психодинамические модели в социальной работе

вебкам студия барнаул работа

Работа для девушек в Самаре Кратко Список. Самарская область Самара

Психодинамические модели в социальной работе работа моделью челябинск

Психодинамические модели в социальной работе

РАБОТА ДИСПЕТЧЕРОМ ДЛЯ ДЕВУШЕК В МОСКВЕ

А это не позволяло решать многие задачи социальной помощи, связанные с трудностями регулирования поведения людей, сохранения и реабилитации их здоровья. Иначе говоря, усложнение деятельности социальных работников, ее профессионализация, выдающиеся достижения сторонников фрейдизма, прежде всего самого 3.

Фрейда, их широкое использование в медицине и социально-реабилитационной практике уже в е годы привели к доминированию теоретических, методологических построений психодинамической ориентации в моделях социальной работы. Они господствовали до х годов, когда были потеснены, с одной стороны, достижениями эгопсихологии [4, 13, 17], а с другой - распространением и растущим влиянием системных, социальных исследований [4, 18, 19].

Возросшее влияние эго-психологии привело к активизации разработок, росту внимания к теоретическому осмыслению работы с социальными группами, оказания помощи индивиду в микросреде обитания, но месту жительства. Это активизировало анализ терапевтических возможностей, социально-педагогических потенций общин, а также среды их жизнедеятельности, проблем экологической терапии, сохранения здоровых условий обитания, здорового образа жизни,.

В этой связи стали особенно важными два аспекта теоретического роста научного знания в области социальной работы. Первый из них касался усиления интереса и значения системы психологического объяснения поведения, бихевиористского подхода, основанного на теории познания, доминировании познавательных ориентации, соответствующих им стимулов. Этот интерес и значение были обусловлены постепенным пониманием ограниченности возможностей психоанализа в социальной работе, в практике использования и саморазвития психодинамической теории.

Исследовательская психологическая и психодинамическая практика в социальной работе, опиравшаяся на базовые положения психоанализа, обнаружила явную ограниченность, потребность учета важной роли не только бессознательного в психике и поведении человека, но и динамики познания, познавательной мотивации, социально-психологических факторов и условий.

Второй аспект был связан с ростом интереса и влияния в сфере обоснования теоретических предпосылок развития социальной работы социологических теорий и исследовательской социологической практики. Значительные успехи социологических исследований середины и второй половины XX в. Прежде всего, однако, следует учесть нараставшее влияние к середине века и его третьей четверти марксистской социологической парадигмы, особенно в Европе, которое усиливалось политическим доминированием левых сил в большинстве индустриально развитых стран, Это вело к росту интереса правительств к социальной проблематике, влиянию идеологии социального переустройства oбщества, соответствующим образом ориентировало теоретические разработки а социологии и социальной работе.

В США в этот период разрабатываются программы борьбы с бедностью, обосновываются преобразования на уровне общин, местного самоуправления. Серьезное значение имели ликвидация неграмотности и безработицы в ряде стран бывшего социалистического лагеря, а также процесс осмысления деколонизации и сама деколонизация стран "третьего мира", как общественное явление.

В развивающихся странах "третьего мира" стали весьма распространенными "левые настроения", социалистические ориентации, скорректированные местной идеологией и. Они отдавили приоритет государственным формам социальной защиты населения, национально-культурным особенностям жизнеосуществления, поддержки населения в условиях кризисного развития. Государственно-централизованные программы и ориентации на коллективно-общественные формы поддержки населения становятся здесь доминирующими в теоретических построениях, обосновывающих эффективную социальную политику и социальную работу.

В то же время этот процесс привел к отделению систем социальной благотворительности от государственных программ, дальнейшей централизации социальной помощи, возросло внимание к национально-региональной, общественной специфике социальной работы, ее теоретическому обоснованию [20,21]. Усиление внимания к социальным аспектам общественного развития привело к некоторым существенным изменениям в теории социальной работы.

Среди них по крайней мере отметим два. С одной стороны, это усилило интеграционные взаимосвязи различных подходов к осмыслению содержания важнейших проблем социальной работы. При этом рост внимания к социально-организационным факторам в число важнейших проблем теоретико-методологического обоснования социальной работы выдвинул ее правовые аспекты, создание юридического фундамента технологии социальной защиты, а также общественнополитической поддержки реализации социальной политики и др.

С другой стороны, в связи с этим в теории социальной работы все более заметное влияние начинают оказывать системные представления о человеке и обществе, их гармоничном, целостном развитии. Возрастание роли системности в теории социальной работы, ориентация ее на целостный подход усилили стремление к радикальному реформированию общественного устройства, практики социальной работы. При этом обычно провозглашалась, обосновывалась необходимость существенных социальных перемен, обеспечения целостности, гармоничного развития человека и общества в обществе, коллективе.

В рамках этой тенденции развития научных представлений, теории социальной работы и в связи с ней возникло несколько альтернативных перспектив, которые так или иначе касаются всех основных традиций, сложившихся в научном знании о социальной защите человека. Это касается и прагматической традиции, развитие которой основывалось на разработке законодательства о помощи бедным, о действии официальных учреждений социальной помощи, о правовых и административных запретах, разрешающих актах.

Данные влияния не могли не коснуться социально-реформаторской, социально-организационной, а также терапевтической традиций осмысления проблем социальной работы, имеющей дело с отдельными людьми, их группами, которые переживают специфические социальные и персонифицированные проблемы. Углубление понимания характера этих взаимовлияний возможно и полезно при рассмотрении важнейших моделей организации социальной работы, сложившихся к последней четверти XX в.

Но об этом - в другой части пособия. Здесь же, завершая обзор наиболее сущест. Эти подходы сформировались: один - в русле позитивистской традиции научного знания, всегда опиравшегося на естественно-научные парадигмы мышления, другой - в контексте парадигм наук о человеке и обществе, в русле социально-гуманитарного знания.

В этой связи весьма показательно обоснование Леонардом [22] дифференциации двух систем научного знания о социальной работе в середине х годов: научное знание, ориентированное на парадигмы естественно-научного мышления и полипарадигмальный статус наук о человеке и обществе, опирающийся по преимуществу на гуманистическую традицию в истории социальной мысли.

Противостояние и сосуществование позитивистского и социальногуманитарного подходов в социальном мышлении в последние лет проявлялось постоянно, в том числе и в теории социальной работы. Мы эту сторону проблемы рассматриваем в характеристике важнейших тенденций современного научного знания о теории социальной работы, а также при характеристике ее важнейших моделей, сосуществующих сегодня в современном общественном сознании.

Современное науковедение, социология науки, основные предпосылки, факторы и условия возникновения отдельных отраслей социального знания, научных дисциплин, как правило, объединяют в три группы. Во-первых, отмечается возникновение новых реальностей в окружающей среде обитания человека, новых проблем воспроизводства и поддержания его жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности, удовлетворения потребностей поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования.

Во-вторых, обычно констатируется саморазвитие научного знания как такового, опирающегося на традиционный для него и обновляющийся научный категориально-понятийный аппарат. В-третьих, учитывается феномен индивидуально-личностной субъектности ученого исследователя, потенциал знаний которого, его научная интуиция, исследовательские возможности существенным образом воздействуют на возникновение и развитие новых отраслей знаний, научных дисциплин. Третья группа рассматриваемых причин обычно характеризуется только как субъективный фактор развития научного знания.

Это верно,. Очевидно и то, что само существование выдающихся ученых, определяющих новые горизонты науки о человеке, обществе и природе, - явление объективное, характеризующее известным образом общественную жизнь, прежде всего эволюцию научного знания. При этом, конечно, следует учитывать индивидуально-личностные характеристики, способности, характер, темперамент исследователя и гражданина каждого ученого, что во многом определяет масштаб и характер приращения научного знания.

Рассмотрим с учетом названных групп факторов и условий, определяющих развитие научного знания, основные предпосылки возникновения и прогрессивной эволюции теории социальной работы как науки. Прежде всего обратимся к тем реалиям жизни современного человека, которые стали объектом изучения новой научной дисциплины. Большинство специалистов по социальной истории и истории социальной работы сходятся в признании необходимости определения периода возникновения социальной работы как современного общественного явления, потребовавшего разработки специальных теоретических основ, особой теории.

Этим периодом обычно называется последняя четверть прошлого века. Именно в это время в целом ряде индустриально развитых стран возникают группы специалистов, которые начинают профессионально заниматься социальной работой, создаются учебные заведения, готовящие социальных работников, открываются первые факультеты социальной работы университетов.

Так, еще в начале х годов XIX в. Что же обусловило потребность в подготовке социальных работников-профессионалов, развитии теории социальной работы как научной и учебной дисциплины? Какие реалии общественной и индивидуальной жизни человека во второй половине XIX в. Историко-социологические, статистические, социально-экономические исследования второй половины прошлого века и те, что были проведены в текущем столетии, свидетельствуют о выходе социальнобытовой проблематики в число приоритетных и глобальных, ее массовом возросшем влиянии на развитие экономики, политических и социокультурных процессов [23, 24, 25].

Прежде всего следует отметить такое явление общественной жизни, как массовая урбанизация, ставшая следствием интенсивного промышленного развития ведущих индустриально развитых стран той поры. Массовое переселение сельских жителей в города многократно увеличило в обществе долю маргиальных слоев прежде всего горожан первого и второго поколений, слабо адаптированных к условиям жизни в городе. Отчетливо обозначилась специфика образа жизни людей не только в регионально-национальном, территориальном разрезе, но и по различным типам, а также видам поселений крупный город, средний или малый город, поселок городского типа, село, деревня, хутор и др.

При этом явными оказались и различия в системах жизнеобеспечения населения, проживающего в разных типах поселений, их зависимость от профиля хозяйственно-экономического развития регионов. Усложнение общественного производства, рост оснащенности работника, в целом - труда, повышение в нем роли и ответственности человека за результаты деятельности больших коллективов, ассоциаций работников, усиление их взаимозависимости, разностороннего влияния на эффективность повышения общих результатов профессиональной деятельности потребовали особого внимания к носителю рабочей силы, его здоровью, настроению, благополучию, жизненным ориентациям.

В свою очередь опережающее развитие индустрии услуг в развитых странах приводит на рубеже веков, и особенно в XX в. Не в последнюю очередь это произошло и потому, что индустрия услуг требовала точного прогнозирования и формирования определенного спроса на товары и услуги, а также вследствие кардинального изменения, усложнения материальновещественной среды обитания современного человека, изменившей его образ жизни, типичные формы жизнедеятельности, способы поддержания своих жизненных сил, их формирование, реабилитацию.

Еще одним важным фактором, способствовавшим формированию современной системы социальной работы, ее возникновению как общественного явления была в XIX в. Рост концентрации работников на крупных предприятиях, в городах, усиливая организованность рабочего движения, профсоюзов оказал, несомненно, сильное влияние на буржуазные правительства, предпринимателей и убедил последних в необходимости широкой поддержки различных форм социальной работы, снимающих напряженность в обществе.

Эпоха пролетарских революций наступала наиболее масштабно именно в прошлом столетии. Ее разрушительный характер во многом активизировал поиск прогрессивной общественностью мирных, эволюционных путей перехода к более справедливому общественному устройству, более гибким современным механизмам решения и традиционных, и новых социальных проблем. Широкое распространение различных форм социальной работы, ее оформление как объективно. В этой связи следует иметь в виду и ряд глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество в конце XIX - первой половине XX в.

Они во многом обусловили актуальность возникновения и совершенствования социальной работы как общественного явления, а также ее научного обеспечения, создания теоретических и методологических основ. Наиболее остро и масштабно о себе заявили такие глобальные проблемы, как загрязнение окружающей среды, угроза демографического взрыва, массового голода в слаборазвитых странах и регионах, опасность самоуничтожения человечества в результате использования оружия массового поражения, проблема моральной деградации, социокультурного вырождения, распад семьи как традиционного социального института, составляющего основу воспроизводства общественной и индивидуальной жизни человека.

Серьезную проблему защиты большей части населения планеты поставила растущая социальная дифференциация, увеличение различий в уровне жизни народов разных стран и регионов, распространение масс-культуры, обострение проблемы миграции, выбора смысложизненных ориентации населения индустриально развитых и развивающихся стран1. Наконец, нельзя не отметить и такие характерные черты современного мира, обусловившие совершенствование социальной защиты, ее теоретическое оформление, как развитие гуманистических традиций культуры, рост образованности, информированности населения, а также усложнение общества и человека, их жизнедеятельности, усиление риска для жизни в новых исторических условиях.

Все это, как никогда, потребовало профессионализма, теоретического обоснования деятельности по оптимизации социальной поддержки людей, тем более что человечество получило и новые возможности для усиления социальной и индивидуальной помощи нуждающимся, особенно в обществах, достигших уровня "массового потребления".

Саморазвитие теоретического научного знания в современной научной мысли - в принципе установленный факт. Другое дело, что в различных отраслях науки это происходит в неодинаковых масштабах. Что касается молодых научных дисциплин, то здесь к традиционной проблеме соотношения эмпирического компонента науки, тяготеющего. Медоуз ; "Человечество у поворотного пункта" г. Месарович и Э. Пестель ; "Цели человечества" г.

Лясло ; "Нет пределов обучению" г. Боткин, М. Эльмальджара и М. Машца ; "Третий мир: три четверти мира" г. Гернье ; "Маршруты, ведущие в будущее" г. Гаврилин и др. Последнее в полной мере относится к теории социальной работы. В этом смысле теоретический компонент такой научной дисциплины, как социальная работа, эволюционирует под сильным влиянием породивших его психотерапевтических, психологических и социологических, а также философско-этических и правовых концепций, школ, течений, в целом господствующих парадигм научного мышления названных дисциплин.

В то же время можно говорить и о саморазвитии определенной части теоретического знания как научной основы социальной работы. Отметим в данном плане, во-первых, изменения в теоретических основаниях социальной работы в связи с развитием теоретической базы современной психологии и психотерапии. Здесь наиболее показательно, пожалуй, влияние теоретических выводов 3. Фрейда и его учеников, сторонников психоанализа, обеспечивающих доминирование психодинамического подхода в социальной работе первой половины XX в.

Фрейдизм оказал и оказывает большое влияние на развитие теоретических основ социальной работы. Гипотезы и доказательства, свидетельствующие о большой нередко доминирующей роли в человеческой жизни бессознательных импульсов, в основном биосексуального характера оказали огромное влияние не только на выбор методик психотерапевтической помощи, технологий социально-психологической поддержки людей, но и на философскосоциологические основы социальной работы, ее теоретические конструкции.

Так, психодинамические, психосоциальные теории социальной работы [26, 27, 28] и сегодня в значительной степени используют достижения фрейдизма и неофрейдизма, отчасти модернизируя, переосмысливая их. В то же время они имеют самостоятельную специфику, ориентируясь на комплексное, целостное поддержание жизнестойкости человека, хотя и акцентируют внимание в этой проблематике на психологических и социально-психологических компонентах.

Аналогичным образом можно говорить о влиянии на теоретические построения специалистов в области социальной работы достижений эгопсихологии, бихевиоризма, трансактного анализа, логотерапии [29, 30, 31]. Теория социальной работы как отраслевая теоретическая дисциплина не может не испытывать влияния, достижений базовых теоретических дисциплин, прежде всего - психологии и социологии.

Так, усиление в социологии позиций функционализма, структурнофункционального и системного анализа, а также радикально ориентированных конфликтологических концепций, марксистской социологии привели к соответствующим смещениям в симпатиях, построениях теоретиков социальной работы. Значительно вырос авторитет теоре.

Очевидная связь различных теоретических концепций социальной работы с психологическими и социологическими теориями обнаруживает себя при анализе и группировке этих концепций, выявлении их специфических черт. Но об этом в специальных разделах пособия. Здесь же отметим и тот факт, что теория социальной работы, опираясь на фундаментальные психологические и социологические разработки, используя системы понятий психологии и социологии, имеет очевидную тенденцию к саморазвитию.

Данное обстоятельство отмечается ведущими зарубежными специалистами [1, 2, 3, 4], отечественными учеными и практиками [35, 36, 37]. Во-первых, это проявляется в формировании новых групп понятий, используемых в теории социальной работы и употребляемых преимущественно в данном контексте научного знания: жизненные силы социального субъекта, индивидуальная субъектность, социальная субъектность, реабилитация жизненных сил, поддержка индивидуальной субъектности, защита социальной субъектности, социальная деградация и др.

Во-вторых, за теорией социальной работы закрепляется круг проблем, которые, получая все более разносторонний анализ, стимулируют саморазвитие теоретических знаний, их воспроизводство. В этой связи следует отметить и плодотворность теоретических дискуссий по поводу объекта и предмета социальной работы, как научной дисциплины.

Наконец, в-третьих, отметим приращение научного теоретического знания по социальной работе вследствие методической и методологической проработки исследовательских задач, специфики используемой при этом методики и методологии научного анализа.

В этой связи очевидна теоретическая саморефлексия формирующейся отрасли научного знания, определенной социальнопрофессиональной группы. Важную роль в воспроизводстве теоретического знания играют отдельные ученые, крупные специалисты в области социальной работы. В этой связи перейдем к рассмотрению третьего фактора, определяющего развитие теории социальной работы - вклада выдающихся ученых, специалистов в области теории и практики социальной помощи нуждающемуся населению.

В анализе специфики влияния на развитие теории социальной работы крупных теоретиков и практиков и сегодня нас подстерегает опасность утраты понимания специфики деятельности социального работника и ее теоретических оснований. И в этом смысле есть, конечно, некоторая опасность сделать героями истории развития теории социальной работы.

Решение данного круга задач усложняется тем, что далеко не каждый крупный теоретик и практик социальной работы был и является по базовому образованию именно социальным работником, профессионалом социальной работы с вузовским дипломом, как это было, например, с Рональдом Фельдманом, бывшим деканом факультета социальной работы Колумбийского университета США или Реем Томлиссоном, деканом крупнейшего в Канаде факультета социальной работы Университета г.

Так, Харольд Сведнер, длительное время возглавлявший научные программы Института социальной работы Гетеборгского университета, заложивший основы научных исследований в области социальной работы в Швеции, их философски-гуманистическую базу, является доктором философии, имеющим большой опыт культурологических, социально-философских исследований, специализировавшимся в области социологии он окончил отделение социологии Лундского университета.

Под влиянием исследовательской деятельности X. Сведнера в Швеции х годов значительно усилилась научная традиция анализа структурной социальной работы, ее системно-функциональное видение в контексте развития современного человека. Следует специально подчеркнуть, что X. Сведнер высоко ценил и ценит философско-гуманистические традиции социокультурного развития России. В обосновании смысла, социально-этических основ социальной работы он постоянно апеллирует к идеям и практике социальной деятельности таких русских мыслителей, как Л.

Толстой, И. Бунин, А. Чехов, Ф. Достоевский и др. Он высоко оценивает социальные идеи и научные труды С. Струмилина, А. Макаренко, В. Ленина, А. Коллонтай, И. Павлова [38]. Теоретическая, исследовательская и образовательная деятельность профессора X. Сведнера оказала существенное влияние на распространение системных, философско-гуманистических представлений о социальной работе не только в Швеции, но и в других скандинавских странах, в Западной и Восточной Европе, в Японии и Китае, где он побывал и где известны его труды [39, 40].

Очевидно, что авторитет, активная научная преподавательская деятельность X. Сведнера способствовали усилению позиций, развитию системного направления в теории социальной работы, которое он обогатил философскогуманистическими и социокультурными ориентациями. Другой пример. В последние годы все более широкое распространение приобретает когнитивная теория социальной работы. Разумеется, это происходит под влиянием объективных условий, в силу известного саморазвития теории о закономерностях и технологиях социальной защиты современного человека, ибо роль смысложизненных ориентации, интеллектуальной компоненты в жизни людей в XX в.

Вместе с тем очевидно и то, что в обеспечении роста влияния этой теории социальной работы существенную роль. Бесспорно то, что энергичная теоретическая деятельность и пропаганда когнитивногуманистических теорий Э. Гольдштайном [12,41,42] в е годы были весьма эффективными и привели к их широкому распространению. Создание В, Франклом психолого-социологических оснований логотерапии2 [31], рост ее популярности также благоприятствовали распространению в странах европейской социокультурной традиции когнитивных теорий социальной работы.

Причем для специалистов в этой области научного знания ведущая роль в усилении ее влияния, разработке названных авторов бесспорна. Приведенные примеры свидетельствуют о существенном влиянии видных теоретиков социальной работы на развитие этой области социального развития, соответствующей отрасли социального знания.

Однако при этом следует иметь в виду и то обстоятельство, что чаще всего на формирование современных тенденций эволюции теории социальной работы в XX в. В большинстве социолого- и психологоориентированных теорий социальной работы наиболее заметный вклад в их развитие внесли не "чистые" теоретики социальной работы, но социологи и психологи, а также педагоги и психотерапевты. Для ранних стадий становления новой отрасли знаний это вполне закономерная картина, с одной стороны, потому, что теоретиков новой науки еще просто мало, а с другой - базовые для нее смежные дисциплины естественным образом "рекрутируют" в новые области знания наиболее видных своих представителей.

Не случайно многие теории социальной работы весьма близки по названиям родственным социологическим и психологическим концепциям системная, функциональная, ролевая, социально-психологическая и др. Это вновь подтверждает непреложную истину: новая наука делается ее верными слугами, лучшими представителями смежных наук, часто - на "стыке" научных дисциплин. К началу х годов в научной литературе вполне определенно обозначились несколько моделей теоретического обоснования социальной работы, ее понимания как особой социальной деятельности, общественного явления.

Они отразили не только результаты научных поисков крупных ученых разных школ теоретического осмысления проблем социальной защиты в современном обществе, но и его эволюцию, изменения в самом содержании и формах социальной работы. Вполне определенно стало возможным говорить, по крайней мере, о двенадцати таких моделях. Рассмотрим их наиболее существенные особенности отдельно, ибо каждая такая модель предполагает вполне определенное содержание, методы и формы содействия нуждающимся, профилактику кризисов, а также известные теоретические основы, связь со смежными науками о человеке и обществе, естественными и социокультурными основами их жизни.

Наш анализ известных теоретических подходов к построению научного знания в области социальной работы по их отношению к смежным наукам, оказавшим и оказывающим на него наиболее сильное влияние, свидетельствует о наличии, как минимум, трех групп теорий:. В рамках третьей группы теорий мы выделяем те, что претендуют на вполне самостоятельный статус и характер специфического научного знания, рассматривая иное - как переходные формы, пути рождения новой научной дисциплины.

В данном параграфе мы последовательно рассматриваем специфику и краткое содержание всех названных групп современных теорий социальной работы, начиная с психолого-ориентированных концепций. Психодинамика как теоретическое основание социальной психосоциальной работы в ее современном виде сформировалась на основе психоанализа в его различных интерпретациях, начиная с 3. Фрейда, его прямых последователей и более поздних приверженцев [43, 44, 45], Разумеется и сегодня психодинамические интерпретации поведения людей являются составной частью современного психологического знания, психологии как научной дисциплины.

И в этом смысле они не могут характеризоваться отраслью научного знания, называемого теорией социальной работы. Их роль в данном плане ограничивается главным образом методологическим влиянием как смежной для социальной работы научной дисциплины. Однако это влияние и разработка на его основе психодинамической модели социальной работы, характеризуемой чаще всего в качестве психосоциальной [46, 47], обусловили возникновение и развитие специфической модели обоснования конкретных технологий социальной работы, оказания социальной психосоциальной помощи отдельному человеку, семье, группе людей, имеющих проблемы.

При этом психодинамическая модель деятельности социального работника опирается на несколько основополагающих, исходных постулатов. В главном они сводятся к следующему:. Однако главное, что предполагает психодинамический подход, сводится к признанию принципиально важной роли изучения и учета динамики отношений в контактной группе, среде обитания клиента;.

Особый акцент в деятельности социального работника при этом делается на понимании того, что думает клиент, какова его персональная ситуация, требующая определенной стратегии и тактики, а также в чем уникальность человека, его персонального опыта, социально-психологических характеристик.

Не менее важно определенное влияние социального опыта, событий жизни индивида на его психологический облик, эволюцию этого облика, оценка влияния последнего на решение проблем жизнесуществования личности. При этом социальный работник обязан учесть собственные психические особенности и динамику развития отношений с клиентом, возможности контактов с людьми из его окружения, динамики и характера их взаимозависимости с подопечным.

Принципиальное значение в данном контексте отношений, взаимодействия социального работника и клиента имеет учет индивидуального опыта, психологического склада, уникальности личности того, кому оказывается помощь. Психосоциальное влияние в контексте психодинамического ведения социальной работы включает несколько относительно самостоятельных этапов:. Бернером и Л. Юнссон [47].

Экзистенциалистская и гуманистическая модели теоретического обоснования социальной работы также занимают существенное место в теории социальной защиты. В экзистенциональном обосновании социальной работы акцент делается на особенностях восприятия клиентом отношения в системе взаимодействия "субъект-объект-субъект".

Осмысление и выводы об этих отношениях - главное в экзистенциальной теории модели социальной работы. В этой связи обычно рассматриваются: 1 правила и роли внутри системы "субъект-объект-субъект"; 2 более широкие системы, в контексте которых существует подсистема "субъект-объект-субъект" и которые оказывают на нее определенное влияние; 3 системы ценностей, в которые верит клиент; 4 как клиент борется со страхом, отсутствием безопасности; 5 связь всех связанных аспектов решения проблемы.

Экзистенциальная модель теоретического обоснования социальной работы исходит из того, что большинство эмоциональных проблем клиента возникает из четырех источников отчуждения: а когда люди, которые значимы в глазах клиента, не признают его таковым; б непоследовательность или обман в решении проблемы оценочных конфликтов; в разочарование, хаос или потеря личных ценностей; г потеря близких людей их смерть, уход, измена и др.

Главная цель экзистенциальной технологии влияния на клиента - помочь людям приобрести удовлетворительный стиль жизни, начать получать удовлетворение от жизни. При этом используются три возможных правила экзистенциальной терапии: во-первых, установка на изменение опыта, практической деятельности клиента; во-вторых, ориентировка на понимание личности клиента; в-третьих, личностная включенность, погружение социального работника в мир ценностей, чувств, отношений клиента.

Гуманистическая модель теоретического обоснования социальной работы в значительной мере играет роль философско-гуманистической базы экзистенциальной технологии оказания помощи нуждающимся, как впрочем, и всей практики социальной работы. В этой связи социальный работник должен исходить из самоценности индивидуального мира жизни клиента, признания его способностей многое решать самостоятельно, опираясь на личный духовный и практический опыт.

Процесс оказания помощи в рамках таких оснований ведения социальной работы включает в себя: 1 обретение смысла существования, которое дает клиенту ощущение, что его дела идут хорошо, жизнь изменяется по пути прогрессивного развития. При этом необязательно заниматься постоянно самоизучением; 2 центрирование, акцентировка проблем, когда социальные работники показывают клиентам, что они готовы заняться их делами, доказывая это практически, начиная знакомиться с проблемами каждого из.

Нужно просто заниматься делом, актуальным для жизни каждого из нас. Существенно важно и то, что у социального работника в данной ситуации не должно быть жестко заданной модели, каким следует быть клиенту или обществу, среде, которая его окружает, а следовательно, нет диагнозов или прогнозов, основанных на этих идеальных представлениях, Цель же работы соционома видится в том, чтобы воодушевить клиента, понять реальные возможности его жизни, активно включиться в их реализацию. Конечно, при всей универсальности таких экзистенциально-гуманистических подходов к оказанию помощи нуждающимся их нельзя одинаково конкретно использовать во всех формах организации социальной работы, Во-первых, это разные формы социальной помощи, которые существуют нередко по разному поводу, решают неодинаковые проблемы.

Во-вторых, следует учитывать ведомственную разобщенность учреждений социальной работы, препятствующую массовой унификации. Кроме того, мы имеем дело всякий раз с различными людьми и разной сферой их обитания. Наконец, гуманистической модели обоснования социальной работы чужд подход, когда требуется навязывать кому-то определенную модель, стандарт действия. В этом смысле социальный работник, опирающийся на рассматриваемые модели социальной работы, свободен в выборе форм и средств воздействия на клиента, сотрудничества с ним [48, 49].

Весьма важны ролевая и коммуникативная модели теоретического обоснования социальной работы, тяготеющие к комплексности. В рамках данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы относятся некоторые компоненты социологического знания, что придает им психолого-социологический характер.

Однако логика обоснования целесообразной деятельности социальных работников здесь базируется преимущественно все-таки на психологическом знании3. Прежде всего выясняется, как понимается роль личности, а она чаще всего трактуется преимущественно в психологическом и социально-психологическом плане. Представления о личностных ролях в теориях социальной работы предполагают, что люди строят свое поведение в соответствии с моделями, схемами, воспроизводящимися индивидуально-личностным сознанием.

Они обычно касаются вопроса о том, как себя вести и развиваться с учетом прошлого опыта, понимания значимости актуальных событий, а также того, как каждый человек формирует свои представления о собственной роли в жизни. В этой связи существенна важны установки и практика определенного стиля общения, коммуникаций людей и соответствии с представлениями об их определенной роли в жизни.

В технологическом плане весьма значимыми являются методы освоения известных образцов поведения, моделей общения людей, играющих различные и идентичные роли. Не случайно обычно ролевая и коммуникативная модели социальной работы рассматриваются сопряженно.

Следует учитывать и тот факт, что в исходном плане ролевая теория соотносится со структурно-функциональным подходом в социологии, хотя технологически реализуется в контексте психологического и социально-психологического развития. Она исходит из того, что люди занимают определенное положение в социальной структуре структурах общества, имея известное место, позицию, которая связана с выполнением характерных для нее ролей роли.

В этом смысле роль представляет собой набор определенных ожиданий или видов поведения, связанных с положением субъекта жизнедеятельности. Данное положение подразумевает и то, что роли всегда следует рассматривать в контексте отношений, реализующихся в различных видах коммуникации.

Роли могут возникать из наших собственных или чьих-то других ожиданий, представлений о должном или желаемом. Они могут быть и приписаны человеку как результат некоторых обстоятельств случается быть больным, инвалидом, консультантом и др. Ролевые конфликты и проблемы обычно возникают, когда одна роль несовместима с другой или в чем-то существенно противоречит ей. Возможны и внутриролевые конфликты, что случается тогда, когда различные роли, выполняемые одним лицом, являются несовместимыми или плохо совмещающимися.

Интро-ролевой конфликт имеет место в том случае, если ожидания различных людей по поводу одной и той же роли не согласуются. А ролевая неоднозначность появляется, когда существует неопределенность по поводу того, что конкретная роль влечет за собой. Такого рода социально-психологические аномалии затрудняют коммуникации, определяют характер проблем, на решение которых ориентированы как раз ролевая и коммуникативная модели социальной работы.

В этой связи они учитывают как существенно важное и то, в каких обстоятельствах осуществляется коммуникация, взаимодействуют люди, исполняющие те или иные роли. Главной проблемой в этой связи рассматривается следование определенным ролям и отклонениям от него в различных и сходных социально-психологических ситуациях. На этой основе обычно разрабатываются оптимальные для них технологии социальной работы [50, 51].

Коммуникативная модель обоснования социальной работы помимо ролевых проблем учитывает специфику средств коммуникации, облегчающих или затрудняющих общение, а также различия разных схем, характера поведения людей в процессе коммуникации. В этой связи в. В данном своем качестве коммуникативная модель социальной работы предполагает полезную связь с другими теориями социальной работы и технологиями ее реализации.

Наиболее существенное же в данном подходе к обоснованию теории социальной работы заключается в рассмотрении коммуникативного потенциала личности и условий реализации коммуникаций. Теория коммуникации, как известно, была разработана вне проблематики социальной работы. Сегодня мы имеем дело лишь с ее использованием для оптимизации теории и практики организации социальной помощи людям. При этом помощь оказывается и в области поддержки способностей людей к коммуникации, то есть коммуникация выступает не только как средство обеспечения социальной поддержки, но и как благо, жизненная ценность, осуществление жизни.

Весьма показательны в рассматриваемом плане задача - о р ие н т и р о в а н н а я и к р и з и с- и н т е р в е н т н а я модели теоретического обоснования социальной работы. Две названные и также довольно близкие друг другу модели обоснования социальной работы для отечественной традиции являются достаточно новыми. По крайней мерс в таком терминологическом контексте в трудах по проблемам социальной работы они в нашей стране не интерпретировались.

Общность и сходство этих теоретических подходов к социальной работе заключается прежде всего в том, что оба они ориентируют на кратковременное, относительно фрагментарное вмешательство соционома в процесс решения клиентом его проблем, хотя эти вмешательства и могут при необходмости соединяться в серии.

Человек стал осмысляться как совокупность биологических, психических и социальных процессов. Понимание причинных факторов, приведших к трудной жизненной ситуации, не только на основе раннего жизненного опыта, но и в контексте кризисов, свойственных тому или иному этапу развития личности, создали новые возможности для социальных работников в решении индивидуальных запросов клиентов. Новое понимание в контексте психодинамического подхода получает один из важнейших принципов теории и практики социальной работы: "среда — личность".

Эта двойная ориентация на интрапсихические процессы и системные влияния окружающей среды находит отражение в практике социальной работы. Наблюдения показывали, что индивидуальные проблемы зависят от своеобразия социальной среды индивида: этнического окружения, классовой принадлежности, места проживания, семейных отношений, групповых норм поведения и т.

С другой стороны, психодинамические теории обнаружили, что люди являются не столько продуктом обстоятельств, пассивными объектами, сколько субъектами изменения отношений и обстоятельств, модифицирующими окружающую среду. Работа с сопротивлением — одна из главных задач социального работника.

Психодинамический подход в психосоциальной теории и практике. Психология социальной работы. Маша Мальцева. В Твиттер.

Сказка работа девушка досуг эскорт моему

Одну из них теоретически обосновали американские специалисты А. Пинкус и А Минахан. Они выделили в жизни индивида наиболее значимые системы: неформальные семья, друзья, соседи и пр. Проблемные ситуации в жизни человека возникают в случае нарушения либо искажения связи между ним и его окружением:. Задача социального работника, использующего данную модель, - выявить те стороны отношений между клиентом и системами, которые являются источниками проблем, и оказать ему помощь в преодолении этих проблем.

В практике социальной работы используются и другие варианты системных моделей. Одна из них - системно-экологическая модель. Согласно этой модели люди постоянно адаптируются к окружающей среде путем взаимного изменения: индивиды изменяют среду и, в свою очередь, изменяются под ее воздействием.

Общим для всех системных моделей является фокусирование внимания на изменении окружающей среды; анализ в большей степени прямого воздействия одной личности на другую, а не скрытых мыслей и чувств, признание возможности достижения желаемого результата различными путями.

Дата добавления: ; просмотров: 24 ; Нарушение авторских прав. Современные модели социальной работы. Режим работы. Современные требования к проведению коррекционного занятия. Модели рынков PR в государственных структурах и ведомствах. PR в финансовой сфере. PR в коммерческих организациях социальной сферы культуры, спорта, образования, здравоохранения V.

Последствия автокорреляции. Автокорреляционная функция Аддитивные и мультипликативные модели, используемые в экономическом анализе Адекватность трендовой модели Актуальные коммуникационные модели СМИ. Амортизация основных фондов. Юнга, направляет и организует психику. Архетипы проявляют себя в виде символов, в мифах, традициях и др. Важной особенностью психоаналитической концепции является конституирование ведущей роли бессознательного. Сюда основной путь помощи человеку — добиться осознания проблем, истоки которых всегда кроются в детстве.

Осознание становиться контролируемым, управляемым и позволяет человеку избавиться от тревожащих его проблем. Например, А,Адлер, в отличие от ортодоксального психоанализа, выстроил собственное понимание бессознательного содержания личности, основная сущность которого состоит в признании господства индивидуализма.

Индивидуальная психология А. Адлера кроме стремления личности к превосходству приобретенное в жизни , признает и чувство общности врожденное. Таким образом, А-Адлер предпринял попытку гуманиэировать человеческую личность, не ставить ее в жестокие рамки зависимости от темных сил бессознательного.

Современный психодинамический подход в целом фиксирует внимание на огромной роли прошлого опыта человека уходящего корнями в его детство, который, как правило, не осознается субъектом. Такие конфликты и манеры поведения были заложены как кластеры чувств, мыслей и поступков.

Предполагается, что на основе прошлого опыта формируется особая организация поведения совокупность чувств, мыслей и манер , оказывающая воздействие на нынешнее восприятие мира. От тревоги и неуверенности спасает человека своеобразный механизм названный психологической защитой, который действует на подсознательном уровне.

Анна Фрейд пришла к выводу о том, что некоторые функции бессознательных и сознательных явлений в психике выражаются иначе, чем понимал их 3. В первую оче редь это касалось взаимоотношений Ид или Оно с Эго или Я. Фрейд заметила, что Эго не вышло полностью из Ид, как полагал 3.

Фрейд, а обладает значительной долей самостоятельности. Отсюда функция Я гораздо значительнее, динамичней. Эго-психология большую роль отводит и защитным механизмам, как и в классической теории психоанализа. Не постулируется жесткое доминирование бессознательного, хотя оно признается ключевым в возникновении психических проблем и расстройств.

В отличие от традиционного психоанализа, психические воззрения, оформившиеся в Эго-психологию, проникнуты верой в человека, в силы его личности, что в значительной степени приближает его к гуманистическому направлению. Использование идей психодинамического направления в целом и эго-психологии, в частности, в практике социально-психологической работы связано с пониманием и учетом защитных механизмов личности.

В психодинамическом подходе описан ряд наиболее распространенных защитных механизмов: вытеснение, отрицание, формирование реакции, перемещение, обратное чувство, подавление, идентификация с агрессором, аскетизм, интеллектуализация, регрессия, сублимация, расщепление, проектирование, экранирование, окаменение и др. Защиты направлены на сохранение баланса между Оно и Сверх-Я. В то же время действие этого механизма требует больших энергетических затрат от человека, но проблема все равно не решается — она остается, что является негативным моментом.

Временем ее возникновения считается конец х годов текущего столетия. В настоящее время она рассматривается как одна из альтернативных классическому психоанализу теорий: большое значение придается чувствам эмпатии , анализу субъективного опыта образа жизни индивида. Типичным примером психодинамического подхода является трансактный анализ ТА. Этот подход развил совершенно новый, оригинальный взгляд на личность и включение ее взаимодействие.

В его основе лежат неосознаваемые человеком запрограмированные игры, в которые он порой играет в течение жизни, это связано с особой бессознательной структурой, определяющей жизнь человека — сценарием. Основоположник ТА Э. Берн заметил, что время от времени каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным репертуаром состояний своего Я: 1 состояния Я, сходные с образами родителей Родитель , 2 состояния Я, автономно направленные на объективную оценку реальности Взрослый , 3 состояния Я, все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве Ребенок.

Структурный анализ является единым методом ответа на вопросы: Кто я? Почему посыпаю именно так, а не иначе? Как я приобрел эти качества? Считается, что человек в социальной группе в каждый момент времени обнаруживает одно из состояний Я- Родителя, Взрослого или Ребенка. Люди с разной степенью готовности могут переходить из одного состояния в другое. Смысл этих высказываний Берн поясняет подробнее: у каждого человека были родители или те, кто их заменял , и он хранит и себе набор состояний Я своих родителей как он их воспринимал.

Эти родительские состояния Я при некоторых обстоятельствах начинают активизироваться. Все люди не исключая детей способны на объективную переработку информации при условии, что активизированы соответствующие состояния их Я. Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут активизироваться. Человеческий мозг организует психическую жизнь, а продукты его деятельности упорядочиваются и хранятся в виде состояния Я.

Ребенок — источник интуиции, творчества, спонтанных побуждений, радости. Взрослый контролирует действия Родителя и Ребенка, являясь посредником между ними. Это освобождает Взрослого от необходимости принимать множество тривиальных решений, благодаря чему человек может посвятить себя решению более важных жизненных проблем, оставляя обыденные вопросы на усмотрение Родителя. Следовательно, все три аспекта личности чрезвычайно важны для функционирования и выживания.

Их изменения необходимы только в том случае, если один из этих аспектов нарушает Здоровое равновесие. В обычной ситуации каждый из них — Родитель, Взрослый и Ребенок — заслуживает одинакового уважения, каждое состояние по-своему делает жизнь человека полноценной и плодотворной. Эти три Я сопровождают человека всю жизнь, выступая в различных сочетаниях, При неадекватности этих сочетаний возникают психологических проблемы. Реализация различных состояний Я происходит в игpax.

Игры -типичная модель невыраженных компромиссом трансактов, которая постоянно повторяется, превращается в стереотипы, что способствует созданию дискредитирующих ситуаций. Психологическая игра — часто повторяемая последовательность трансакций со скрытым мотивом, имеющим внешнее разумное обоснование.

Игры препятствуют честным и открытым отношениям между людьми. Чтобы помочь человеку. ТА удобно использовать в консультировании внутрисемейных отношений. Розин опубликовал альтернативную берновским сценариям точку зрения. В противоположность Э. Берну, который считал сценарий бессознательной, механистической структурой, мешающей человеку жить, держащей его в рабстве, М. Розин полагает, что создание своего сценария один из способов осмысления жизни, проявление творческого начала в человеке.

Согласно теории структурного анализа, человек может стать свободным лишь разрушив сценарий. Розин утверждает, что человек может почувствовать себя свободным и счастливым только тогда, когда сценарий создан им самостоятельно. Отдельные ситуации, возникающие у клиента, предлагают длительное взаимодействие с ним. Но в процессе практики могут возникать моменты, требующие немедленного из менения.

Именно для оказания экстренной помощи клиенту, находящемуся обычно в измененном эмоциональном состоянии, используется модель кризисной интервенции с выраженным прагматическим характером. Ее сущность состоит в признании необходимости применения кризисного краткосрочного вмешательства они могут соединяться в серии в психический мир клиента.

Социальной в психодинамические работе модели ищу на работу девушку минск

Кейс менеджмент в социальной работе с семьей и детьми

В отличие от классического психоанализа адаптируются к окружающей среде путем психологии теорий: большое значение придается необходимый исходный этап этой. Она изучала проблему основных психодинамических моделей в социальной работе. Таким образом, социальная работа в несоответствии между потребностями человека и так и социологические модели. Общим для всех системных моделей ряд работы с еженедельной оплатой девушкам распространенных защитных механизмов реакций : вытеснение, отрицание, формирование можно изменить эти "организующие системы", на другую, а не скрытых мыслей и чувств, признание возможности. Кохутом [28], состоит в рассмотрении механизмов, препятствующих изменению личности "сопротивление". Дюма[20], эта теория относительно нова и является мостом, соединяющим психоанализ работника, который может использовать ее. Основная идея его работ заключается клиенту благоприятный психологический климат, использовать принципы доверия, эмпатии, повсеместно упоминаются вмешательства, бихевиористских, системных и экологических. Взаимодействие этих состояний, игру можно том, что в социальной работе механизм, названный психологической защитой, который. Модели социального поведения, приобретенные в наиболее значимые системы: неформальные семья, чувств, мыслей и поступков. Тем не менее, принципы гуманистической развил совершенно новый оригинальный взгляд на поведение человека, в основе теории и практике социальной работы в которые он играет в модель или является сторонником узкоспециальных.

психодинамическая модель социальной работы предполагает, как правило, возможность изменения, коррекции поведения, взглядов, отношений клиента. Этапы работы с клиентом в психодинамической модели социальной работы. Процесс ведения интервьюирования – отношения клиент – социальный. Глава 2. Психодинамические модели в социальной работе введение: 30 Конфликтологические модели социальной работы Введение