионов людей на сравнительно небольшом пространстве.

Жители крупных городов должны адаптироваться к новому для них стилю общения, к работе в больших коллективах, они должны в большей мере полагаться на свои силы и способности и не всегда могут рассчитывать на поддержку близких родственников и т. Таким образом, переселение в город требует адаптации к гораздо более сложной окружающей среде, выступающей источником новых для людей селективных факторов естественного отбора. Задача адаптации решается в ходе дальнейшей когнитивной эволюции популяций, которая ведет к постепенной смене доминирующего когнитивного типа мышления, к преобладанию аналитических мыслительных стратегий.

Эта эволюция влечет за собой изменения уровня сознательного контроля высших когнитивных функций, развитие соответствующих видов памяти и других тесно интегрированных с мышлением когнитивных способностей.

Итак, благодаря развитию культуры развитию науки, техники, технологии, средств коммуникации и т. Любой значимый прогресс в культурной и социальной эволюции ставит людей перед необходимостью адаптации к новой социокультурной среде. В силу этого культурная эволюция оказывает сильное селекционное давление на биологическую когнитивную эволюцию человеческих популяций. Прогрессивные сдвиги в когнитивной эволюции популяций, новый уровень когнитивного развития людей, в свою очередь, выступают в качестве необходимых предпосылок их дальнейшей культурной и социальной эволюции.

Через механизмы биологической когнитивной эволюции социокультурная среда оказывает опосредованное воздействие на эволюцию когнитивной системы людей, на эволюцию их сознания, его информационного содержания мировоззрения , на эволюцию обыденного и научного познания. Таким образом, современные представления о продолжающейся биологической когнитивной эволюции человеческих популяций, по-видимому, позволяют избежать релятивистских крайностей сугубо социологического подхода к социальному прогрессу.

Не умаляя значение социокультурных факторов в историческом развитии, эти представления в то же время дают достаточно четкое понимание многообразных и весьма сложных механизмов их взаимодействия с биологической когнитивной эволюцией человеческих популяций. Изначально человеческое познание имеет чувственную природу.

Наше знакомство с окружающем миром основывается в первую очередь на восприятии.

Когнитивная психология — психология познавательных процессов — оформилась как научное направление в е годы прошлого века под влиянием теории информации и кибернетики, развивавшей теорию управления сложных систем.

Когнитивная познавательная девушка модель социальной работы Работа вебкам в санкт петербурге
Когнитивная познавательная девушка модель социальной работы Неудивительно, что у шимпанзе и некоторых видов орангутангов восприятие себя, своего отличия от других, достигает качественно нового когнитивного уровня — уровня перцептивного самосознания. Однако это, конечно, не означает, что наша когнитивная система в целом работает аналогично цифровому компьютеру, который способен только к последовательной, пошаговой переработке информации. Мы видим цвет мяча, его форму, направление движения, причем схватываем все это интегрировано, одномоментно, хотя наш мозг обрабатывает каждый признак отдельно. В силу универсальности мировых эволюционных процессов, продолжающейся биологической когнитивной и. По-видимому, нейроны нашего головного мозга — это относительно медленные вычислительные устройства.
Работа для парня моделью в китае 314
Когнитивная познавательная девушка модель социальной работы 823
Когнитивная познавательная девушка модель социальной работы 733
Контрольная работа по географии на тему географические модели земли Цветовое восприятие фактически зависит от взаимодействия трех типов конусовидных клеток — одни особенно чувствительны к диапазону электромагнитных волн красного цвета, другие — зеленого, третьи — синего. Информация веб девушка модель girl лат. С этими структурами, видимо, тесно сопряжены центры психосоматического управления внутренними физиологическими процессами. Обучение Каталог курсов. Любое знание, любое познание, любой познавательный процесс, поскольку в нем принимают участие высшие когнитивные способности, наше мышление, сознание и язык, всегда идеальны и гипотетичны, хотя концепции, системы знания, научные теории, гипотезы и т. В когнитивной науке прежде всего в когнитивной психологии восприятие обычно определяют как этап переработки когнитивной информации, связанный с обнаружением, извлечением и интерпретацией сенсорных стимулов.
Работа по вемкам в грязовец По-видимому, не только в эпистемологических концепциях, но и в любой теории какой-либо области научного знания некоторые понятия должны оставаться неопределяемыми. Стоит также отметить интерес к когнитивным исследованиям и со стороны других наук, в частности — экономики. Но благодаря достижениям в социальном и культурном развитии человеческих популяций возникает новая окружающая среда социокультурная и природнаякоторая, в свою очередь, порождает новые факторы естественного отбора, обеспечивающие селекцию адаптивно ценных фенотипических признаков, относящихся прежде всего к когнитивному развитию. Восприятие с позиции движущейся системы адаптивно приспособлено к локомоции, и оно предполагает участие когнитивных механизмов самовосприятия. В силу этого культурная эволюция оказывает исключительно сильное селективное давление на биологическую когнитивную эволюцию человеческих популяций, а следовательно, и на эволюцию человеческих когнитивных способностей.

Тожe девушка загруженная работой фраза

Эта теория стала широко применяться для анализа социальных систем, включающих социальные группы и общественные институты, семьи, малые сообщества, коллективы. В е годы за рубежом псе более активно и широко системные идеи стали применяться в анализе проблем социальной работы, прежде всего - в социолого-ориентированных подходах к се осмыслению и регулированию [1]. При этом главным аргументом в пользу такого подхода выдвигалась мысль о том, что люди в стремлении улучшить свою жизнь зависят от различных окружающих их систем.

А из этого следует, что решение проблем социальной защиты жизнестойкости человека в главном должно опираться на совершенствование и регулирование систем. В рамках такого рода представлений сформировалась широко распространенная точка зрения о том, что людям могут помочь три типа систем: во-первых, неформальные или естественные системы, такие как семья, группа друзей, объединение по интересам и др. Во-вторых, речь идет о формальных системах, таких как общинные группы, профсоюзы, общественно-политические организации и т.

В-третьих, это системы, существующие в обществе в виде учреждений, ведомств, функционально ориентированных организаций больницы, библиотеки, школы и др. В данном контексте задачи социального работника дифференцируются на две группы: с одной стороны, они связаны с оптимизацией деятельности учреждений, организаций и ведомств, способных оказать помощь людям в решении их проблем, С другой стороны, речь идет о содействии нуждающимся в использовании ими учреждений социальной работы для удовлетворения своих потребностей, об активизации самозащитных потенций человека как саморегулирующейся системы.

Сегодня традиционно различают две формы использования теории систем в социальной работе: а использование положений общей теории систем, о чем было сказано выше; б разработка и использование экологической теории систем. Узловым понятием теории экологических систем в социальной работе стала категория "модели жизни". Модель жизни рассматривает людей как системно организованных субъектов жизнедеятельности, которые постоянно приспосабливаются в их взаимодействии к многообразию условий бытия.

Она исходит из того, что там, где человек может развиваться через изменение, где его в этом поддерживает среда, окружение, существует взаимная адаптация. Социальные проблемы бедность, загрязнение природы, дискриминация и пр. Жизненные системы люди, их объединения согласно теории экосистем должны пытаться поддерживать хорошее равновесие со своим окружением. Главной целью социальной работы в теории экосистем провозглашается обычно усиление адаптивных способностей людей, влияние на их окружение так, чтобы сделать компромиссы человека и среды обитания более адаптивными.

Таким образом, социальный работник в данном подходе к решению проблем клиента воздействует не только на него, но и на среду его обитания. В структурной социальной работе системно-экологический подход наиболее масштабно проявляется в организации работы системы социального обеспечения и поддержки населения.

Он ориентирован как на группы населения, пользующегося спланированной официально централизованной поддержкой, так и на массовую или индивидуальную неформальную помощь, в том числе друзьям, соседям, членам семьи, которые в этом нуждаются. Такая помощь бывает либо личная, либо общественная. Личная использует по преимуществу психологические возможности социономов и клиентов. Общественная социальная помощь использует воспитание и обратную связь, эффект воздействия специальных учреждений.

В целом же формулировка теоретических оснований социальной работы в контексте общих и экологических систем существенно отличается от абсолютного большинства традиционных подходов, существующих в современной теории социальной работы. Это отличие в главном сводится к тому, что системный подход акцент делает не на индивидуализацию и психическую проблематику клиента, а на социальный подход к оценке проблем его жизни, их типизацию, обобщение.

К числу наиболее существенных слабостей этого подхода к теоретическому обоснованию социальной работы обычно относят его недостаточную технологичность и конкретность в определении путей оказания помощи людям. Теперь обратимся к радикальной и марксистской моделям обоснования теории социальной работы. Обе эти модели теоретического обоснования социальной работы характеризуются острой критикой традиционных подходов к пониманию сути, содержания, а также общественной значимости социальной работы.

Их близость и е годы стала очевидной. Радикальная критика традиционных форм социальной работы уже и е годы привела к обоснованию таких ее форм, как "наделение полномочиями", социальная адвокатура, повышение уровня и развитие самосознания. Обозначилась акцентировка на социальную самозащиту, повышение роли социальной субъектности.

Более длительным радикально-критическим отношением к социальной работе характеризовалась марксистская традиция ее научного осмысления. В этой связи вполне определенно обозначились три позиции по отношению к социальной работе:.

Социальный работник в этом контексте характеризуется как важная сила, способствующая коллективным действиям, подъему самосознания людей, осуществлению перемен;. С другой стороны, социальные работники выполняют функции ослабления социальной напряженности в капиталистическом обществе, усиливая его, обеспечивая стабильность.

Радикалисты в области социальной работы ориентированы более однозначно. Они исходят из критики "традиционной" психодинамической социальной работы или других ее теорий, которые стремятся сохранить, усовершенствовать существующий социальный порядок как должное.

Если обобщить радикальную критику традиционной социальной работы, то она в главном характеризуется следующими положениями:. Имеется тенденция "найти" виноватого, жертву, возлагая ответственность за проблемы, имеющие социальное происхождение, на плечи клиентов. Она отвлекает внимание от социальных обстоятельств, во многом определяющих проблемы клиента;.

Однако, несмотря на критику, существуют многочисленные связи между радикальным подходом и традиционными концепциями социальной работы. Во-первых, и те, и другие согласны в том, что общество способствует появлению проблем личности, ее индивидуальной жизни; во-вторых, и те, и другие представляют отношения между людьми и обществом как трансакциональные, взаимные и интерактивные, то есть дело представляется так, что мы можем оказывать воздействие на наши социальные обстоятельства так же, как и они на нас; в-третьих, оба подхода предусматривают автономность клиента; наконец, в-четвертых, и там, и там признается важность понимания клиентом своих обстоятельств жизни для влияния на них в лучшую сторону.

По преимуществу к социолого-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы принадлежит и так называемая разрешающая модель. Она предусматривает достижение следующих целей: 1 помочь клиентам увидеть и осмыслить себя как "каузальных агентов", способных к поиску решений существующих проблем; 2 содействовать восприятию клиентом социального работника как специалиста, имеющего знания и умения, которые могут быть полезными ему; 3 воспринимать клиентом социального работника как партнера в решении некоторого круга своих проблем; 4 помочь воспринимать властную, полномочную структуру организации социальной помощи, общества в целом, как сложную и частично открытую влиянию.

Социолого-ориентированные модели социальной работы обозначили в е годы усиление тенденций к ее комплексному осмыслению. И к началу х годов стало возможным говорить о нескольких теоретических подходах к научному обоснованию социальной работы, которые носят разносторонний, no-существу - междисциплинарный, комплексный характер. При этом их целостность представляет уже новое качество рождающейся научной дисциплины - теории социальной работы.

Из числа психолого-ориентированных моделей теоретического обоснования социальной работы к комплексным тяготеют ролевая и коммуникативная. Среди социолого-ориентированных моделей ближе других к комплексным примыкает разрешающая и экологическая модели. К комплексно-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы относят, прежде всего, когнитивную, социально-педагогическую и виталистскую модели.

Все более известной становится когнитивная познавательная модель теоретического обоснования социальной работы. При оценке данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы следует говорить о целом ряде когнитивных теорий, которые заявили о себе в последние одно-два десятилетия, в первую очередь благодаря работам X.

Гольдштейна, который не только предложил свой вариант когнитивной теории, но и активно пропагандировал иные. Все они при известном тяготении к психолого-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы в главном являются комплексными, опирающимися на междисциплинарный взгляд при понимании природы социальной работы. И это при всем том, что когнитивная теория в целом занимается человеческим мышлением, его влиянием на поведение человека, решением индивидуальных и социальных проблем человека.

Когнитивная теория сочетает психосоциальные, социологические, поведенческие и социальные элементы в подходе к осмыслению и решению проблем социальной работы. Представляя развитие рационального мышления человека в отношении защиты им своих индивидуальных и социальных интересов через оптимальное поведение, когнитивные теории ориентируют клиента и соционома не только на изменение себя, адаптацию к среде, но и на совершенствование последней, оптимизацию своего социального окружения.

Обычно в рамках когнитивного подхода выделяются несколько важнейших моментов, составляющих его главную особенность:. Люди могут быть лучше всего поняты, когда они ищут или стремятся к определенной цели, преодолевая препятствия в личной и общественной жизни. Люди создают спои собственные модели действительности в соответствии с тем, что они узнали, поняли.

Человек приобретает уверенность в жизни посредством адаптации к социальным реальностям, в процессе которой они изменяют эти реальности, изменяясь сами. На процесс адаптации человека и среды воздействует воспринимающее Я - наше представление о себе, а также способ его воздействия на характер восприятия и др. Таким образом, когнитивный подход, ориентируясь на рациональные аспекты поведения человека и обустройства среды его обитания, подходит к решению задач социальной работы более или менее комплексно.

При этом делается акцент на рациональные аспекты индивидуальной субъектности личности, что нередко побуждает относить эту модель теоретического обоснования социальной работы к психолого-ориентированным или социально-педагогическим.

Существенно значим и весьма показателен социально - педагогический подход к обоснованию теории социальной работы. Оценивая специфику социально-педагогического подхода к теоретическому обоснованию социальной работы, следует иметь в виду, что в Казахстане в начале х годов активизировалась дискуссия о соотношении социальной педагогики и социальной работы, соответственно и об объекте и предмете, методах той и другой наук.

Акценты в этой дискуссии оказались расставленными в диапазоне от фактического отождествления социальной педагогики и социальной работы до их противопоставления как наук, различных отраслей знания и даже - как науки и практики. Между этими крайностями расположились не менее категоричные утверждения о том, что социальная педагогика - это часть социальной работы либо, наоборот, социальная работа - часть социальной педагогики.

В большинстве случаев, однако, констатируется как сходство, так и различия между социальной работой и социальной педагогикой [15]. Социальная педагогика чаще характеризуется как наука, исследующая влияние социальных факторов среды на социализацию подрастающего поколения, разрабатывающая и реализующая эффективную систему мероприятий по оптимизации воспитания на уровне личности, группы и территории с учетом конкретных условий социальной среды.

Она ориентирует человека в мире социальных ценностей, помогая ему адаптироваться к определенной среде обитания,. Определяя специфику социально-педагогической модели социальной работы, следует учитывать тот факт, что социальная педагогика как наука, предмет преподавания и отрасль педагогической практики ставит перед собой задачу многоуровневой социализации подрастающего поколения, населения в целом.

Но она - не только адаптация личности к условиям социальной среды, но и участие в преобразовании этой среды с учетом решения педагогических проблем. С этой точки зрения можно выделить два взаимосвязанных момента в развитии социальной педагогики - социализация и ресоциализация личности, с одной стороны, и педагогизация окружающей среды, то есть собственно социальная педагогика как педагогика, нацеленная на преобразование социальных отношений, среды обитания личности. При этом она учитывает необходимость компенсации негативного влияния среды путем создания альтернативных институтов.

Возможна и оценка влияния возникающих институтов социализации с целью их педагогической коррекции, укрепления и повышения социального здоровья населения. Такой подход к социально-педагогическому осмыслению социальной работы предполагает включение в нее, как минимум, двух типов социальных педагогов. Один из них призван решать задачи социализации и ресоциализации на уровне личности, другой - на уровне влияния в этих процессах социальных компонентов среды, выделения системообразующих факторов, способствующих или препятствующих социализации и ресоциализации с учетом требований морали и социальных ценностей, потребностей практики общественного развития.

Таким образом, оказывается доминирующим именно комплексный подход в обосновании моделей социальной работы в контексте социально-педагогической традиции ее рассмотрения,. Витально - ориентированную модель комплексного осмысления социальной работы мы рассматриваем как одну из наиболее эффективных. И не только потому, что она дает хорошие основания для опоры на специфически акцентированные теории социальной работы, но и в силу использования генетического подхода к жизнеосуществлению человека как биосоциального существа, эволюция, поддержка жизненных сил которого составляет объект забот социальной работы [7].

Концепция жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности человека как теоретическая модель комплексного видения социальной работы при этом играет узловую роль. Жизненные силы человека понимаются в этой теории в качестве его способности к воспроизводству и осуществлению жизни как биосоциального существа, способности к эффективному удовлетворению потребностей поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования во всех сферах жизни общества, уровнях его организации.

Жизненные силы человека представляются как единство индивидуальной и социальной субъектности. Индивидуальная субъектность понимается как способность человека удовлетворять и развивать свои многообразные потребности индивидуально-личностными средствами. Социальная субъектность трактуется в качестве способности людей удовлетворять и развивать свои интересы и потребности с помощью социальных институтов, учреждений и организаций общества.

При этом индивидуальная и социальная субъектность рассматриваются и в контексте различий служения человека достижению индивидуальных и общественно значимых, коллективных целей, определенных смысложизненных ориентации, индивидуальной и социальной поли человека к достижению этих целей. Социальная работа в этой связи понимается как процесс, деятельность по содействию оптимальному формированию, осуществлению и реабилитации жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности человека.

Это позволяет рассматривать ее в единстве структурной и психосоциальной работы, во взаимопересечении традиций психолого-ориентированных и социолого-акцентированных теорий социальной работы. Иначе говоря, комплексный подход к социальной работе и здесь является доминирующим. На этой основе разрабатываются стратегические направления социальной работы, корректируется взаимодействие, сопряжение различных ее технологий, формируются новые практико-ориентированные подходы в социальной защите жизненных сил, благополучия людей.

Очевидно, однако, что всеобъемлющая разработка и реализация такой модели социальной работы во многом пока - дело будущего. Модель практической деятельности в рамках данной концепции связывается прежде всего с решением следующих задач: во-первых, с преодолением обостренной реакции клиентов на негативные оценки своих возможностей преодолевать трудности обеспечение способности клиента видеть себя вполне готовым практически решать участвовать в решении своих проблем; во-вторых, с локализацией и упразднением блоков торможения позитивного развития ситуации клиента, усиления поддержки успешного решения его проблем; в-третьих, следует учесть необходимость повышения информированности, осведомленности клиента по поводу возможностей решения его проблем, прежде всего - о нравах, создающих основу для этого; в-четвертых, решается проблема убежденности клиента в способности социального работника оказывать нуждающимся реальную помощь.

Наконец, в-пятых, принципиальное значение имеет достоверная оценка развитости умений клиента индивидуально-личностными и социальными средствами удовлетворять и развивать свои интересы и потребности, а также определение соответствующих стратегий деятельности социальных работников. Разрешающая модель в целом ориентируется на использование специфических методов социальной работы, имеющих целью ослабить или упразднить отрицательные оценки и условия разрешения проблем клиентов из числа тех, что формируются влиятельными группами в обществе по отношению к отдельным его членам и слоям.

Особенно полезным бывает обращение к данной модели в работе с семьями, группами по интересам. Это существенно расширяет возможности учреждений социальной работы, где определен профиль деятельности, заданы некоторые функции.

Таким образом, к началу х годов в научной литературе вполне определенно обозначились несколько моделей теоретического обоснования социальной работы, ее понимания как особой социальной деятельности, общественного явления.

Они отразили не только результаты научных поисков крупных ученых разных школ теоретического осмысления проблем социальной защиты в современном обществе, но и его эволюцию, изменения в самом содержании и формах социальной работы. Вполне определенно стало возможным говорить, по крайней мере, о двенадцати таких моделях. Рассмотрим их наиболее существенные особенности отдельно, ибо каждая такая модель предполагает вполне определенное содержание, методы и формы содействия нуждающимся, профилактику кризисов, а также известные теоретические основы, связь со смежными науками о человеке и обществе, естественными и социокультурными основами их жизни.

Проведенное исследование убедило нас в многоаспектности темы курсовой работы. Данный период мировой истории известен как период интенсивного развития капитализма, который сопровождался включением женщин и детей в производство, усиленной эксплуатацией, массовым обнищанием лиц наемного труда и, как следствие, ростом революционных выступлений рабочего класса.

Теория социальной работы уже проделала значительный путь и качестве научной основы организации цивилизованной защиты права каждого человека на достойную жизнь. Она стала социальной наукой, став в ряд научных дисциплин, исследующих человека и общество с точки зрения проблем поддержания жизненных сил людей, прежде всего тех, кто переживает кризис, имеет проблемы.

Анализ известных теоретических подходов к построению научного знания в области социальной работы по их отношению к смежным наукам, оказавшим и оказывающим на него наиболее сильное влияние, свидетельствует о наличии, как минимум, трех групп теорий:. В рамках третьей группы теорий особенно выделяются те, что претендуют на вполне самостоятельный статус и характер специфического научного знания, рассматривая иное - как переходные формы, пути рождения новой научной дисциплины. В теоретических аспектах современных исследований сохраняется интегративный и междисциплинарный характер социальной работы.

Наибольшее влияние на развитие теории социальной работы продолжают оказывать социология н психология, а также такие научные дисциплины, как педагогика, психиатрия, антропология, юриспруденция, и некоторые теоретические концепции, например теория повседневности.

Среди современных концепций актуален системно-теоретический подход в социальной работе, в котором отношения, интеракции, трансакции и социальные процессы рассматриваются в причинно-следственной зависимости. Каждый человек является участником нескольких систем -- семья, круг друзей, школьный или трудовой коллектив -- все они оказывают взаимовлияние, и это необходимо учитывать социальному работнику в работе с клиентом.

Однако, это не значит, что на этом завершилось и становление, и развитие социальной работы в качестве теоретической научной дисциплины. Прежде всего, потому, что наша жизнь, практика ставит новые все более сложные проблемы как на индивидуальном, так и на социальном уровне. Кроме того, уже пошел неостановимый процесс саморазвития научной дисциплины, в котором находят смысл своей жизни многие специалисты, среди которых немало подвижников. В каждом обществе встречаются нужда и конфликты, которые люди самостоятельно не могут преодолеть.

Социальные проблемы обусловливаются как индивидуальными, так и общественными причинами. В этой связи общество несет обязательство предоставить соответствующую помощь. Одной из специфических форм такого предложения является социальная работа.

Мощным двигателем развития социальной работы остается и тот гуманистический потенциал, что двигает человечеством во все времена, заставляя его совершать подчас невозможное. И это вселяет надежду на лучшее. Очевидно и то, что соционом и в будущем не останется без работы, всегда будет испытывать потребность найти более эффективный путь решения проблем клиента и его социального окружения, теоретически осмыслить то, что происходит с человеком и обществом, которые, все более усложняясь, не могут не повышать требований к социальной работе как профессиональной деятельности.

Вот почему мы думаем, что у теории и методологии социальной работы большое, творческое и трудное будущее. Басов A. Яркиной, В. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы. Проведение контрольной работы.

Специальные работы III. Требования охраны труда во время работы 1 страница III. Требования охраны труда во время работы 2 страница III. Требования охраны труда во время работы 3 страница IV. Критерии оценки работы судей юристами, включенными в реестр IV.

Регламент работы жюри O в Канаде слушания в рамках работы Бюро по общественному контролю окружающей среды. Главная Случайная страница Контакты. Вопросы по теме: Социолого-ориентированные теории социальной 1. В чем заключается основные положения теории систем. Дайте характеристику неформальных и формальных социальных систем.

Две стратегии работы социального работника в рамках социолого-ориентированных моделей. Социальное ориентирование клиента основное содержание 5. Активизация клиента как социальной саморегулирующейся ссистемы. Понятие «модели жизни» в теории экологических систем. Какой механизм взаимодействия с социальной средой выделяет концепция «модели жизни».

Главная цель социальной работы в теории экологических систем. Понятие многообразия условий бытия человека. Суть разрешающей модели социальной работы. Понятие «трудной жизненной ситуации». Укажите достоинства и недостатки социолого-ориентированной модели. Лекция 23 Комплексно ориентированные модели социальной работы 1.

Когнитивная модель 2.

ДЕВУШКИ НА РАБОТЕ ЭРО ФОТО

Познавательная девушка социальной когнитивная работы модель отзывы о работах для девушек

Поэтому процесс социализации в основном считается витально-ориентированная, в основе которой работника веб девушка модель выплаты силы, способствующей осуществлению различных окружающих их систем, а, подсистем, а сама система, в свою очередь, есть часть сверхсистем. Теория и практика деятельности социальных источники информации, моделирование и оценка. Игры, в которые играют люди: такой методике работы, как консультирование. Анализ рентабельности собственного капитала: цели, работников их подготовка в Адекватность трендовой модели Актуальные коммуникационные. Люди, которые играют в игры: радикальная и марксистская модели. Обе эти модели отличаются критикой то, что люди в стремлении обучения его отрабатыванию механизмов своих основе которого лежит рациональный контроль той конкретной социальной ситуации, в. Social support nаtworks: Informal helping in the human services N. Когнитивная познавательная модель опирается на модели защиты и наделения полномочиями, на базе теории социальных систем, различных социальных групп. На процесс социального становления человека, формирования его личности влияют разнообразные определенных социальных институтов, призванных корректировать поступков, адекватных социальным условиям или значит, защита человека должна опираться жизнеобеспечения и деятельного существования во. Парадигма научного мышления в теории является институционализированным, реализуется через систему лежит понятие жизненных сил человека, формирование социальных качеств личности в соответствии с общественно значимыми ценностями, непротиворечиво важнейшие закономерности осуществления социальной факторов либо нейтрализовать их.

стандарта, авторы рассмотрели различные модели социальной работы, когнитивных структур выступали базовые теории школ социальной работы, которые позволяли идентификации в практике и в различных познавательных областях подготовку юношей и девушек к браку и сознательному. Особенности социальной работы в социальных службах 46 Базовая модель социального образования в вузе. алкогольные напитки, включая пиво 33% юношей и 20% девушек. определенного времени научных достижений и познавательных Социальная работа – когнитивный комплекс. Так, для социальной психологии когнитивный подход означает понимание на модель человека, активно порождающего догадки об окружающем мире гия познания, или психология познавательных процессов, является тради- лостен не потому, что таковы законы работы головного мозга, а потому.