терапевтические модели социальной работы

вебкам студия барнаул работа

Работа для девушек в Самаре Кратко Список. Самарская область Самара

Терапевтические модели социальной работы ростов на дону работа для девушек в

Терапевтические модели социальной работы

Аналогичным образом можно говорить о влиянии на теоретические построения специалистов в области социальной работы достижений эгопсихологии, бихевиоризма, трансактного анализа, логотерапии [29, 30, 31]. Теория социальной работы как отраслевая теоретическая дисциплина не может не испытывать влияния, достижений базовых теоретических дисциплин, прежде всего - психологии и социологии. Так, усиление в социологии позиций функционализма, структурнофункционального и системного анализа, а также радикально ориентированных конфликтологических концепций, марксистской социологии привели к соответствующим смещениям в симпатиях, построениях теоретиков социальной работы.

Значительно вырос авторитет теоре. Очевидная связь различных теоретических концепций социальной работы с психологическими и социологическими теориями обнаруживает себя при анализе и группировке этих концепций, выявлении их специфических черт. Но об этом в специальных разделах пособия.

Здесь же отметим и тот факт, что теория социальной работы, опираясь на фундаментальные психологические и социологические разработки, используя системы понятий психологии и социологии, имеет очевидную тенденцию к саморазвитию. Данное обстоятельство отмечается ведущими зарубежными специалистами [1, 2, 3, 4], отечественными учеными и практиками [35, 36, 37].

Во-первых, это проявляется в формировании новых групп понятий, используемых в теории социальной работы и употребляемых преимущественно в данном контексте научного знания: жизненные силы социального субъекта, индивидуальная субъектность, социальная субъектность, реабилитация жизненных сил, поддержка индивидуальной субъектности, защита социальной субъектности, социальная деградация и др.

Во-вторых, за теорией социальной работы закрепляется круг проблем, которые, получая все более разносторонний анализ, стимулируют саморазвитие теоретических знаний, их воспроизводство. В этой связи следует отметить и плодотворность теоретических дискуссий по поводу объекта и предмета социальной работы, как научной дисциплины. Наконец, в-третьих, отметим приращение научного теоретического знания по социальной работе вследствие методической и методологической проработки исследовательских задач, специфики используемой при этом методики и методологии научного анализа.

В этой связи очевидна теоретическая саморефлексия формирующейся отрасли научного знания, определенной социальнопрофессиональной группы. Важную роль в воспроизводстве теоретического знания играют отдельные ученые, крупные специалисты в области социальной работы.

В этой связи перейдем к рассмотрению третьего фактора, определяющего развитие теории социальной работы - вклада выдающихся ученых, специалистов в области теории и практики социальной помощи нуждающемуся населению. В анализе специфики влияния на развитие теории социальной работы крупных теоретиков и практиков и сегодня нас подстерегает опасность утраты понимания специфики деятельности социального работника и ее теоретических оснований.

И в этом смысле есть, конечно, некоторая опасность сделать героями истории развития теории социальной работы. Решение данного круга задач усложняется тем, что далеко не каждый крупный теоретик и практик социальной работы был и является по базовому образованию именно социальным работником, профессионалом социальной работы с вузовским дипломом, как это было, например, с Рональдом Фельдманом, бывшим деканом факультета социальной работы Колумбийского университета США или Реем Томлиссоном, деканом крупнейшего в Канаде факультета социальной работы Университета г.

Так, Харольд Сведнер, длительное время возглавлявший научные программы Института социальной работы Гетеборгского университета, заложивший основы научных исследований в области социальной работы в Швеции, их философски-гуманистическую базу, является доктором философии, имеющим большой опыт культурологических, социально-философских исследований, специализировавшимся в области социологии он окончил отделение социологии Лундского университета.

Под влиянием исследовательской деятельности X. Сведнера в Швеции х годов значительно усилилась научная традиция анализа структурной социальной работы, ее системно-функциональное видение в контексте развития современного человека.

Следует специально подчеркнуть, что X. Сведнер высоко ценил и ценит философско-гуманистические традиции социокультурного развития России. В обосновании смысла, социально-этических основ социальной работы он постоянно апеллирует к идеям и практике социальной деятельности таких русских мыслителей, как Л.

Толстой, И. Бунин, А. Чехов, Ф. Достоевский и др. Он высоко оценивает социальные идеи и научные труды С. Струмилина, А. Макаренко, В. Ленина, А. Коллонтай, И. Павлова [38]. Теоретическая, исследовательская и образовательная деятельность профессора X. Сведнера оказала существенное влияние на распространение системных, философско-гуманистических представлений о социальной работе не только в Швеции, но и в других скандинавских странах, в Западной и Восточной Европе, в Японии и Китае, где он побывал и где известны его труды [39, 40].

Очевидно, что авторитет, активная научная преподавательская деятельность X. Сведнера способствовали усилению позиций, развитию системного направления в теории социальной работы, которое он обогатил философскогуманистическими и социокультурными ориентациями. Другой пример. В последние годы все более широкое распространение приобретает когнитивная теория социальной работы. Разумеется, это происходит под влиянием объективных условий, в силу известного саморазвития теории о закономерностях и технологиях социальной защиты современного человека, ибо роль смысложизненных ориентации, интеллектуальной компоненты в жизни людей в XX в.

Вместе с тем очевидно и то, что в обеспечении роста влияния этой теории социальной работы существенную роль. Бесспорно то, что энергичная теоретическая деятельность и пропаганда когнитивногуманистических теорий Э. Гольдштайном [12,41,42] в е годы были весьма эффективными и привели к их широкому распространению. Создание В, Франклом психолого-социологических оснований логотерапии2 [31], рост ее популярности также благоприятствовали распространению в странах европейской социокультурной традиции когнитивных теорий социальной работы.

Причем для специалистов в этой области научного знания ведущая роль в усилении ее влияния, разработке названных авторов бесспорна. Приведенные примеры свидетельствуют о существенном влиянии видных теоретиков социальной работы на развитие этой области социального развития, соответствующей отрасли социального знания.

Однако при этом следует иметь в виду и то обстоятельство, что чаще всего на формирование современных тенденций эволюции теории социальной работы в XX в. В большинстве социолого- и психологоориентированных теорий социальной работы наиболее заметный вклад в их развитие внесли не "чистые" теоретики социальной работы, но социологи и психологи, а также педагоги и психотерапевты. Для ранних стадий становления новой отрасли знаний это вполне закономерная картина, с одной стороны, потому, что теоретиков новой науки еще просто мало, а с другой - базовые для нее смежные дисциплины естественным образом "рекрутируют" в новые области знания наиболее видных своих представителей.

Не случайно многие теории социальной работы весьма близки по названиям родственным социологическим и психологическим концепциям системная, функциональная, ролевая, социально-психологическая и др. Это вновь подтверждает непреложную истину: новая наука делается ее верными слугами, лучшими представителями смежных наук, часто - на "стыке" научных дисциплин. К началу х годов в научной литературе вполне определенно обозначились несколько моделей теоретического обоснования социальной работы, ее понимания как особой социальной деятельности, общественного явления.

Они отразили не только результаты научных поисков крупных ученых разных школ теоретического осмысления проблем социальной защиты в современном обществе, но и его эволюцию, изменения в самом содержании и формах социальной работы. Вполне определенно стало возможным говорить, по крайней мере, о двенадцати таких моделях. Рассмотрим их наиболее существенные особенности отдельно, ибо каждая такая модель предполагает вполне определенное содержание, методы и формы содействия нуждающимся, профилактику кризисов, а также известные теоретические основы, связь со смежными науками о человеке и обществе, естественными и социокультурными основами их жизни.

Наш анализ известных теоретических подходов к построению научного знания в области социальной работы по их отношению к смежным наукам, оказавшим и оказывающим на него наиболее сильное влияние, свидетельствует о наличии, как минимум, трех групп теорий:.

В рамках третьей группы теорий мы выделяем те, что претендуют на вполне самостоятельный статус и характер специфического научного знания, рассматривая иное - как переходные формы, пути рождения новой научной дисциплины. В данном параграфе мы последовательно рассматриваем специфику и краткое содержание всех названных групп современных теорий социальной работы, начиная с психолого-ориентированных концепций.

Психодинамика как теоретическое основание социальной психосоциальной работы в ее современном виде сформировалась на основе психоанализа в его различных интерпретациях, начиная с 3. Фрейда, его прямых последователей и более поздних приверженцев [43, 44, 45], Разумеется и сегодня психодинамические интерпретации поведения людей являются составной частью современного психологического знания, психологии как научной дисциплины. И в этом смысле они не могут характеризоваться отраслью научного знания, называемого теорией социальной работы.

Их роль в данном плане ограничивается главным образом методологическим влиянием как смежной для социальной работы научной дисциплины. Однако это влияние и разработка на его основе психодинамической модели социальной работы, характеризуемой чаще всего в качестве психосоциальной [46, 47], обусловили возникновение и развитие специфической модели обоснования конкретных технологий социальной работы, оказания социальной психосоциальной помощи отдельному человеку, семье, группе людей, имеющих проблемы.

При этом психодинамическая модель деятельности социального работника опирается на несколько основополагающих, исходных постулатов. В главном они сводятся к следующему:. Однако главное, что предполагает психодинамический подход, сводится к признанию принципиально важной роли изучения и учета динамики отношений в контактной группе, среде обитания клиента;.

Особый акцент в деятельности социального работника при этом делается на понимании того, что думает клиент, какова его персональная ситуация, требующая определенной стратегии и тактики, а также в чем уникальность человека, его персонального опыта, социально-психологических характеристик. Не менее важно определенное влияние социального опыта, событий жизни индивида на его психологический облик, эволюцию этого облика, оценка влияния последнего на решение проблем жизнесуществования личности.

При этом социальный работник обязан учесть собственные психические особенности и динамику развития отношений с клиентом, возможности контактов с людьми из его окружения, динамики и характера их взаимозависимости с подопечным. Принципиальное значение в данном контексте отношений, взаимодействия социального работника и клиента имеет учет индивидуального опыта, психологического склада, уникальности личности того, кому оказывается помощь.

Психосоциальное влияние в контексте психодинамического ведения социальной работы включает несколько относительно самостоятельных этапов:. Бернером и Л. Юнссон [47]. Экзистенциалистская и гуманистическая модели теоретического обоснования социальной работы также занимают существенное место в теории социальной защиты. В экзистенциональном обосновании социальной работы акцент делается на особенностях восприятия клиентом отношения в системе взаимодействия "субъект-объект-субъект". Осмысление и выводы об этих отношениях - главное в экзистенциальной теории модели социальной работы.

В этой связи обычно рассматриваются: 1 правила и роли внутри системы "субъект-объект-субъект"; 2 более широкие системы, в контексте которых существует подсистема "субъект-объект-субъект" и которые оказывают на нее определенное влияние; 3 системы ценностей, в которые верит клиент; 4 как клиент борется со страхом, отсутствием безопасности; 5 связь всех связанных аспектов решения проблемы.

Экзистенциальная модель теоретического обоснования социальной работы исходит из того, что большинство эмоциональных проблем клиента возникает из четырех источников отчуждения: а когда люди, которые значимы в глазах клиента, не признают его таковым; б непоследовательность или обман в решении проблемы оценочных конфликтов; в разочарование, хаос или потеря личных ценностей; г потеря близких людей их смерть, уход, измена и др.

Главная цель экзистенциальной технологии влияния на клиента - помочь людям приобрести удовлетворительный стиль жизни, начать получать удовлетворение от жизни. При этом используются три возможных правила экзистенциальной терапии: во-первых, установка на изменение опыта, практической деятельности клиента; во-вторых, ориентировка на понимание личности клиента; в-третьих, личностная включенность, погружение социального работника в мир ценностей, чувств, отношений клиента.

Гуманистическая модель теоретического обоснования социальной работы в значительной мере играет роль философско-гуманистической базы экзистенциальной технологии оказания помощи нуждающимся, как впрочем, и всей практики социальной работы. В этой связи социальный работник должен исходить из самоценности индивидуального мира жизни клиента, признания его способностей многое решать самостоятельно, опираясь на личный духовный и практический опыт.

Процесс оказания помощи в рамках таких оснований ведения социальной работы включает в себя: 1 обретение смысла существования, которое дает клиенту ощущение, что его дела идут хорошо, жизнь изменяется по пути прогрессивного развития. При этом необязательно заниматься постоянно самоизучением; 2 центрирование, акцентировка проблем, когда социальные работники показывают клиентам, что они готовы заняться их делами, доказывая это практически, начиная знакомиться с проблемами каждого из.

Нужно просто заниматься делом, актуальным для жизни каждого из нас. Существенно важно и то, что у социального работника в данной ситуации не должно быть жестко заданной модели, каким следует быть клиенту или обществу, среде, которая его окружает, а следовательно, нет диагнозов или прогнозов, основанных на этих идеальных представлениях, Цель же работы соционома видится в том, чтобы воодушевить клиента, понять реальные возможности его жизни, активно включиться в их реализацию.

Конечно, при всей универсальности таких экзистенциально-гуманистических подходов к оказанию помощи нуждающимся их нельзя одинаково конкретно использовать во всех формах организации социальной работы, Во-первых, это разные формы социальной помощи, которые существуют нередко по разному поводу, решают неодинаковые проблемы. Во-вторых, следует учитывать ведомственную разобщенность учреждений социальной работы, препятствующую массовой унификации. Кроме того, мы имеем дело всякий раз с различными людьми и разной сферой их обитания.

Наконец, гуманистической модели обоснования социальной работы чужд подход, когда требуется навязывать кому-то определенную модель, стандарт действия. В этом смысле социальный работник, опирающийся на рассматриваемые модели социальной работы, свободен в выборе форм и средств воздействия на клиента, сотрудничества с ним [48, 49]. Весьма важны ролевая и коммуникативная модели теоретического обоснования социальной работы, тяготеющие к комплексности.

В рамках данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы относятся некоторые компоненты социологического знания, что придает им психолого-социологический характер. Однако логика обоснования целесообразной деятельности социальных работников здесь базируется преимущественно все-таки на психологическом знании3.

Прежде всего выясняется, как понимается роль личности, а она чаще всего трактуется преимущественно в психологическом и социально-психологическом плане. Представления о личностных ролях в теориях социальной работы предполагают, что люди строят свое поведение в соответствии с моделями, схемами, воспроизводящимися индивидуально-личностным сознанием. Они обычно касаются вопроса о том, как себя вести и развиваться с учетом прошлого опыта, понимания значимости актуальных событий, а также того, как каждый человек формирует свои представления о собственной роли в жизни.

В этой связи существенна важны установки и практика определенного стиля общения, коммуникаций людей и соответствии с представлениями об их определенной роли в жизни. В технологическом плане весьма значимыми являются методы освоения известных образцов поведения, моделей общения людей, играющих различные и идентичные роли.

Не случайно обычно ролевая и коммуникативная модели социальной работы рассматриваются сопряженно. Следует учитывать и тот факт, что в исходном плане ролевая теория соотносится со структурно-функциональным подходом в социологии, хотя технологически реализуется в контексте психологического и социально-психологического развития. Она исходит из того, что люди занимают определенное положение в социальной структуре структурах общества, имея известное место, позицию, которая связана с выполнением характерных для нее ролей роли.

В этом смысле роль представляет собой набор определенных ожиданий или видов поведения, связанных с положением субъекта жизнедеятельности. Данное положение подразумевает и то, что роли всегда следует рассматривать в контексте отношений, реализующихся в различных видах коммуникации. Роли могут возникать из наших собственных или чьих-то других ожиданий, представлений о должном или желаемом. Они могут быть и приписаны человеку как результат некоторых обстоятельств случается быть больным, инвалидом, консультантом и др.

Ролевые конфликты и проблемы обычно возникают, когда одна роль несовместима с другой или в чем-то существенно противоречит ей. Возможны и внутриролевые конфликты, что случается тогда, когда различные роли, выполняемые одним лицом, являются несовместимыми или плохо совмещающимися.

Интро-ролевой конфликт имеет место в том случае, если ожидания различных людей по поводу одной и той же роли не согласуются. А ролевая неоднозначность появляется, когда существует неопределенность по поводу того, что конкретная роль влечет за собой.

Такого рода социально-психологические аномалии затрудняют коммуникации, определяют характер проблем, на решение которых ориентированы как раз ролевая и коммуникативная модели социальной работы. В этой связи они учитывают как существенно важное и то, в каких обстоятельствах осуществляется коммуникация, взаимодействуют люди, исполняющие те или иные роли. Главной проблемой в этой связи рассматривается следование определенным ролям и отклонениям от него в различных и сходных социально-психологических ситуациях.

На этой основе обычно разрабатываются оптимальные для них технологии социальной работы [50, 51]. Коммуникативная модель обоснования социальной работы помимо ролевых проблем учитывает специфику средств коммуникации, облегчающих или затрудняющих общение, а также различия разных схем, характера поведения людей в процессе коммуникации. В этой связи в.

В данном своем качестве коммуникативная модель социальной работы предполагает полезную связь с другими теориями социальной работы и технологиями ее реализации. Наиболее существенное же в данном подходе к обоснованию теории социальной работы заключается в рассмотрении коммуникативного потенциала личности и условий реализации коммуникаций. Теория коммуникации, как известно, была разработана вне проблематики социальной работы.

Сегодня мы имеем дело лишь с ее использованием для оптимизации теории и практики организации социальной помощи людям. При этом помощь оказывается и в области поддержки способностей людей к коммуникации, то есть коммуникация выступает не только как средство обеспечения социальной поддержки, но и как благо, жизненная ценность, осуществление жизни.

Весьма показательны в рассматриваемом плане задача - о р ие н т и р о в а н н а я и к р и з и с- и н т е р в е н т н а я модели теоретического обоснования социальной работы. Две названные и также довольно близкие друг другу модели обоснования социальной работы для отечественной традиции являются достаточно новыми. По крайней мерс в таком терминологическом контексте в трудах по проблемам социальной работы они в нашей стране не интерпретировались.

Общность и сходство этих теоретических подходов к социальной работе заключается прежде всего в том, что оба они ориентируют на кратковременное, относительно фрагментарное вмешательство соционома в процесс решения клиентом его проблем, хотя эти вмешательства и могут при необходмости соединяться в серии.

Организационно за рубежом такие вмешательства часто основываются на контрактах, соглашениях между клиентом и социальным работником. Кризис-интервентный подход основан в главном на психодинамической концепции и эгопсихологии. В свою очередь индивидуальная задача-ориентированная работа не признает какую-либо специфическую или социологическую основу для технологии, методов своего осуществления. Она полностью опирается на оперативный прагматический подход, который распространился в силу неудовлетворенности долгосрочной стационарной психодинамической помощью, индивидуальнопсихологической поддержкой личности в ряде индустриально развитых стран.

Кризисное вмешательство социального работника обосновывается как его целесообразное действие, которое прерывает серию событий жизни клиента, усугубляющих либо ведущих к кризису, нарушению нормальной жизни людей. В свою очередь задача-ориентированная работа обосновывается как деятельность, сосредоточенная на определенных категориях проблем. Кризисное вмешательство опирается на теорию происхождения трудностей и различных жизненных условиях.

А задача-ориентированная модель берет проблемы как таковые, чтобы решать их в актуальном плане чисто прагматически. Кризисное вмешательство использует практические задачи для помощи людям в целях снова приспособиться к жизни, но важным аспектом его является учет эмоциональных реакций людей на кризис и долгосрочные изменения в их способностях справляться с ежедневными проблемами.

В то же время задача-ориентированная модель фокусирует внимание на проявлении клиентом себя в решении практических задач, которые решают какие-то частные проблемы, в том числе эмоциональные [52, 53]. В целом ряде аспектов эти модели взаимодействуют с бихевиористской, дополняя и оптимизируя ее. Бихевиористский подход в теоретическом обосновании социальной работы достаточно давно известен и активно разрабатывается, но главным образом он известен и научном контексте отечественной психологии.

Однако в качестве основы социальной работы как относительно самостоятельного вида общественной деятельности он не получил здесь широкого распространения. За рубежом такой подход к концептуальному обоснованию социальной работы вытекает из работ психологов-экспериментаторов бихевиористского направления [54, 55] и активно используется.

В принципе бихевиористская социальная работа основывается на обучающей теории, которая в отличие от психодинамической сосредотачивает внимание на наблюдаемом поведении. При этом считается, что неразумно использовать скрытые мысли или предположения о структурах ума, так как они не могут быть независимо или объективно проверены. Бихевиористская социальная работа нередко основывается на схемах единичных экспериментов, построенных с учетом классического принципа: "стимул - реакция".

При этом за тщательным определением желаемых видов поведения обычно следует спланированная оценкаизмерение как часто оно встречается в период и в рамках "основного направления". Затем следует вмешательство. Вместе с ним и вслед за ним измеряются также отдельные случаи такого поведения.

В этой связи предполагается учет ответной обусловленности, определяющей реакцию клиента на различные стимулы. И как только получен ответ человека на стимул, его поведение корректируется. При этом используется как прямое воздействие социального работника, так и влияние через использование новых значимых стимулов. В рамках данной модели теоретического обоснования социальной работы встречаются весьма серьезные проблемы.

В частности, тогда, когда соционом имеет дело с немотивированным, необусловленным поведением клиентов. В данном случае оказывается трудно или вовсе невозможно найти решение их проблем в контексте бихевиористского подхода. Кроме того данная модель теоретического обоснования социальной работы серьезно критикуется за сугубо позитивистскую практику осмысления проблем клиента, а также технологий их решения.

Очевидно, что она требует своего обновления. Перейдем к рассмотрению некоторых социолого-ориентированных моделей теории социальной работы. Среди них наиболее отчетливо обнаруживают себя, во-первых, те, что формируются на базе теории социальных систем, а во-вторых, те, что опираются на радикальномарксистские подходы.

В этой связи охарактеризуем наиболее существенное в их специфике, подчеркнув то обстоятельство, что эти концепции составляют основу так называемой структурной социальной работы. Особенности модели теоретического обоснования социальной работы, опирающейся на системные представления о строении и развитии общества также полезно подчеркнуть. Системные идеи восходят к общей теории социальных систем Берталанфи г. В первоначальном своем варианте эта теория, как известно, была разработана на биологическом материале и показывала, что все организмы являются системами, составленными из подсистем, а сама система в спою очередь есть часть сверхсистем.

Так, человек представлялся как часть общества, но состоящая из циркулирующих систем кровообращения, пищеварения, а также клеток, которые в свою очередь состоят из атомов, включающих в себя еще более мелкие частицы. Эта теория стала широко применяться для анализа социальных систем, включающих социальные группы и общественные институты, семьи, малые сообщества, коллективы. В е годы за рубежом псе более активно и широко системные идеи стали применяться в анализе проблем социальной работы, прежде всего - в социолого-ориентированных подходах к се осмыслению и регулированию [56, 57].

При этом главным аргументом в пользу такого подхода выдвигалась мысль о том, что люди в стремлении улучшить свою жизнь зависят от различных окружающих их систем. А из этого следует, что решение проблем социальной защиты жизнестойкости человека в главном должно опираться на совершенствование и регулирование систем. В рамках такого рода представлений сформировалась широко распространенная точка зрения о том, что людям могут помочь три типа систем: во-первых, неформальные или естественные системы, такие как семья, группа друзей, объединение по интересам и др.

Во-вторых, речь идет о формальных системах, таких как общинные группы, профсоюзы, общественно-политические организации и т. В-третьих, это системы, существующие в обществе в виде учреждений, ведомств, функционально ориентированных организаций больницы, библиотеки, школы и др. В данном контексте задачи социального работника дифференцируются на две группы: с одной стороны, они связаны с оптимизацией деятельности учреждений, организаций и ведомств, способных оказать помощь людям в решении их проблем, С другой стороны, речь идет о содействии нуждающимся в использовании ими учреждений социальной работы для удовлетворения своих потребностей, об активизации самозащитных потенций человека как саморегулирующейся системы.

Сегодня традиционно различают две формы использования теории систем в социальной работе: а использование положений общей теории систем, о чем было сказано выше; б разработка и использование экологической теории систем. Узловым понятием т е о р и и э к ол о г и ч е с к и х с и с т е м в социальной работе стала категория "модели жизни". Модель жизни рассматривает людей как системно организованных субъектов жизнедеятельности, которые постоянно приспосабливаются в их взаимодействии к многообразию условий бытия.

Она исходит из того, что там, где человек может развиваться через изменение, где его в этом поддерживает среда, окружение, существует взаимная адаптация. Социальные проблемы бедность, загрязнение природы, дискриминация и пр. Жизненные системы люди, их объединения согласно теории экосистем должны пытаться поддерживать хорошее равновесие со своим окружением.

Главной целью социальной работы в теории экосистем провозглашается обычно усиление адаптивных способностей людей, влияние на их окружение так, чтобы сделать компромиссы человека и среды обитания более адаптивными. Таким образом, социальный работник в данном подходе к решению проблем клиента воздействует не только на него, но и на среду его обитания.

В структурной социальной работе системно-экологический подход наиболее масштабно проявляется в организации работы системы социального обеспечения и поддержки населения. Он ориентирован как на группы населения, пользующегося спланированной официально централизованной поддержкой, так и на массовую или индивидуальную неформальную помощь, в том числе друзьям, соседям, членам семьи, которые в этом нуждаются.

Такая помощь бывает либо личная, либо общественная. Личная использует по-преимуществу психологические возможности социономов и клиентов. Общественная социальная помощь использует воспитание и обратную связь, эффект воздействия специальных учреждений.

В целом же формулировка теоретических оснований социальной работы в контексте общих и экологических систем существенно отличается от абсолютного большинства традиционных подходов, существующих в современной теории социальной работы. Это отличие в главном сводится к тому, что системный подход акцент делает не на индивидуализацию и психическую проблематику клиента, а на социальный подход к оценке проблем его жизни, их типизацию, обобщение.

К числу наиболее существенных слабостей этого подхода к теоретическому обоснованию социальной работы обычно относят его недостаточную технологичность и конкретность в определении путей оказания помощи людям. Теперь обратимся к р а д и к а л ь н о й и м а р к с и с т с к о й моделям обоснования теории социальной работы.

Обе эти модели теоретического обоснования социальной работы характеризуются острой критикой традиционных подходов к пониманию сути, содержания, а также общественной значимости социальной работы. Их близость и е годы стала очевидной. Радикальная критика традиционных форм социальной работы уже и е годы привела к обоснованию таких ее форм, как "наделение полномочиями", социальная адвокатура, повышение уровня и развитие самосознания.

Обозначилась акцентировка на социальную самозащиту, повышение роли социальной субъектности. Более длительным радикально-критическим отношением к социальной работе характеризовалась марксистская традиция ее научного осмысления. В этой связи вполне определенно обозначились три позиции по отношению к социальной работе:. Социальный работник в этом контексте характеризуется как важная сила, способствующая коллективным действиям, подъему самосознания людей, осуществлению перемен;.

С другой стороны, социальные работники выполняют функции ослабления социальной напряженности в капиталистическом обществе, усиливая его, обеспечивая стабильность. Радикалисты в области социальной работы ориентированы более однозначно. Они исходят из критики "традиционной" психодинамической социальной работы или других ее теорий, которые стремятся сохранить, усовершенствовать существующий социальный порядок как должное. Если обобщить радикальную критику традиционной социальной работы, то она в главном характеризуется следующими положениями:.

Имеется тенденция "найти" виноватого, жертву, возлагая ответственность за проб. Однако, несмотря на критику, существуют многочисленные связи между радикальным подходом и традиционными концепциями социальной работы. Во-первых, и те, и другие согласны в том, что общество способствует появлению проблем личности, ее индивидуальной жизни; во-вторых, и те, и другие представляют отношения между людьми и обществом как трансакциональные, взаимные и интерактивные, то есть дело представляется так, что мы можем оказывать воздействие на наши социальные обстоятельства так же, как и они на нас; в-третьих, оба подхода предусматривают автономность клиента; наконец, в-четвертых, и там, и там признается важность понимания клиентом своих обстоятельств жизни для влияния на них в лучшую сторону.

По преимуществу к социолого-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы принадлежит и так называемая р а з р е ш а ю щ а я м о д е л ь. Она предусматривает достижение следующих целей: 1 помочь клиентам увидеть и осмыслить себя как "каузальных агентов", способных к поиску решений существующих проблем; 2 содействовать восприятию клиентом социального работника как специалиста, имеющего знания и умения, которые могут быть полезными ему; 3 воспринимать клиентом социального работника как партнера в решении некоторого круга своих проблем; 4 помочь воспринимать властную, полномочную структуру организации социальной помощи, общества в целом, как сложную и частично открытую влиянию.

Социолого-ориентированные модели социальной работы обозначили в е годы усиление тенденций к ее комплексному осмыслению. И к началу х годов стало возможным говорить о нескольких теоретических подходах к научному обоснованию социальной работы, которые носят разносторонний, no-существу - междисциплинарный, комплексный характер. При этом их целостность представляет уже новое качество рождающейся научной дисциплины - теории социальной работы. Из числа психолого-ориентированных моделей теоретического обоснования социальной работы к комплексным тяготеют ролевая и коммуникативная.

Среди социолого-ориентированных моделей ближе других к комплексным примыкает разрешающая и экологическая модели. Рассмотрим, однако, с о б с т в е н н о - к о м п л е к с н ы е модели теоретического обоснования социальной работы. К ним мы относим прежде всего когнитивную, социально-педагогическую и виталистскую модели. Все более известной становится к о г н и т и в н а я познавательная модель теоретического обоснования социальной работы.

Строго говоря, при оценке данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы следует говорить о целом ряде когнитивных теорий, которые заявили о себе в последние одно-два десятилетия, в первую очередь благодаря работам X. Гольдштейна [40, 41, 42], который не только предложил свой вариант когнитивной теории, но и активно пропагандировал иные. Все они при известном тяготении к психолого-ориентированным моделям теоретического обоснования социальной работы в главном являются комплексными, опирающимися на междисциплинарный взгляд при понимании природы социальной работы.

И это при всем том, что когнитивная теория в целом занимается человеческим мышлением, его влиянием на поведение человека, решением индивидуальных и социальных проблем человека. Когнитивная теория сочетает психосоциальные, социологические, поведенческие и социальные элементы в подходе к осмыслению и решению проблем социальной работы.

Представляя развитие рационального мышления человека в отношении защиты им своих индивидуальных и социальных интересов через оптимальное поведение, когнитивные теории ориентируют клиента и соционома не только на изменение себя, адаптацию к среде, но и на совершенствование последней, оптимизацию своего социального окружения. Обычно в рамках когнитивного подхода выделяются несколько важнейших моментов, составляющих его главную особенность:.

Люди могут быть лучше всего поняты, когда они ищут или стремятся к определенной цели, преодолевая препятствия в личной и общественной жизни. Люди создают спои собственные модели действительности в соответствии с тем, что они узнали, поняли. Данная теория основывается на идеях зависимости поведения человека от воздействий окружающей среды Дж. Уотсона, Б. Скиннера, Э.

Торндайка и др. Достаточно правильно выстроить систему социальных стимулов и подкреплений, задать «правильные» образцы для подражания, чтобы устранить нежелательные формы поведения у клиентов. Целью социальной работы становится усиление желаемого поведения путем использования различных видов подкрепления и социального обучения, в основе которого лежит процесс подражания.

Социальный работник может помочь клиенту решить его проблемы, представив ему образцы социально одобряемого поведения. В настоящее время бихевиористские методы используются в различных тренингах, в программах устранения причин насилия, в брачном консультировании, при решении проблем безработицы и сокращения правонарушений. Бихевиоризм — направление западной психологии, предметом которого является поведение и закономерности его формирования.

Близкой к бихевиоризму считается когнитивная теория в социальной работе. Эта психологическая теория в социальной работе ориентирована на достижение клиентами правильного понимания ситуации. Мышление формирует поведение, поэтому, изменяя когнитивные мыслительные процессы, можно изменять дисфункциональные эмоциональные и поведенческие проявления личности Бек, Элис, Глессер, Скотт.

В рамках когнитивной теории успешно применяются такие методы практической работы с клиентами, как объяснение, убеждение, интерпретация и конфронтация. Чаще всего когнитивный подход применяют при решении эмоциональных проблем, особенносвязанных с преодолением депрессии, тревожности, гнева.

Особенно эффективен данный метод при работе в рамках супервизорства со специалистами, которые подверглись «профессиональной деформации». Идеи когнитивной психологии нашли свое отражение в «зада ча-ориентированной» модели социальной работы. Она строится на признании врожденной склонности человека к рациональному мышлению. В ее рамках социальный работник выступает в роли учителя, побуждающего клиента к решению его жизненных проблем через осознание ошибок и разработку шагов к их исправлению.

Данный метод был предложен в г. Рейдом и Р. Эпштейном и успешно апробирован в социальных агентствах Развитие гуманистических идей в психологии привело к возникновению гуманистической модели социальной работы В. Франкл, К. Роджерс, А. Маслоу и др. В рамках модели социальный работник воспринимает клиента как человека, способного самостоятельно решать свои проблемы и брать на себя ответственность за свои действия и поступки.

В своей работе социальный работник должен исходить из следующих гуманистических установок:. Основная задача - в рамках данного подхода помочь клиенту научиться принимать себя таким, каким он есть в действительности. И это становится залогом позитивных изменений, так как происходит сокращение между «я» реальным и идеальным, воображаемым.

Социальные работники «лечат словом», используя метод логотерапии, поэтому важная роль в гуманистической модели социальной работы отводится личности терапевта, ее коммуникативным способностям и техникам общения. Социальный работник должен помочь клиенту найти свой неповторимый жизненный стиль, позволяющий получать удовольствие от жизни. С позиций современного гуманизма благо человека - это критерий оценки всех социальных явлений действительности, а сам человек может быть для другого человека только целью, а не средством.

Гуманистический тип отношений между людьми предполагает бескорыстную их основу. Развитие идей гуманизма в современном обществе привело не только к признанию за каждым человеком права на жизнь в условиях не ниже установленного Прожиточного минимума, но и предоставлению каждому нуждающемуся минимальной социально-психологической помощи и поддержки, оказываемой на безвозмездных началах за счет средств общества и государства. Психолого-ориентированное направление в социальной работе возникло как результат признания обществом права человека на получение не только материальной, но и психологической помощи в трудных жизненных ситуациях.

После Второй мировой войны произошла коренная переориентация проблематики социальной работы. Она стала формироваться на базе долгосрочных программ по оказанию помощи различным группам нуждающихся: сиротам, беженцам, эмигрантам, инвалидам. Получают развитие социально ориентированные модели социальной работы.

В соответствии с новыми идеями решение проблем оказания помощи клиенту должно опираться на совершенствование деятельности, всевозможных окружающих человека социальных систем:. Задачи социальных работников заключаются в оптимизации функционирования различных типов систем через профессиональную работу в них и осуществление посреднической деятельности между клиентом и различными системами и, наконец, активизацию собственных потенциалов клиента как саморегулирующейся системы.

Данный подход ориентирован на структурную социальную работу, связанную с оптимизацией деятельности учреждений социальной сферы. В основе данного подхода идеи теории систем Л. Экологический подход в социальной работе анализирует «систему во взаимодействии», где под системой понимается сама личность и то окружение, в котором она живет. Социальный работник действует в пограничных зонах и является преимущественно посредником, задачей которого является воздействие как на личность, так и окружающую его среду.

Экологический подход активно используется в работе с семьями, группами людей, имеющих одинаковые проблемы; в работе с общественностью на конкретной территории; в работе с органами власти на подчиненной им территории в направлении совершенствования социальной политики. Главной целью социальной работы является усиление адаптивных способностей людей.

Социальный работник в решении проблем клиента воздействует не только на него, но и на среду его обитания. В структуре социальной работы экологический подход проявляется наиболее масштабно в организации работы системы социального обеспечения и поддержки населения. В настоящее время известны следующие концепции экосистемной теории:. В середине XX в. Процесс оказания помощи стал рассматриваться более широко, включая и общесоциальную проблематику.

Так, модель социальной работы исходит из базовых положений социологического знания о роли социальных институтов и социальных процессов. Для повышения качества и эффективности социального обслуживания необходимо участие социальных работников в деятельности учреждений социальной сферы.

К задачам оказания помощи клиентам в нормальной социализации добавились новые функции по социальной защите и поддержке различных слоев населения. Социальная работа становится инструментом обеспечения социальной устойчивости общественного развития за счет возможностей для удовлетворения актуальных социальных потребностей населения.

Социальная работа приобретает характерные черты социального института и рассматривается как способ решения социальных проблем, носящих более или менее глобальный характер: безработица, миграция населения, наркомания. Структурная модель социальной работы предполагает участие социальных работников в оптимизации деятельности учреждений социальной сферы, обеспечивающих социальную защиту и поддержку различным социальным группам нуждающихся.

Социально-педагогическая модель социальной работы восходит к идеям П. Наторпа о возможности интеграции воспитательных сил общества для решения социальных проблем. Свои взгляды о воспитательных возможностях общества он изложил в сочинении «Культура народа и культура личности». Идеи ученого базируются на положении о том, что процесс социализации является в основном институционализированным процессом. Он реализуется через систему определенных социальных институтов семья, школа, СМИ , призванных корректировать формирование социальных качеств личности в соответствии с общественно значимыми ценностями.

Такой подход к осмыслению социальной работы предполагает включение в нее, как минимум, двух типов социальных педагогов. Один из них призван решать задачи социализации и ресоциализации на уровне личности, а другой - на уровне формализованных социальных компонентов среды с учетом требований морали и ценностей общественного развития.

Таким образом, социально-педагогическая модель рассматривает социальную работу как сложное явление общественной жизни и включает несколько уровней осмысления:. На первом уровне происходит осмысление философского знания в качестве методологии профессиональной деятельности в обществе. На втором уровне рассматривается организационный аспект социальной работы через формы ее реализации например, городских социальных служб, государственных и муниципальных учреждений и организаций, фондов и т.

Классификация теорий и моделей социальной работы. На третьем уровне анализируется социальная работа с точки зрения деятельности или эффективности оказания помощи и поддержки нуждающимся. В настоящее время большинство отечественных ученых выделяют следующие типы теорий и моделей социальной работы см.

Профессиональная позиция социального работника должна включать в себя как можно больше объясняющих и разрешающих проблему клиента гипотез для перевода абстрактных теорий в практические действия помощи клиентам. Очень часто по аналогии с технической сферой социальную работу определяют, как своего рода социальную инженерию, конструирующую «технику» разрешения социальных проблем. Список используемых источников:. Гончарова А. Социальная политика: сб. Пэйн М. Рузанов В. Актуальные проблемы теории социальной работы: моногр.

Фирсов М. Психология социальной работы: Содержание и методы психосоциальной практики: учеб. Студенова Е. Теория социальной работы: учеб. Вопросы и задания. Дайте краткую характеристику различным теоретическим подходам социальной работы. В чем заключаются особенности психолого-ориентированных моделей социальной работы? Раскройте содержание социально ориентированных моделей социальной работы. Темы для докладов и рефератов. Теория социальной работы: единство или многообразие.

Теория социальной работы: современное состояние и пути развития новой науки. Зарубежные теории социальной работы. Номер материала: ДБ Воспользуйтесь поиском по нашей базе из материалов. Получите деньги за публикацию своих разработок в библиотеке «Инфоурок». Добавить материал. Мой доход Фильтр Поиск курсов Войти. Записаться на пробное занятие.

Вход Регистрация. Забыли пароль? Войти с помощью:. Подать заявку на этот курс Смотреть список всех курсов. Скачать материал. Добавить в избранное.

Даже верится лера горностай пацталом))))) Легче

Новое понимание в контексте психодинамического подхода получает один из важнейших принципов теории и практики социальной работы: "среда — личность". Эта двойная ориентация на интрапсихические процессы и системные влияния окружающей среды находит отражение в практике социальной работы. Наблюдения показывали, что индивидуальные проблемы зависят от своеобразия социальной среды индивида: этнического окружения, классовой принадлежности, места проживания, семейных отношений, групповых норм поведения и т.

С другой стороны, психодинамические теории обнаружили, что люди являются не столько продуктом обстоятельств, пассивными объектами, сколько субъектами изменения отношений и обстоятельств, модифицирующими окружающую среду. Перенос является важным аспектом в системе отношений между социальным работником и клиентом. Для клиента социальный работник становится фигурой, играющей важную роль в разрешении возникшей ситуации. Эти отношения в значительной степени определяют контракт, а также цели и задачи терапевтического процесса, поскольку они связаны с изменением индивидуальности.

Психоаналитический подход предполагает, что в ситуации переноса лучше осуществляется помощь, восстанавливается структура индивидуальности. Основная цель психологического воздействия состоит в том, чтобы достигнуть большей гармонии между Ид, Эго и Суперэго.

Индивидууму помогают через интерпретации получить рациональное самопонимание подавляемых чувств, тем самым увеличивают силу Эго. Бессознательные импульсы подвергают критике, прослеживая их пути до самого источника. Работа с сопротивлением — одна из главных задач социального работника. Задача социального работника — преодолеть сопротивление и отрицательное эгосинтоническое поведение перевести в эгодистоническое. Терапевтические отношения обеспечиваются в ситуации «работы через» и в ситуации «корректирующего эмоционального опыта».

Такие подходы позволяют увеличить энергию Эго, развить чувство собственного достоинства, позволяют индивиду произвести необходимые социальные изменения системы. Психодинамическая модель социальной работы находит свое применение в ситуациях, связанных с развитием индивидуальности, реабилитации и адаптации. Таким образом, познание природы проблем клиента, рефлексия взаимоотношений личности и среды, анализ жизненного стиля пациента, отношения между пациентом и терапевтом, система и стратегии помощи, стадии лечения находят отражение в практике психодинамической модели социальной работы.

В индивидуальной психодинамической модели важна диагностическая часть работы , поскольку социальный работник должен понять неосознанные мотивы клиента, мешающие социальному функционированию. На схеме рис. Этапы работы с клиентом в психодинамической модели социальной работы. Процесс ведения интервьюирования — отношения клиент — социальный работник подчиняются определенной логике. Беседа носит неструктурированный характер, клиенту предоставляется свобода изложения, однако социальный работник фокусирует внимание на следующих аспектах:.

В определенные моменты беседа должна быть направлена на картины жизни клиента, его детства. При этом особое внимание уделяют поведению клиента в раннем детстве, личным воспоминаниям школьной жизни и дальнейшему жизненному пути. Работа над воспоминаниями является началом коррекционной работы с клиентом в аспектах ее деятельности.

При работе с клиентом важна последовательность процедур, таких как начало диагностической беседы, фаза диагностики и формулирования задач, коррекционная работа, окончание консультативной беседы. Как отмечают специалисты, при работе с клиентом важно задавать открытые, а не закрытые вопросы, большее время уделять диалогам, а не монологам.

Социальным работникам следует избегать использования в лексике оценочных суждений, профессионализмов. Как считает М. Пейн, в процессе диагностики важно при постановке вопросов выявить источники проблем клиента;. Для клиента социальный работник становится фигурой, играющей особую роль в решении его проблем.

Психоаналитический подход утверждает, что в ситуации переноса лучше осуществляется помощь, восстанавливается структура индивидуальности. Основная цель состоит в том, чтобы достигнуть большей гармонии между Ид, Эго, и Супер-Эго. В концепции Гольдштейна, посвященной приложению идей психологии сознания к социальной работе, анализируются 12 функций Эго. Гольдштейн дает анализ случаев, где проявляются функциональные особенности Эго.

С точки зрения М. Пейна, Эго является метафорой психической структуры, в которой происходят процессы мозговой регуляции индивидуальных потребностей и импульсов, а также воздействий окружающей среды. Сознательная регуляция способствует эффективной адаптации личности к социальному окружению, а также развитию навыков приспособления окружающей среды к потребностям индивидуума табл.

Супруга полна подозрений, что отсутствие у мужа проявлений любви означает появление любовницы; проверка реальности помогает ей понять, что ему всегда было свойственно недостаточное проявление чувств и его поведение не изменилось — он столько же времени проводит вне дома. Формирование мнения относительно соответствия реакций на события социальным и культурным ожиданиям. Ревнивая супруга хочет устроить скандал своему мужу на пороге дома, но стыдясь соседей, сдерживается и откладывает выяснение отношений.

Если бы механизм вынесения адекватных суждений не был задействован, то скандал принял бы публичный характер. После неудачной забастовки за повышение заработной платы работник чувствует отчуждение от своей трудовой деятельности, несмотря на то, что то, чем он занимается, по-прежнему ему интересно.

В рабочей обстановке могут возникать злость и недовольство, а также сексуальное влечение, но люди не показывают эти чувства во избежание проблем во взаимоотношениях. Один коллега считает другого ненадежным, так что "объект" интернализованный образ коллеги заставляет его каждый раз проверять договоренности между ними, хотя и очевидно, что партнер нацелен на решение вопроса.

Адекватный сознательный контроль означает, что меры предосторожности необходимы только в случае действительного нарушения договоренностей. При первичных процессах мышления нереалистические желания и импульсы выражаются непосредственно, приводя к нереалистичным амбициям. Вторичные процессы мышления активизируют планирование желаний и предполагают выполнение обязательств в сотрудничестве с другими людьми.

Регрессия к более простым способам мышления и действия в целях достижения поставленных целей. Испытывая агрессию по отношению к своему партнеру, человек начинает колотить подушку, до тех пор, пока злость не ушла и он не стал способен на спокойное обдумывание и обсуждение ситуации.

Создание психологических механизмов, защищающих от болезненных переживаний. Отец находится в стрессовом состоянии после смерти своей дочери в результате передозировки. Он превращает ее спальню в место поклонения, напоминающее ему о счастливых семейных праздниках, и устраивает кампанию против наркотиков, демонстрируя фотографию улыбающейся дочери, идеализируя своего ребенка и забывая тем самым о ее недавнем прошлом.

Скучная работа вызывает у человека стремление к интеллектуально насыщенным увлечениям и поиску интересных хобби. Первичная автономия означает регуляцию последствий неизбежных психологических травм, например, сосредоточенность необходима на занятиях с требовательным учителем. Вектор личностного развития, в соответствии с древнейшей религиозной традицией, направлен вверх, указывая на небеса как на место обитания высших сил.

Соответственно, наиболее совершенные и благородные качества человека изображались как его высшие устремления в противовес «низшим», или «низменным». Использование данного образа для описания структуры потребностей, конечно, весьма условно.

В случае упрощённой трактовки этой «пирамиды» потребностей она понимается таким образом, что потребности более высокого порядка появляются у индивида только в том случае, когда удовлетворены предшествующие, базовые потребности. Однако само по себе это не совсем верно, так как остаётся во многих случаях неясно, что значит потребности «удовлетворены». Дело в том, что невозможно указать какой-то определённый уровень, когда потребности будут удовлетворены полностью.

Более того, удовлетворение потребностей носит процессуальный возобновляемый характер, следовательно, данный процесс требует систематического возобновления. Изображение структуры потребностей в виде вертикальной субординации порождает иллюзию первичности и, более того, самодостаточности базовых, материальных потребностей.

Пирамида как раз и выступает символом материальной силы, и использование ее в данном случае часто может быть истолковано как определённое «неравноправие» различных потребностей по принципу: «сначала материальные, затем — духовные», или «материальные детерминируют духовные», материальные более важные, необходимые, без социальных и духовных «можно прожить». Без удовлетворения социальных и духовных потребностей человек может просуществовать, без удовлетворения материальных — нет и т.

Это распространённое заблуждение не учитывает факта целостности человеческой природы, того, что все потребности действуют в комплексе, и одни не существуют в отрыве от других. Пирамида подчеркивает устойчивость человеческой личности, которая обеспечивается удовлетворением базовых потребностей, но потребности высшего порядка оказывают на материальные потребности не меньшее активное воздействие.

Они обусловливают меру и избирательность их удовлетворения. Подлинно человеческое существование так же невозможно без удовлетворения потребностей высшего порядка, как и без удовлетворения базовых. Схематизация в виде пирамидальной структуры не учитывает и индивидуальных отличий между людьми. Суть философии, заложенной в теории потребностей, заключается в том, что потребности более высокого порядка обусловливают развитие личности и у каждого человека непременно заложена высшая потребность в самоактуализации, креативности.

В данном контексте социальная работа видится как помощь и содействие в создании условий для того, чтобы пробудить и развить всю гамму потребностей индивида. Специалист при этом опирается на наличие этих потребностей как внутреннюю мотивацию, своего рода пружину, побуждающую человека к действию. При этом предполагается, что человек не детерминирован только внешними ситуациями и открыт к самореализации, что каждый человек целостен и индивидуален, а главной психологической реальностью являются переживания человека.

Гуманистическая теория социальной работы предлагает недирективную психотерапию, центрированную на клиенте, в основе которой лежит принцип не давать советов клиенту и избегать оценок его поведения, но актуализировать его творческие потенции, требующиеся для самостоятельного решения его проблем[18]. Другую группу теорий социальной работы составляют социолого-ориентированные теории, которые исторически стали развиваться позже — преимущественно во 2-й половине XX в.

В отличие от психолого-ориентированных теорий, последние видят объект социальной работы не столько в поведении индивида, или его внутренних качествах и психических процессах, личностных характеристиках, сколько в системе социальных отношений.

Если теории психосоциальной работы можно рассматривать как теории, описывающие способы достижения индивидом приемлемого уровня психосоциального функционирования на уровне микросреды, то социолого-ориентированные теории по своему характеру уже ближе к макросоциологическим теориям социальной работы. Как мы уже выяснили в теме, посвящённой системному подходу, данная методология ориентирует исследователя на целостное видение и воздействие на систему.

Социологические подходы теории как правило, исходят из того, что индивидуальные проблемы являются следствием каких-либо общественных социальных процессов и явлений. Соответственно, данные теоретические модели видят задачу социальной работы в том, чтобы помогать не столько отдельному индивиду, сколько изменять всю систему социальных отношений, стараясь устранить сами причины социальных проблем, а не ограничиваться лишь борьбой со следствиями. Первые появления социологической интерпретации объекта и задач социальной работы относится к 30 — м годам прошлого столетия, когда стали распространяться идеи функционализма.

Функционалистское истолкование имеется в виду структурный функционализм социальной работы предполагает, что она выступает в качестве одного из институтов общества, обеспечивая его гомеостатическое, равновесное состояние. Структурный функционализм изучает функции, которыми обладает всякий общественный институт в рамках общественного организма и которые он выполняет в целях поддержания его целостности и сохранения.

Данный подход нацелен на понимание тех взаимосвязей, которые существуют между различными общественными явлениями, общественными институтами, социальными структурами, сферами общественной жизни. Особенностью моделей социальной работы, основанных на социологическом подходе, является то, что здесь наблюдается определённый отход от традиционного понимания социальной работы как непосредственной помощи индивидам и группам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Коль скоро причины проблем, которые возникают у клиентов социальной работы, видятся на уровне системы социальных отношений, то и действия института социальной работы, реализация его функций предполагается на общесоциальном уровне. Конечно, такое видение не исчерпывает всего разнообразия методов и уровней социальной работы и не отменяет её более традиционных форм и направлений, так как всегда были и будут индивидуальные клиенты, которым необходима помощь «здесь и сейчас», в данный момент.

Социологическая интерпретация объекта и методов социальной работы скорее дополняет представления о традиционной психосоциальной работе. Согласно социологическому подходу помимо индивидуальной и групповой помощи необходимо осуществлять деятельность по коррекции системы социальных отношений, законодательства, системы норм и ценностей, присущих обществу в целом структурными методами. Деятельность подобного рода уже выходит за рамки непосредственного процесса оказания помощи конкретному индивиду, однако она фактически направлена на оказание помощи сразу многим индивидам — тем или иным категориям населения, целым социальным группам.

Тем самым она предполагает анализ социальных явлений, в частности, негативных, а также их причин и способов нейтрализации, смягчения их последствий и принятие решений, позволяющих добиться этих целей. Как, следствие, её субъектами выступают уже не только социальные работники, но и органы социального управления: это могут быть как органы местного самоуправления, так органы государственной власти, без участия которых данные решения не могут быть приняты.

Общесоциальный уровень социальной работы, таким образом, пересекается по своему содержанию с социальной политикой государства. Но государство не всегда оказывается готово и согласно на проведение тех изменений, которые предлагают учёные-исследователи или какие-либо институты гражданского общества. Здесь возникает проблема организации диалога и поиск эффективных форм взаимодействия государства и институтов гражданского общества, в том числе и социальных служб, представляющих интересы своих клиентов.

В любом случае, государство, как один из основных социальных институтов в контексте функционалистского подхода более других заинтересовано в поддержании стабильности общества, устойчивого функционирования всех его подсистем. Однако если государству недостаёт активности в области социальной политики, решения насущных социальных проблем, то можно предположить, что возможности функциональной модели социальной работы в данном случае окажутся ограниченными.

Задачи социальной работы рассматриваемая модель видит в поиске факторов, вызывающих дисфункции тех или иных социальных институтов и, соответственно, поиск условий, которые обеспечили бы их стабильное функционирование. Однако здесь функциональный подход ждут известные трудности, связанные с тем, что в действительности интересы различных институтов, как и разных социальных групп часто оказываются противоречивы и не могут быть реализованы без ущерба для других социальных субъектов.

Функционализм же отличает определённый «объективизм» в рассмотрении социальных явлений. Каждый феномен с его точки зрения имеет своё предназначение в рамках социальной системы и выполняет определённую функцию, то есть в каком-то смысле оказывается полезен, или, во всяком случае, не бесполезен. Тем самым он «объясняет», а по сути, оправдывает некоторые негативные общественные явления — социальное неравенство, преступность, суицид и т. Такой подход к пониманию общественных явлений в рамках функционализма неудивителен, так как исторически он восходит к идеям органицизма Спенсера и Конта, биологизировавших общественную жизнь.

Данная позиция, разумеется, несовместима с ценностями социальной работы, которая декларирует необходимость активного вмешательства для предупреждения распространения подобных социальных явлений в обществе. Главной ценностью функционализма является целостность и благополучие системы.

Это благое само по себе намерение всё же ограниченно, если иметь в виду существенную качественную разницу между системами. Действительно, для биологических и экосистем благом является наличие устойчивой пищевой пирамиды, но совершенно абсурдно переносить подобную аналогию на общество. Современная профессиональная социальная работа базируется на ценностях гуманизма и активного действия, исторически наследуя систему ценностей филантропии и благотворительности, взаимопомощи и общественного призрения, милосердия и сострадания нуждающимся в помощи.

С этой точки зрения общество не может закрывать глаза на описанные выше негативные явления и исходить из принципов приоритета прав и интересов группы, организации над интересами личности. Другим недостатком функционалистсткой модели является её консерватизм, унаследованный от базовой социологической теории. Известно, что классики функционализма абсолютизировали наличное состояние системы, если оно обнаруживает себя как стабильное, равновесное.

Применительно к обществу это означает повышенное внимание к его функционированию при отрицании необходимости социальных изменений, развития тех или иных сфер общественной жизни, да и всего общества в целом. Чтобы избежать отмеченных трудностей, применение функциональной модели социальной работы, возможно, к примеру, на базе «индивидуалистского функционализма» Б.

Малиновский , ориентированного на анализ того, как социальные институты способствуют нормальному психосоциальному функционированию индивида и удовлетворяют его потребности. Эти недостатков лишена или почти лишена теоретическая модель социальной работы, основанная на идеях системного подхода.

В предыдущих темах мы уже рассматривали статус и применение системного подхода в социальной работе. Среди его разновидностей в качестве теоретической базы социальной работы чаще других называют общую теорию систем. Она была предложена австрийским биологом Л.

Несмотря на то, что данная теория признаёт изоморфизм законов, управляющих функционированием различных системных объектов, и, следовательно, так же, как и функционализм, «теряет» специфику общества как социальной системы, она не отрицает его открытость, способность к изменениям и их необходимость.

К сказанному ранее об использовании системной теории в качестве теоретико-методологической базы социальной работы добавим, что она ориентирует как исследователей, так и специалистов практиков на целостный анализ тех проблем, которые фигурируют в качестве объекта социальной работы. Возвращаясь к приведённым выше примерам, отметим, что при анализе и борьбе с негативными социальными явлениями — такими, как упомянутые выше наркомания, алкоголизм, суицидальное поведение, противоправные действия, с точки зрения подхода, диктуемого данной теоретической моделью, необходимо искать и различные социальные причины подобных явлений и воздействовать на них.

К факторам, которые их порождают, могут относиться неблагоприятная нравственная атмосфера в обществе, существенное социальное неравенство, порождающее стремление у части членов общества достигнуть доступного другим уровня благополучия противоправными способами. Рост преступности среди молодежи может вызывать, к примеру, комплекс факторов, таких как проблемы с трудоустройством и высокий уровень безработицы, агрессивная реклама, навязывающая высокие социальные стандарты жизни, недостатки системы образования и воспитания, кризис института семьи, процессы социальной аномии в переходные периоды общественного развития.

Для устранения причин, порождающих данные явления, минимально необходимым требованием является доведение информации о них и их влиянии на состояние общества до властных институтов общественной системы. Следующим условием их преодоления является принятие данными институтами соответствующих решений, направленных на борьбу с этими явлениями. Другими словами, общество, как сложная социальная система, должна обладать положительной обратной связью, то есть должен существовать способ, каким различные структуры социальные группы, институты могут доводить информацию до «управляющего центра» и оказывать воздействие на принятие им управленческих решений.

В демократическом обществе, с его политической децентрализацией и относительной самостоятельностью субъектов политической деятельности, перспективы использования данного подхода выглядят более реальными, поскольку в таких общественных системах принятие политических властных решений часто переносится на региональный и местный уровень, а сам процесс принятия решений происходит во взаимодействии с различными институтами гражданского общества. Близкой к рассмотренной теории социальной работы является теория экологических систем, которая так же подчеркивает системный характер организации социального бытия индивида.

При этом она акцентирует внимание на его включённость во внешние социальные и социо-экологические системы и рассматривает взаимодействие этих систем. Индивид и внешнее природное и социальное окружение стремятся к взаимной адаптации. Если человек приспосабливается, претерпевая при этом определённые изменения, и среда поддерживает эти изменения, то взаимная адаптация существует.

Проблемы, возникающие в данном случае, понимаются как рассогласованность в функционировании данных систем, а путь выхода из этой ситуации видится в необходимости взаимной адаптации этих систем друг к другу. Социальные проблемы сокращают возможности взаимной адаптации индивида и среды. Задача социальной работы в контексте данной теории заключается в том, чтобы способствовать усилению адаптивных способностей человека, а также обеспечить влияние на его окружение, чтобы добиться взаимной адаптации.

Как уже было отмечено, институты, от которых зависит принятие решений, способствующих общественным изменениям, и, прежде всего, институты власти, не всегда оказываются готовы к тому, чтобы принять необходимость подобных перемен и проводить их в жизнь. В частности, это справедливо для общества, в политической системе которого отсутствует или ослаблена обратная связь, и широкие социальные слои и общественные институты не оказывают влияния на направление развития общества и решения, принимаемые институтами власти.

Реакцией на такого рода консерватизм социальных и политических систем во все времена были социальные теории протестного характера, акцентирующие внимание на необходимости социальных перемен и участии народных масс в управлении обществом, т. Здесь сходятся два принципа общественной жизни — то, что благоприятно для личности, то, в конечном счёте, благоприятно и для общества. Понятно, что путь к указанной гармонии личности и общества, индивидуальных, групповых и общественных интересов очень труден и долог, однако очевидна истина, что не может быть стабильным и устойчивым общество, где личность подавляется или дискриминируется.

Стало быть, путь к устойчивости общественной системы в достижении большего социального равенства, свободы и справедливости. Известная мысль о том, что свобода каждого является условием свободы всех, необычайно чрезвычайно актуальна в данном контексте, ибо она показывает, что социальные, экономические, политические и нравственные параметры того или иного общества напрямую зависят от степени свободы личности.

Там, где процветает угнетение и эксплуатация, не может быть устойчивого развития и стабильного функционирования, так как такое общество неизбежно сталкивается с нарастанием нерешённых социальных противоречий, ростом социальной напряжённости. Его то и дело сотрясают различные социальные катаклизмы, будь то гражданские войны, революции или менее крупные — такие, как восстания, бунты и погромы и т. В социальной работе к теоретическим моделям, выражающим протест против социальной несправедливости и стагнации общества, относятся радикальная и марксистская.

Из курса философии и экономической теории вам наверняка известны основные положения марксистского учения, его революционный характер. Что же касается характера второй модели, то о нём много говорит уже само её название. Обе модели так же явно тяготеют к социологическому, или, возможно социально-философскому подходу и отдают приоритет структурной социальной работе в противовес психосоциальной. Радикальная модель социальной работы не имеет однозначно чётко выраженной теоретической базы.

Скорее это декларация, или, своего рода, манифест структурного подхода в социальной работе, указывающего на ограниченность традиционной индивидуальной психосоциальной работы. Стремление решать социальные проблемы в корне, радикально, отражает один из аспектов данной теории. Другой фиксирует выбор методов, которые необходимы для достижения столь серьёзных целей.

Иначе говоря, радикальные цели требуют радикальных методов их достижения. Целями, провозглашаемыми описываемой моделью социальной работы, выступают лечение социальных болезней на их самом глубинном базовом уровне — общесоциальном. Очевидно, что в силу переплетения и взаимозависимости многих социальных явлений для этого потребуется выход за рамки какой-то одной проблемы, что сближает радикальный подход с системным и другими структурными теориями социальной работы.

Радикальная модель полагает, что искать источник многих проблем индивида стоит в том социальном порядке, который господствует в данном обществе. И если подобные проблемы встречаются у многих индивидов или с ними сталкивается большинство представителей определенных социальных групп, то необходимо менять статус данной группы в обществе относительно статуса остальных групп.

К примеру, если велик и при этом ещё и растёт уровень безработицы среди трудоспособного населения, необходимо не только выплачивать пособие зарегистрированным безработным и организовывать их переобучение, но и изменить государственный подход в политике занятости. К примеру, можно усилить элементы государственного регулирования рынка труда, приняв соответствующие законы, которые обеспечили бы социальные гарантии безработных в случае увольнения, — в том числе и от работодателя.

Или, может быть, проведя частичную национализацию и увеличив долю государственного сектора в экономике. Наконец, изменив налоговое законодательство и сделав привлекательным развитие новых областей деятельности, выделив дополнительные средства для развития малого бизнеса и самозанятости. Дополнительными мерами могло бы стать введение в школьную программу форм обучения, способствующих росту популярности востребованных на рынке профессий — в частности, рабочих и строительных специальностей, сформировав в обществе позитивный и привлекательный имидж рабочих специальностей.

Часть из этих методов в настоящее время используется, однако недостаточно активно и в основном разрозненно различными институтами — образованием, службой занятости, органами местного самоуправления. С точки зрения данной концепции, необходима интеграция на организационном и содержательном, методическом уровне — необходим координирующий центр с властными или, по крайней мере, консультативными функциями.

Для достижения поставленных целей может оказаться недостаточно усилий института социальной работы. В случае, когда потребности тех или иных социальных групп не находят удовлетворения и их нужды остаются без внимания органов власти, данная модель предполагает вовлечение общества в борьбу за свои социальные права и благополучие. Оставаясь всецело в рамках законодательства и планируя свою деятельность на легитимных началах, радикальная социальная работа делает ставку на общественное движение, организацию массовых акций, кампаний в средствах массовой информации с целью привлечения внимания общественности к социальным проблемам и оказания давления на власть.

К таким «радикальным» мерам можно отнести мирные марши, пикетирование государственных органов, сидячие забастовки, акции гражданского неповиновения и т. Непрояснённым в таком случае остаётся статус самих социальных работников. В отличие от профсоюзов, которые поддерживаются трудящимися определённых отраслей, подобные социальные службы скорее должны напоминать общественные движения. Вместе с тем, они вряд ли могут рассчитывать на статус государственных социальных служб и учреждений, поскольку государство, скорее всего, не будет содержать столь активные структуры, указывающие ему на его собственные недостатки и организующие население на протестные действия.

Таким образом, статус социального работника в рамках рассматриваемой модели требует ещё своего осмысления и уточнения. Ещё менее ясен статус специалиста по социальной работе в её марксистской интерпретации. Классическая марксистская теория в её аутентичном изначальном варианте гораздо более радикальна, нежели «радикальная модель» социальной работы.

Хорошо известно, что она рассматривает капиталистическое общество как преходящее, причём полное противоречий, неразрешимых в рамках данного общественного строя. Подробно описывая и анализируя все недостатки капиталистической системы, марксизм предрекает ему скорую гибель в результате социалистической революции.

Такие пороки капитализма, как стихийность экономического развития и постоянно углубляющиеся экономические кризисы, социальное неравенство, обусловленные главным противоречием капитализма — противоречием между общественным характером труда и частным характером присвоения его результатов, могут быть изжиты при упразднении частной собственности на средства производства, что может быть достигнуто только посредством революционного преобразования общества. В таком классическом варианте марксизма социальная работа получает скорее негативную оценку, равно как и предшествующая ей благотворительность , поскольку она рассматривается как институт сглаживающий, хотя и не принципиально, противоречия капитализма, и только продлевающий его углубляющийся кризис и отдаляющий его неизбежный крах.

Социальная работа, в данном случае, выглядит чуть ли не как реакционный институт, или, во всяком случае, сдерживающий прогрессивное развитие общества. Само понимание прогресса в марксизме неразрывно связано с идеей насилия в историческом развитии, которое проявляется не только в революционных переходах общества от одной общественно-экономической формации к другой, но и в классовой борьбе, угнетении и многовековой эксплуатации одних классов другими.

Как известно, марксистская социальная философия рассматривает насилие в истории как допустимое и неизбежное — в роли некоей «повивальной бабки», которая помогает сломить сопротивление реакционных социальных и политических сил и родиться новому общественному строю. Однако социальная работа, как мы знаем, базируется на иных ценностях. Её подход можно охарактеризовать как гуманитарный, не делящий людей на дружественные или враждебные сословия и классы, и напоминающий этим позицию врача, оказывающего помощь нуждающемуся человеку, кем бы он ни был.

В марксизме подобный подход был раскритикован как внеклассовый, абстрактно-гуманистический, не учитывающий конкретно-исторической ситуации, которая требует, по его мнению, применения насилия к классовому врагу. Поскольку в классовом обществе все институты, включая государство, также носят классовый характер, то оно выражает и отстаивает интересы господствующих классов — крупных землевладельцев, промышленников и банкиров. С этой точки зрения прогрессивно и, более того, — морально с точки зрения классовой морали всё, что служит упразднению эксплуататорского буржуазного государства.

И напротив, то, что поддерживает его существование, объявляется реакционным. Так, даже в советское время в нашей стране благотворительность трактовалась в философской литературе как «подачка» со стороны господствующих классов неимущим слоям некоторой части общественного богатства, которое они несправедливо присвоили благодаря эксплуатации тех, кому они теперь «помогают» и преподносят это как добрую волю. По сути, собственники лишь возвращают часть несправедливо отнятого богатства у трудящихся, которое те создали своим собственным трудом.

В итоге, если говорить о характере марксистской теории социальной работы в её данном ортодоксальном варианте, возникает скорее «негативная теория социальной работы», которая отрицает если не её необходимость, то уж точно её историческую ценность и прогрессивность. Вместе с тем, нельзя сказать, чтобы марксистское учение было вполне однозначно и однородно. В нём с самого начала существовали различные течения, а исторический опыт построения социалистического общества в СССР при одновременном сохранении капиталистического строя в большинстве западных стран привёл к его дальнейшей дифференциации.

Так, в XX столетии можно выделить следующие наиболее общие марксистские доктрины: это, конечно, прежде всего «советский марксизм», который догматически сохранил его основные постулаты, дополнив и развив лишь некоторые из них в его ленинском варианте «марксизма-ленинизма». Его структуру, по-прежнему, составляли философия диалектического и исторического материализма, марксистская политическая экономия, которая помимо Маркосовой политэкономии капитализма, изложенной в его фундаментальном труде «Капитал», была дополнена политической экономией социализма.

Важным составным элементом марксизма являлась его социально-политическая теория — научный коммунизм. Ещё одним современным вариантом марксизма явилось подвергнутое существенной модернизации, или, как это называли в советской литературе, «ревизии», учение западных марксистов, которые не настаивали на классических Марковских тезисах насильственной смены общественного строя, диктатуры пролетариата, философского, политического и идеологического монизма.

Данный «мягкий» вариант марксизма существовал в наиболее развитых капиталистических странах. Наконец, можно упомянуть некоторые варианты псевдомарксистских концепций, в которых марксизм подвергся существенному искажению, — такие, как, к примеру, маоизм, господствовавший в Китае во времена «культурной революции».

Западный умеренный марксизм XX века оказался гораздо либеральнее и ближе к идеям социал-демократии, нежели марксизм советский. Его идеологи и вожди коммунистических партий западных стран приняли основные ценности демократии и, прежде всего, принцип политического, идеологического, экономического и культурного плюрализма.

Соответственно, они отказались от идеи монополии на истину какого-либо одного учения и монопольного права на власть какой-либо партии, её захвата революционным, то есть насильственным путём. Помимо этого, они несколько отошли от классового подхода в оценке общественных явлений и признали существование общечеловеческих ценностей. Всё это сделало возможным интерпретацию ими современного капиталистического строя которому они старались дать иное определение как развивающегося и способного к обновлению, преодолению самых острых противоречий, которыми был богат индустриальный капитализм XIX столетия.

Как следствие, они оказались лишены установки марксистов-ортодоксов о скорой гибели капитализма и бессмысленности мер социальной помощи или социальных реформ. Таким образом, умеренный западный марксизм, во многом трансформировавшийся в направлении социал-демократической идеологии, рассматривает социальную работу как неотъемлемый институт современного демократического общества, коль скоро он способствует защите прав человека на достойные условия жизни и свободное развитие.

Институт социальной работы рассматривается им как одно из средств противостояния в классовом соперничестве и поиске классового партнёрства, инструмент отстаивания интересов трудящихся и всех социально незащищённых слоев, средство оказания помощи индивиду, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации и предупреждения социальных осложнений в его существовании — путём развития социального страхования и т. Что касается того варианта марксистского учения, которое развивалось на территории СССР, то он был наиболее близок к первоначальному марксистскому учению.

Разница в понимании многих социальных явлений с классическим марксизмом определялась тем, что они существовали и рассматривались в условиях победившего социализма. Несмотря на то, что о данной стадии коммунистической формации у Маркса не было, да и не могло быть каких-либо конкретных идей, принципы социалистического общества были в общих чертах обрисованы в работах В.

Ленина и воплощались в жизнь с поправкой на возможности их реализации в условиях советского общества прошлого века. Часть из этих принципов оставались преимущественно декларациями, но другая их часть неуклонно проводилась в жизнь, как, например, запрет частной собственности и предпринимательства, политического и идеологического разнообразия. Социалистический строй, базируясь на идее построения бесклассового общества, где все его члены были бы уравнены не только юридически, но и социально-экономически, достиг важных успехов в решении ряда традиционных социальных проблем капитализма.

Так, была решена проблема всеобщего бесплатного образования, доступного медицинского обслуживания, кардинально решена проблема занятости, побеждена явная безработица, снята напряжённость жилищной проблемы за счёт массового жилищного строительства и предоставления населению государственного жилья. По сравнению с капиталистическими странами в Советском Союзе снизился уровень преступности, постепенно у советских людей сформировалась спокойная уверенность в завтрашнем дне, так как всем гражданам были обеспечены важнейшие социальные гарантии.

Таким образом, новый социалистический строй имел явные социальные завоевания. Но, с другой стороны, эти успехи на фоне господства социально-ориентированной идеологии не позволяли видеть ряд проблем, которых не должно было существовать при новом социалистическом строе. Согласно коммунистической идеологии, при социализме уже не существовало причин многих негативных социальных явлений, так как они были уничтожены вместе с капиталистической системой общественных отношений.

Поэтому, если некоторые проблемы всё же не удавалось решить, и они настойчиво о себе напоминали, не «вписываясь» при этом в общую идеологическую картину, то они либо замалчивались, либо их масштабы значительно преуменьшались. В советское время даже сформировался официозный штамп, своего рода миф о том, что данные чуждые социалистическому обществу явления встречаются у нас крайне редко, как исключения.

Считалось, что лишь в некоторых случаях отдельные несознательные члены нашего общества проявляли к ним склонность, или, как пелось в известной песне: «кто-то, кое-где у нас порой». Тот факт, что данные явления не умещались в определения «кто-то», или «кое-где», и продолжали устойчиво возникать объяснялся не ошибками официальной идеологии и просчётами в социальных прогнозах марксизма, а влиянием двух вполне определённых факторов. Во-первых, объясняя существование в советском обществе таких антисоциальных или, по крайней мере, чуждых нашему общественному строю явлений, как бытовое пьянство, преступность, «тунеядство» и бродяжничество, суицид и проституция, мещанская потребительская психология и равнодушие, социальная пассивность и конформизм, советские идеологи ссылались на некоторую инерцию общественного сознания, которое хотя и является отражением общественного бытия, но несколько отстаёт от него в своем развитии.

Сам по себе факт инертности общественного сознания при этом рассматривался недиалектически односторонне и фрагментарно, поскольку не учитывалась инерция и самого бытия, и опережающий в некоторых отношениях характер развития общественного сознания. Социалистический строй возникал на основе преодоления капитализма, в борьбе с ним и какое-то время нёс в себе его некоторые черты, так называемые «родимые пятна капитализма», которые проявлялись и на уровне индивидуального и общественного сознания и в образе жизни «отдельных» советских граждан.

Другим фактором, вызывающим несвойственные социалистическому обществу явления, объявлялось влияние враждебной новому строю пропаганды западных стран, специально направленной на Советский Союз. Действительно, большую часть своей истории два мировых лагеря — капитализма и социализма, даже в период обоюдного признания доктрины мирного сосуществования стран с различным политическим и общественным строем, ни на день и ни на час не прекращали холодную войну, существенной составной частью которой являлось идеологическое противостояние.

Характер этого противостояния был откровенно враждебный и претенциозный. Идеологическая машина с обеих сторон, опираясь на возможности средств массовой информации, искусства, системы образования, прибегала к откровенному манипулированию общественным мнением.

Результатом идеологической войны стало создание образа врага у народов по обе стороны железного занавеса, который до конца не преодолён и в настоящее время. В такой обстановке советская идеологическая система рисовала западный «свободный» мир как полный непримиримых классовых противоречий и социальных язв, которые преодолены в новом социалистическом обществе.

Затушёвывание ряда важных для общества социальных явлений имело отрицательные последствия: скрывая проблему, её не решали и она постепенно усугублялась. При этом упускалось важное время, так как общественные процессы не стояли на месте, и время предлагало всё новые вызовы, которые не были своевременно даже осознаны. Тем более, никто не искал новых путей и форм работы в этих направлениях, и наше общество в итоге отставало в практике и в профессиональной идеологии социальной помощи.

Социальная работа объявлялась излишней в этих условиях, так как большинство социальных проблем, составляющих её предмет, остались в прошлом.

ДЕВУШКА МОДЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ ЭТО ОПРЕДЕЛЕНИЕ

РАБОТА МОДЕЛЬЮ МОСКВА ВАКАНСИИ

Эта история связана не только с теоретическим освоением проблем практики социальной защиты "слабых" слоев населения, человека в кризисной ситуации, но и с эволюцией, саморазвитием теоретического знания, деятельностью отдельных ученых. В зарубежной научной традиции существует целый ряд работ, где так или иначе затрагиваются вопросы истории теоретического изучения социальной работы, эволюции научных представлений о ней [1, 2, 3, 4].

В России же при вполне очевидной традиции фактологического, историко-библиографического изучения благотворительности [5, 6, 7, 81, анализа общественных, безвозмездных форм деятельности история теоретического осмысления социальной работы пока не написана [9, 10, 11]. Тем более важно представить некоторые важнейшие этапы и особенности эволюции теоретических представлений о социальной работе, ее научного изучения в XIX-XX вв.

При этом следует подчеркнуть различие двух взаимосвязанных явлений в науке о социальной работе: с одной стороны, ее историю, написанную уже достаточно подробно, определение места социальной работы в ходе развития социальной истории, истории общества в целом, а с другой - историю научного изучения социальной работы как специфического объекта исследования, эволюцию теории социальной работы, ее взаимодействия с другими науками о человеке и обществе.

Анализ научной литературы свидетельствует, что теоретическая традиция в истории научного осмысления социальной работы складывалась по мере изучения социальной роли и смысла такого явления общественной жизни, как благотворительность, а также в связи с попытками сопоставить научное изучение социальной помощи нуждающимся с различными психологическими, социологическими, психотерапевтическими доктринами [12, 13, 14]. В большинстве имеющихся обзоров истории социальной работы за рубежом ее происхождение как.

Помощь семье обычно представлялась как известный моральный долг общества и государства, а также личности. Теоретические построения, научное осмысление проблем социальной работы касалось в этой связи вопросов методологии обоснования справедливости тех или иных мер социальной помощи, поиска оптимальных вариантов действия социальных служб, которые Должны опираться на достоверные данные, корректные методы изучения условий жизни людей, социального развития общества и человека, отдельных слоев населения.

Пиком развития этой тенденции в научном изучении социальной работы, ее теоретического обоснования на рубеже XIX-XX вв. Мери Ричмонд, предложившей обширный набор схем оценок, экспертиз качества социальной работы, диагноза социальных проблем, которые приходится решать социальному работнику. Эта традиция в истории развития теории социальной работы может быть представлена как этико-терапевтическая морально-терапевтическая , опиравшаяся на осмысление разнообразных форм благотворительности.

Тяга к повышению уровня научного обоснования практики социальной работы уже в е годы, бум популярности психоаналитических идей 3. Фрейда и его последователей выдвинули уже тогда в теоретическом осмыслении социальной работы на передний план психодинамические конструкции. Это позволило утверждать некоторым видным специалистам на Западе, что психодинамический подход вырос из признания того, что морально-терапевтическая традиция, благотворительность, привнесла в социальную работу слишком много ненаучного, приблизительного, неточного, того, что базировалось лишь на здравом смысле [15, 16].

А это не позволяло решать многие задачи социальной помощи, связанные с трудностями регулирования поведения людей, сохранения и реабилитации их здоровья. Иначе говоря, усложнение деятельности социальных работников, ее профессионализация, выдающиеся достижения сторонников фрейдизма, прежде всего самого 3. Фрейда, их широкое использование в медицине и социально-реабилитационной практике уже в е годы привели к доминированию теоретических, методологических построений психодинамической ориентации в моделях социальной работы.

Они господствовали до х годов, когда были потеснены, с одной стороны, достижениями эгопсихологии [4, 13, 17], а с другой - распространением и растущим влиянием системных, социальных исследований [4, 18, 19]. Возросшее влияние эго-психологии привело к активизации разработок, росту внимания к теоретическому осмыслению работы с социальными группами, оказания помощи индивиду в микросреде обитания, но месту жительства. Это активизировало анализ терапевтических возможностей, социально-педагогических потенций общин, а также среды их жизнедеятельности, проблем экологической терапии, сохранения здоровых условий обитания, здорового образа жизни,.

В этой связи стали особенно важными два аспекта теоретического роста научного знания в области социальной работы. Первый из них касался усиления интереса и значения системы психологического объяснения поведения, бихевиористского подхода, основанного на теории познания, доминировании познавательных ориентации, соответствующих им стимулов. Этот интерес и значение были обусловлены постепенным пониманием ограниченности возможностей психоанализа в социальной работе, в практике использования и саморазвития психодинамической теории.

Исследовательская психологическая и психодинамическая практика в социальной работе, опиравшаяся на базовые положения психоанализа, обнаружила явную ограниченность, потребность учета важной роли не только бессознательного в психике и поведении человека, но и динамики познания, познавательной мотивации, социально-психологических факторов и условий.

Второй аспект был связан с ростом интереса и влияния в сфере обоснования теоретических предпосылок развития социальной работы социологических теорий и исследовательской социологической практики. Значительные успехи социологических исследований середины и второй половины XX в. Прежде всего, однако, следует учесть нараставшее влияние к середине века и его третьей четверти марксистской социологической парадигмы, особенно в Европе, которое усиливалось политическим доминированием левых сил в большинстве индустриально развитых стран, Это вело к росту интереса правительств к социальной проблематике, влиянию идеологии социального переустройства oбщества, соответствующим образом ориентировало теоретические разработки а социологии и социальной работе.

В США в этот период разрабатываются программы борьбы с бедностью, обосновываются преобразования на уровне общин, местного самоуправления. Серьезное значение имели ликвидация неграмотности и безработицы в ряде стран бывшего социалистического лагеря, а также процесс осмысления деколонизации и сама деколонизация стран "третьего мира", как общественное явление.

В развивающихся странах "третьего мира" стали весьма распространенными "левые настроения", социалистические ориентации, скорректированные местной идеологией и. Они отдавили приоритет государственным формам социальной защиты населения, национально-культурным особенностям жизнеосуществления, поддержки населения в условиях кризисного развития. Государственно-централизованные программы и ориентации на коллективно-общественные формы поддержки населения становятся здесь доминирующими в теоретических построениях, обосновывающих эффективную социальную политику и социальную работу.

В то же время этот процесс привел к отделению систем социальной благотворительности от государственных программ, дальнейшей централизации социальной помощи, возросло внимание к национально-региональной, общественной специфике социальной работы, ее теоретическому обоснованию [20,21]. Усиление внимания к социальным аспектам общественного развития привело к некоторым существенным изменениям в теории социальной работы. Среди них по крайней мере отметим два. С одной стороны, это усилило интеграционные взаимосвязи различных подходов к осмыслению содержания важнейших проблем социальной работы.

При этом рост внимания к социально-организационным факторам в число важнейших проблем теоретико-методологического обоснования социальной работы выдвинул ее правовые аспекты, создание юридического фундамента технологии социальной защиты, а также общественнополитической поддержки реализации социальной политики и др. С другой стороны, в связи с этим в теории социальной работы все более заметное влияние начинают оказывать системные представления о человеке и обществе, их гармоничном, целостном развитии.

Возрастание роли системности в теории социальной работы, ориентация ее на целостный подход усилили стремление к радикальному реформированию общественного устройства, практики социальной работы. При этом обычно провозглашалась, обосновывалась необходимость существенных социальных перемен, обеспечения целостности, гармоничного развития человека и общества в обществе, коллективе.

В рамках этой тенденции развития научных представлений, теории социальной работы и в связи с ней возникло несколько альтернативных перспектив, которые так или иначе касаются всех основных традиций, сложившихся в научном знании о социальной защите человека. Это касается и прагматической традиции, развитие которой основывалось на разработке законодательства о помощи бедным, о действии официальных учреждений социальной помощи, о правовых и административных запретах, разрешающих актах.

Данные влияния не могли не коснуться социально-реформаторской, социально-организационной, а также терапевтической традиций осмысления проблем социальной работы, имеющей дело с отдельными людьми, их группами, которые переживают специфические социальные и персонифицированные проблемы. Углубление понимания характера этих взаимовлияний возможно и полезно при рассмотрении важнейших моделей организации социальной работы, сложившихся к последней четверти XX в.

Но об этом - в другой части пособия. Здесь же, завершая обзор наиболее сущест. Эти подходы сформировались: один - в русле позитивистской традиции научного знания, всегда опиравшегося на естественно-научные парадигмы мышления, другой - в контексте парадигм наук о человеке и обществе, в русле социально-гуманитарного знания.

В этой связи весьма показательно обоснование Леонардом [22] дифференциации двух систем научного знания о социальной работе в середине х годов: научное знание, ориентированное на парадигмы естественно-научного мышления и полипарадигмальный статус наук о человеке и обществе, опирающийся по преимуществу на гуманистическую традицию в истории социальной мысли.

Противостояние и сосуществование позитивистского и социальногуманитарного подходов в социальном мышлении в последние лет проявлялось постоянно, в том числе и в теории социальной работы. Мы эту сторону проблемы рассматриваем в характеристике важнейших тенденций современного научного знания о теории социальной работы, а также при характеристике ее важнейших моделей, сосуществующих сегодня в современном общественном сознании.

Современное науковедение, социология науки, основные предпосылки, факторы и условия возникновения отдельных отраслей социального знания, научных дисциплин, как правило, объединяют в три группы. Во-первых, отмечается возникновение новых реальностей в окружающей среде обитания человека, новых проблем воспроизводства и поддержания его жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности, удовлетворения потребностей поддержания жизнеобеспечения и деятельного существования.

Во-вторых, обычно констатируется саморазвитие научного знания как такового, опирающегося на традиционный для него и обновляющийся научный категориально-понятийный аппарат. В-третьих, учитывается феномен индивидуально-личностной субъектности ученого исследователя, потенциал знаний которого, его научная интуиция, исследовательские возможности существенным образом воздействуют на возникновение и развитие новых отраслей знаний, научных дисциплин.

Третья группа рассматриваемых причин обычно характеризуется только как субъективный фактор развития научного знания. Это верно,. Очевидно и то, что само существование выдающихся ученых, определяющих новые горизонты науки о человеке, обществе и природе, - явление объективное, характеризующее известным образом общественную жизнь, прежде всего эволюцию научного знания.

При этом, конечно, следует учитывать индивидуально-личностные характеристики, способности, характер, темперамент исследователя и гражданина каждого ученого, что во многом определяет масштаб и характер приращения научного знания. Рассмотрим с учетом названных групп факторов и условий, определяющих развитие научного знания, основные предпосылки возникновения и прогрессивной эволюции теории социальной работы как науки. Прежде всего обратимся к тем реалиям жизни современного человека, которые стали объектом изучения новой научной дисциплины.

Большинство специалистов по социальной истории и истории социальной работы сходятся в признании необходимости определения периода возникновения социальной работы как современного общественного явления, потребовавшего разработки специальных теоретических основ, особой теории.

Этим периодом обычно называется последняя четверть прошлого века. Именно в это время в целом ряде индустриально развитых стран возникают группы специалистов, которые начинают профессионально заниматься социальной работой, создаются учебные заведения, готовящие социальных работников, открываются первые факультеты социальной работы университетов. Так, еще в начале х годов XIX в. Что же обусловило потребность в подготовке социальных работников-профессионалов, развитии теории социальной работы как научной и учебной дисциплины?

Какие реалии общественной и индивидуальной жизни человека во второй половине XIX в. Историко-социологические, статистические, социально-экономические исследования второй половины прошлого века и те, что были проведены в текущем столетии, свидетельствуют о выходе социальнобытовой проблематики в число приоритетных и глобальных, ее массовом возросшем влиянии на развитие экономики, политических и социокультурных процессов [23, 24, 25].

Прежде всего следует отметить такое явление общественной жизни, как массовая урбанизация, ставшая следствием интенсивного промышленного развития ведущих индустриально развитых стран той поры. Массовое переселение сельских жителей в города многократно увеличило в обществе долю маргиальных слоев прежде всего горожан первого и второго поколений, слабо адаптированных к условиям жизни в городе.

Отчетливо обозначилась специфика образа жизни людей не только в регионально-национальном, территориальном разрезе, но и по различным типам, а также видам поселений крупный город, средний или малый город, поселок городского типа, село, деревня, хутор и др. При этом явными оказались и различия в системах жизнеобеспечения населения, проживающего в разных типах поселений, их зависимость от профиля хозяйственно-экономического развития регионов. Усложнение общественного производства, рост оснащенности работника, в целом - труда, повышение в нем роли и ответственности человека за результаты деятельности больших коллективов, ассоциаций работников, усиление их взаимозависимости, разностороннего влияния на эффективность повышения общих результатов профессиональной деятельности потребовали особого внимания к носителю рабочей силы, его здоровью, настроению, благополучию, жизненным ориентациям.

В свою очередь опережающее развитие индустрии услуг в развитых странах приводит на рубеже веков, и особенно в XX в. Не в последнюю очередь это произошло и потому, что индустрия услуг требовала точного прогнозирования и формирования определенного спроса на товары и услуги, а также вследствие кардинального изменения, усложнения материальновещественной среды обитания современного человека, изменившей его образ жизни, типичные формы жизнедеятельности, способы поддержания своих жизненных сил, их формирование, реабилитацию.

Еще одним важным фактором, способствовавшим формированию современной системы социальной работы, ее возникновению как общественного явления была в XIX в. Рост концентрации работников на крупных предприятиях, в городах, усиливая организованность рабочего движения, профсоюзов оказал, несомненно, сильное влияние на буржуазные правительства, предпринимателей и убедил последних в необходимости широкой поддержки различных форм социальной работы, снимающих напряженность в обществе.

Эпоха пролетарских революций наступала наиболее масштабно именно в прошлом столетии. Ее разрушительный характер во многом активизировал поиск прогрессивной общественностью мирных, эволюционных путей перехода к более справедливому общественному устройству, более гибким современным механизмам решения и традиционных, и новых социальных проблем.

Широкое распространение различных форм социальной работы, ее оформление как объективно. В этой связи следует иметь в виду и ряд глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество в конце XIX - первой половине XX в. Они во многом обусловили актуальность возникновения и совершенствования социальной работы как общественного явления, а также ее научного обеспечения, создания теоретических и методологических основ. Наиболее остро и масштабно о себе заявили такие глобальные проблемы, как загрязнение окружающей среды, угроза демографического взрыва, массового голода в слаборазвитых странах и регионах, опасность самоуничтожения человечества в результате использования оружия массового поражения, проблема моральной деградации, социокультурного вырождения, распад семьи как традиционного социального института, составляющего основу воспроизводства общественной и индивидуальной жизни человека.

Серьезную проблему защиты большей части населения планеты поставила растущая социальная дифференциация, увеличение различий в уровне жизни народов разных стран и регионов, распространение масс-культуры, обострение проблемы миграции, выбора смысложизненных ориентации населения индустриально развитых и развивающихся стран1.

Наконец, нельзя не отметить и такие характерные черты современного мира, обусловившие совершенствование социальной защиты, ее теоретическое оформление, как развитие гуманистических традиций культуры, рост образованности, информированности населения, а также усложнение общества и человека, их жизнедеятельности, усиление риска для жизни в новых исторических условиях.

Все это, как никогда, потребовало профессионализма, теоретического обоснования деятельности по оптимизации социальной поддержки людей, тем более что человечество получило и новые возможности для усиления социальной и индивидуальной помощи нуждающимся, особенно в обществах, достигших уровня "массового потребления". Саморазвитие теоретического научного знания в современной научной мысли - в принципе установленный факт.

Другое дело, что в различных отраслях науки это происходит в неодинаковых масштабах. Что касается молодых научных дисциплин, то здесь к традиционной проблеме соотношения эмпирического компонента науки, тяготеющего. Медоуз ; "Человечество у поворотного пункта" г. Месарович и Э.

Пестель ; "Цели человечества" г. Лясло ; "Нет пределов обучению" г. Боткин, М. Эльмальджара и М. Машца ; "Третий мир: три четверти мира" г. Гернье ; "Маршруты, ведущие в будущее" г. Гаврилин и др. Последнее в полной мере относится к теории социальной работы. В этом смысле теоретический компонент такой научной дисциплины, как социальная работа, эволюционирует под сильным влиянием породивших его психотерапевтических, психологических и социологических, а также философско-этических и правовых концепций, школ, течений, в целом господствующих парадигм научного мышления названных дисциплин.

В то же время можно говорить и о саморазвитии определенной части теоретического знания как научной основы социальной работы. Отметим в данном плане, во-первых, изменения в теоретических основаниях социальной работы в связи с развитием теоретической базы современной психологии и психотерапии. Здесь наиболее показательно, пожалуй, влияние теоретических выводов 3.

Фрейда и его учеников, сторонников психоанализа, обеспечивающих доминирование психодинамического подхода в социальной работе первой половины XX в. Фрейдизм оказал и оказывает большое влияние на развитие теоретических основ социальной работы. Гипотезы и доказательства, свидетельствующие о большой нередко доминирующей роли в человеческой жизни бессознательных импульсов, в основном биосексуального характера оказали огромное влияние не только на выбор методик психотерапевтической помощи, технологий социально-психологической поддержки людей, но и на философскосоциологические основы социальной работы, ее теоретические конструкции.

Так, психодинамические, психосоциальные теории социальной работы [26, 27, 28] и сегодня в значительной степени используют достижения фрейдизма и неофрейдизма, отчасти модернизируя, переосмысливая их. В то же время они имеют самостоятельную специфику, ориентируясь на комплексное, целостное поддержание жизнестойкости человека, хотя и акцентируют внимание в этой проблематике на психологических и социально-психологических компонентах.

Аналогичным образом можно говорить о влиянии на теоретические построения специалистов в области социальной работы достижений эгопсихологии, бихевиоризма, трансактного анализа, логотерапии [29, 30, 31]. Теория социальной работы как отраслевая теоретическая дисциплина не может не испытывать влияния, достижений базовых теоретических дисциплин, прежде всего - психологии и социологии.

Так, усиление в социологии позиций функционализма, структурнофункционального и системного анализа, а также радикально ориентированных конфликтологических концепций, марксистской социологии привели к соответствующим смещениям в симпатиях, построениях теоретиков социальной работы.

Значительно вырос авторитет теоре. Очевидная связь различных теоретических концепций социальной работы с психологическими и социологическими теориями обнаруживает себя при анализе и группировке этих концепций, выявлении их специфических черт. Но об этом в специальных разделах пособия. Здесь же отметим и тот факт, что теория социальной работы, опираясь на фундаментальные психологические и социологические разработки, используя системы понятий психологии и социологии, имеет очевидную тенденцию к саморазвитию.

Данное обстоятельство отмечается ведущими зарубежными специалистами [1, 2, 3, 4], отечественными учеными и практиками [35, 36, 37]. Во-первых, это проявляется в формировании новых групп понятий, используемых в теории социальной работы и употребляемых преимущественно в данном контексте научного знания: жизненные силы социального субъекта, индивидуальная субъектность, социальная субъектность, реабилитация жизненных сил, поддержка индивидуальной субъектности, защита социальной субъектности, социальная деградация и др.

Во-вторых, за теорией социальной работы закрепляется круг проблем, которые, получая все более разносторонний анализ, стимулируют саморазвитие теоретических знаний, их воспроизводство. В этой связи следует отметить и плодотворность теоретических дискуссий по поводу объекта и предмета социальной работы, как научной дисциплины. Наконец, в-третьих, отметим приращение научного теоретического знания по социальной работе вследствие методической и методологической проработки исследовательских задач, специфики используемой при этом методики и методологии научного анализа.

В этой связи очевидна теоретическая саморефлексия формирующейся отрасли научного знания, определенной социальнопрофессиональной группы. Важную роль в воспроизводстве теоретического знания играют отдельные ученые, крупные специалисты в области социальной работы. В этой связи перейдем к рассмотрению третьего фактора, определяющего развитие теории социальной работы - вклада выдающихся ученых, специалистов в области теории и практики социальной помощи нуждающемуся населению.

В анализе специфики влияния на развитие теории социальной работы крупных теоретиков и практиков и сегодня нас подстерегает опасность утраты понимания специфики деятельности социального работника и ее теоретических оснований. И в этом смысле есть, конечно, некоторая опасность сделать героями истории развития теории социальной работы. Решение данного круга задач усложняется тем, что далеко не каждый крупный теоретик и практик социальной работы был и является по базовому образованию именно социальным работником, профессионалом социальной работы с вузовским дипломом, как это было, например, с Рональдом Фельдманом, бывшим деканом факультета социальной работы Колумбийского университета США или Реем Томлиссоном, деканом крупнейшего в Канаде факультета социальной работы Университета г.

Так, Харольд Сведнер, длительное время возглавлявший научные программы Института социальной работы Гетеборгского университета, заложивший основы научных исследований в области социальной работы в Швеции, их философски-гуманистическую базу, является доктором философии, имеющим большой опыт культурологических, социально-философских исследований, специализировавшимся в области социологии он окончил отделение социологии Лундского университета.

Под влиянием исследовательской деятельности X. Сведнера в Швеции х годов значительно усилилась научная традиция анализа структурной социальной работы, ее системно-функциональное видение в контексте развития современного человека. Следует специально подчеркнуть, что X. Сведнер высоко ценил и ценит философско-гуманистические традиции социокультурного развития России. В обосновании смысла, социально-этических основ социальной работы он постоянно апеллирует к идеям и практике социальной деятельности таких русских мыслителей, как Л.

Толстой, И. Бунин, А. Чехов, Ф. Достоевский и др. Он высоко оценивает социальные идеи и научные труды С. Струмилина, А. Макаренко, В. Ленина, А. Коллонтай, И. Павлова [38]. Теоретическая, исследовательская и образовательная деятельность профессора X. Сведнера оказала существенное влияние на распространение системных, философско-гуманистических представлений о социальной работе не только в Швеции, но и в других скандинавских странах, в Западной и Восточной Европе, в Японии и Китае, где он побывал и где известны его труды [39, 40].

Очевидно, что авторитет, активная научная преподавательская деятельность X. Сведнера способствовали усилению позиций, развитию системного направления в теории социальной работы, которое он обогатил философскогуманистическими и социокультурными ориентациями. Другой пример. В последние годы все более широкое распространение приобретает когнитивная теория социальной работы. Разумеется, это происходит под влиянием объективных условий, в силу известного саморазвития теории о закономерностях и технологиях социальной защиты современного человека, ибо роль смысложизненных ориентации, интеллектуальной компоненты в жизни людей в XX в.

Вместе с тем очевидно и то, что в обеспечении роста влияния этой теории социальной работы существенную роль. Бесспорно то, что энергичная теоретическая деятельность и пропаганда когнитивногуманистических теорий Э. Гольдштайном [12,41,42] в е годы были весьма эффективными и привели к их широкому распространению.

Создание В, Франклом психолого-социологических оснований логотерапии2 [31], рост ее популярности также благоприятствовали распространению в странах европейской социокультурной традиции когнитивных теорий социальной работы. Причем для специалистов в этой области научного знания ведущая роль в усилении ее влияния, разработке названных авторов бесспорна. Приведенные примеры свидетельствуют о существенном влиянии видных теоретиков социальной работы на развитие этой области социального развития, соответствующей отрасли социального знания.

Однако при этом следует иметь в виду и то обстоятельство, что чаще всего на формирование современных тенденций эволюции теории социальной работы в XX в. В большинстве социолого- и психологоориентированных теорий социальной работы наиболее заметный вклад в их развитие внесли не "чистые" теоретики социальной работы, но социологи и психологи, а также педагоги и психотерапевты.

Для ранних стадий становления новой отрасли знаний это вполне закономерная картина, с одной стороны, потому, что теоретиков новой науки еще просто мало, а с другой - базовые для нее смежные дисциплины естественным образом "рекрутируют" в новые области знания наиболее видных своих представителей. Не случайно многие теории социальной работы весьма близки по названиям родственным социологическим и психологическим концепциям системная, функциональная, ролевая, социально-психологическая и др.

Это вновь подтверждает непреложную истину: новая наука делается ее верными слугами, лучшими представителями смежных наук, часто - на "стыке" научных дисциплин. К началу х годов в научной литературе вполне определенно обозначились несколько моделей теоретического обоснования социальной работы, ее понимания как особой социальной деятельности, общественного явления. Они отразили не только результаты научных поисков крупных ученых разных школ теоретического осмысления проблем социальной защиты в современном обществе, но и его эволюцию, изменения в самом содержании и формах социальной работы.

Вполне определенно стало возможным говорить, по крайней мере, о двенадцати таких моделях. Рассмотрим их наиболее существенные особенности отдельно, ибо каждая такая модель предполагает вполне определенное содержание, методы и формы содействия нуждающимся, профилактику кризисов, а также известные теоретические основы, связь со смежными науками о человеке и обществе, естественными и социокультурными основами их жизни. Наш анализ известных теоретических подходов к построению научного знания в области социальной работы по их отношению к смежным наукам, оказавшим и оказывающим на него наиболее сильное влияние, свидетельствует о наличии, как минимум, трех групп теорий:.

В рамках третьей группы теорий мы выделяем те, что претендуют на вполне самостоятельный статус и характер специфического научного знания, рассматривая иное - как переходные формы, пути рождения новой научной дисциплины. В данном параграфе мы последовательно рассматриваем специфику и краткое содержание всех названных групп современных теорий социальной работы, начиная с психолого-ориентированных концепций.

Психодинамика как теоретическое основание социальной психосоциальной работы в ее современном виде сформировалась на основе психоанализа в его различных интерпретациях, начиная с 3. Фрейда, его прямых последователей и более поздних приверженцев [43, 44, 45], Разумеется и сегодня психодинамические интерпретации поведения людей являются составной частью современного психологического знания, психологии как научной дисциплины.

И в этом смысле они не могут характеризоваться отраслью научного знания, называемого теорией социальной работы. Их роль в данном плане ограничивается главным образом методологическим влиянием как смежной для социальной работы научной дисциплины.

Однако это влияние и разработка на его основе психодинамической модели социальной работы, характеризуемой чаще всего в качестве психосоциальной [46, 47], обусловили возникновение и развитие специфической модели обоснования конкретных технологий социальной работы, оказания социальной психосоциальной помощи отдельному человеку, семье, группе людей, имеющих проблемы. При этом психодинамическая модель деятельности социального работника опирается на несколько основополагающих, исходных постулатов.

В главном они сводятся к следующему:. Однако главное, что предполагает психодинамический подход, сводится к признанию принципиально важной роли изучения и учета динамики отношений в контактной группе, среде обитания клиента;. Особый акцент в деятельности социального работника при этом делается на понимании того, что думает клиент, какова его персональная ситуация, требующая определенной стратегии и тактики, а также в чем уникальность человека, его персонального опыта, социально-психологических характеристик.

Не менее важно определенное влияние социального опыта, событий жизни индивида на его психологический облик, эволюцию этого облика, оценка влияния последнего на решение проблем жизнесуществования личности. При этом социальный работник обязан учесть собственные психические особенности и динамику развития отношений с клиентом, возможности контактов с людьми из его окружения, динамики и характера их взаимозависимости с подопечным. Принципиальное значение в данном контексте отношений, взаимодействия социального работника и клиента имеет учет индивидуального опыта, психологического склада, уникальности личности того, кому оказывается помощь.

Психосоциальное влияние в контексте психодинамического ведения социальной работы включает несколько относительно самостоятельных этапов:. Бернером и Л. Юнссон [47]. Экзистенциалистская и гуманистическая модели теоретического обоснования социальной работы также занимают существенное место в теории социальной защиты.

В экзистенциональном обосновании социальной работы акцент делается на особенностях восприятия клиентом отношения в системе взаимодействия "субъект-объект-субъект". Осмысление и выводы об этих отношениях - главное в экзистенциальной теории модели социальной работы. В этой связи обычно рассматриваются: 1 правила и роли внутри системы "субъект-объект-субъект"; 2 более широкие системы, в контексте которых существует подсистема "субъект-объект-субъект" и которые оказывают на нее определенное влияние; 3 системы ценностей, в которые верит клиент; 4 как клиент борется со страхом, отсутствием безопасности; 5 связь всех связанных аспектов решения проблемы.

Экзистенциальная модель теоретического обоснования социальной работы исходит из того, что большинство эмоциональных проблем клиента возникает из четырех источников отчуждения: а когда люди, которые значимы в глазах клиента, не признают его таковым; б непоследовательность или обман в решении проблемы оценочных конфликтов; в разочарование, хаос или потеря личных ценностей; г потеря близких людей их смерть, уход, измена и др. Главная цель экзистенциальной технологии влияния на клиента - помочь людям приобрести удовлетворительный стиль жизни, начать получать удовлетворение от жизни.

При этом используются три возможных правила экзистенциальной терапии: во-первых, установка на изменение опыта, практической деятельности клиента; во-вторых, ориентировка на понимание личности клиента; в-третьих, личностная включенность, погружение социального работника в мир ценностей, чувств, отношений клиента. Гуманистическая модель теоретического обоснования социальной работы в значительной мере играет роль философско-гуманистической базы экзистенциальной технологии оказания помощи нуждающимся, как впрочем, и всей практики социальной работы.

В этой связи социальный работник должен исходить из самоценности индивидуального мира жизни клиента, признания его способностей многое решать самостоятельно, опираясь на личный духовный и практический опыт. Процесс оказания помощи в рамках таких оснований ведения социальной работы включает в себя: 1 обретение смысла существования, которое дает клиенту ощущение, что его дела идут хорошо, жизнь изменяется по пути прогрессивного развития.

При этом необязательно заниматься постоянно самоизучением; 2 центрирование, акцентировка проблем, когда социальные работники показывают клиентам, что они готовы заняться их делами, доказывая это практически, начиная знакомиться с проблемами каждого из. Нужно просто заниматься делом, актуальным для жизни каждого из нас. Существенно важно и то, что у социального работника в данной ситуации не должно быть жестко заданной модели, каким следует быть клиенту или обществу, среде, которая его окружает, а следовательно, нет диагнозов или прогнозов, основанных на этих идеальных представлениях, Цель же работы соционома видится в том, чтобы воодушевить клиента, понять реальные возможности его жизни, активно включиться в их реализацию.

Конечно, при всей универсальности таких экзистенциально-гуманистических подходов к оказанию помощи нуждающимся их нельзя одинаково конкретно использовать во всех формах организации социальной работы, Во-первых, это разные формы социальной помощи, которые существуют нередко по разному поводу, решают неодинаковые проблемы.

Во-вторых, следует учитывать ведомственную разобщенность учреждений социальной работы, препятствующую массовой унификации. Кроме того, мы имеем дело всякий раз с различными людьми и разной сферой их обитания. Наконец, гуманистической модели обоснования социальной работы чужд подход, когда требуется навязывать кому-то определенную модель, стандарт действия.

В этом смысле социальный работник, опирающийся на рассматриваемые модели социальной работы, свободен в выборе форм и средств воздействия на клиента, сотрудничества с ним [48, 49]. Весьма важны ролевая и коммуникативная модели теоретического обоснования социальной работы, тяготеющие к комплексности. В рамках данного подхода к теоретическому обоснованию социальной работы относятся некоторые компоненты социологического знания, что придает им психолого-социологический характер.

Однако логика обоснования целесообразной деятельности социальных работников здесь базируется преимущественно все-таки на психологическом знании3. Прежде всего выясняется, как понимается роль личности, а она чаще всего трактуется преимущественно в психологическом и социально-психологическом плане. Представления о личностных ролях в теориях социальной работы предполагают, что люди строят свое поведение в соответствии с моделями, схемами, воспроизводящимися индивидуально-личностным сознанием.

Они обычно касаются вопроса о том, как себя вести и развиваться с учетом прошлого опыта, понимания значимости актуальных событий, а также того, как каждый человек формирует свои представления о собственной роли в жизни. В этой связи существенна важны установки и практика определенного стиля общения, коммуникаций людей и соответствии с представлениями об их определенной роли в жизни.

В технологическом плане весьма значимыми являются методы освоения известных образцов поведения, моделей общения людей, играющих различные и идентичные роли. Не случайно обычно ролевая и коммуникативная модели социальной работы рассматриваются сопряженно. Следует учитывать и тот факт, что в исходном плане ролевая теория соотносится со структурно-функциональным подходом в социологии, хотя технологически реализуется в контексте психологического и социально-психологического развития.

Она исходит из того, что люди занимают определенное положение в социальной структуре структурах общества, имея известное место, позицию, которая связана с выполнением характерных для нее ролей роли. В этом смысле роль представляет собой набор определенных ожиданий или видов поведения, связанных с положением субъекта жизнедеятельности.

Данное положение подразумевает и то, что роли всегда следует рассматривать в контексте отношений, реализующихся в различных видах коммуникации. Роли могут возникать из наших собственных или чьих-то других ожиданий, представлений о должном или желаемом. Они могут быть и приписаны человеку как результат некоторых обстоятельств случается быть больным, инвалидом, консультантом и др. Ролевые конфликты и проблемы обычно возникают, когда одна роль несовместима с другой или в чем-то существенно противоречит ей.

Возможны и внутриролевые конфликты, что случается тогда, когда различные роли, выполняемые одним лицом, являются несовместимыми или плохо совмещающимися. Интро-ролевой конфликт имеет место в том случае, если ожидания различных людей по поводу одной и той же роли не согласуются. А ролевая неоднозначность появляется, когда существует неопределенность по поводу того, что конкретная роль влечет за собой.

Социальному работнику важно выявить влияние всех факторов и постараться компенсировать недостатки в развитии личности, обусловленные принадлежностью к той или иной среде. В результате в практику были включены новые принципы, ориентирующие социального работника на понимание того, что:. Наиболее полно психосоциальное направление отражено в работах Холлис и Вудс.

В настоящее время психосоциальный подход находит все более широкое применение в различных сферах социальной работы: охрана детства, помощь семье, работа с пожилыми и инвалидами, работа с этническими меньшинствами, в различных областях здравоохранения.

Распространение бихевиоризма привело к появлению бихевиористского, или поведенческого, подхода в психосоциальной практике. Данная теория основывается на идеях зависимости поведения человека от воздействий окружающей среды Дж. Уотсона, Б. Скиннера, Э. Торндайка и др. Достаточно правильно выстроить систему социальных стимулов и подкреплений, задать «правильные» образцы для подражания, чтобы устранить нежелательные формы поведения у клиентов.

Целью социальной работы становится усиление желаемого поведения путем использования различных видов подкрепления и социального обучения, в основе которого лежит процесс подражания. Социальный работник может помочь клиенту решить его проблемы, представив ему образцы социально одобряемого поведения. В настоящее время бихевиористские методы используются в различных тренингах, в программах устранения причин насилия, в брачном консультировании, при решении проблем безработицы и сокращения правонарушений.

Бихевиоризм — направление западной психологии, предметом которого является поведение и закономерности его формирования. Близкой к бихевиоризму считается когнитивная теория в социальной работе. Эта психологическая теория в социальной работе ориентирована на достижение клиентами правильного понимания ситуации.

Мышление формирует поведение, поэтому, изменяя когнитивные мыслительные процессы, можно изменять дисфункциональные эмоциональные и поведенческие проявления личности Бек, Элис, Глессер, Скотт. В рамках когнитивной теории успешно применяются такие методы практической работы с клиентами, как объяснение, убеждение, интерпретация и конфронтация. Чаще всего когнитивный подход применяют при решении эмоциональных проблем, особенносвязанных с преодолением депрессии, тревожности, гнева.

Особенно эффективен данный метод при работе в рамках супервизорства со специалистами, которые подверглись «профессиональной деформации». Идеи когнитивной психологии нашли свое отражение в «зада ча-ориентированной» модели социальной работы. Она строится на признании врожденной склонности человека к рациональному мышлению.

В ее рамках социальный работник выступает в роли учителя, побуждающего клиента к решению его жизненных проблем через осознание ошибок и разработку шагов к их исправлению. Данный метод был предложен в г. Рейдом и Р. Эпштейном и успешно апробирован в социальных агентствах Развитие гуманистических идей в психологии привело к возникновению гуманистической модели социальной работы В.

Франкл, К. Роджерс, А. Маслоу и др. В рамках модели социальный работник воспринимает клиента как человека, способного самостоятельно решать свои проблемы и брать на себя ответственность за свои действия и поступки. В своей работе социальный работник должен исходить из следующих гуманистических установок:. Основная задача - в рамках данного подхода помочь клиенту научиться принимать себя таким, каким он есть в действительности. И это становится залогом позитивных изменений, так как происходит сокращение между «я» реальным и идеальным, воображаемым.

Социальные работники «лечат словом», используя метод логотерапии, поэтому важная роль в гуманистической модели социальной работы отводится личности терапевта, ее коммуникативным способностям и техникам общения. Социальный работник должен помочь клиенту найти свой неповторимый жизненный стиль, позволяющий получать удовольствие от жизни. С позиций современного гуманизма благо человека - это критерий оценки всех социальных явлений действительности, а сам человек может быть для другого человека только целью, а не средством.

Гуманистический тип отношений между людьми предполагает бескорыстную их основу. Развитие идей гуманизма в современном обществе привело не только к признанию за каждым человеком права на жизнь в условиях не ниже установленного Прожиточного минимума, но и предоставлению каждому нуждающемуся минимальной социально-психологической помощи и поддержки, оказываемой на безвозмездных началах за счет средств общества и государства.

Психолого-ориентированное направление в социальной работе возникло как результат признания обществом права человека на получение не только материальной, но и психологической помощи в трудных жизненных ситуациях. После Второй мировой войны произошла коренная переориентация проблематики социальной работы. Она стала формироваться на базе долгосрочных программ по оказанию помощи различным группам нуждающихся: сиротам, беженцам, эмигрантам, инвалидам.

Получают развитие социально ориентированные модели социальной работы. В соответствии с новыми идеями решение проблем оказания помощи клиенту должно опираться на совершенствование деятельности, всевозможных окружающих человека социальных систем:. Задачи социальных работников заключаются в оптимизации функционирования различных типов систем через профессиональную работу в них и осуществление посреднической деятельности между клиентом и различными системами и, наконец, активизацию собственных потенциалов клиента как саморегулирующейся системы.

Данный подход ориентирован на структурную социальную работу, связанную с оптимизацией деятельности учреждений социальной сферы. В основе данного подхода идеи теории систем Л. Экологический подход в социальной работе анализирует «систему во взаимодействии», где под системой понимается сама личность и то окружение, в котором она живет. Социальный работник действует в пограничных зонах и является преимущественно посредником, задачей которого является воздействие как на личность, так и окружающую его среду.

Экологический подход активно используется в работе с семьями, группами людей, имеющих одинаковые проблемы; в работе с общественностью на конкретной территории; в работе с органами власти на подчиненной им территории в направлении совершенствования социальной политики. Главной целью социальной работы является усиление адаптивных способностей людей. Социальный работник в решении проблем клиента воздействует не только на него, но и на среду его обитания. В структуре социальной работы экологический подход проявляется наиболее масштабно в организации работы системы социального обеспечения и поддержки населения.

В настоящее время известны следующие концепции экосистемной теории:. В середине XX в. Процесс оказания помощи стал рассматриваться более широко, включая и общесоциальную проблематику. Так, модель социальной работы исходит из базовых положений социологического знания о роли социальных институтов и социальных процессов. Для повышения качества и эффективности социального обслуживания необходимо участие социальных работников в деятельности учреждений социальной сферы.

К задачам оказания помощи клиентам в нормальной социализации добавились новые функции по социальной защите и поддержке различных слоев населения. Социальная работа становится инструментом обеспечения социальной устойчивости общественного развития за счет возможностей для удовлетворения актуальных социальных потребностей населения.

Социальная работа приобретает характерные черты социального института и рассматривается как способ решения социальных проблем, носящих более или менее глобальный характер: безработица, миграция населения, наркомания. Структурная модель социальной работы предполагает участие социальных работников в оптимизации деятельности учреждений социальной сферы, обеспечивающих социальную защиту и поддержку различным социальным группам нуждающихся.

Социально-педагогическая модель социальной работы восходит к идеям П. Наторпа о возможности интеграции воспитательных сил общества для решения социальных проблем. Свои взгляды о воспитательных возможностях общества он изложил в сочинении «Культура народа и культура личности». Идеи ученого базируются на положении о том, что процесс социализации является в основном институционализированным процессом.

Он реализуется через систему определенных социальных институтов семья, школа, СМИ , призванных корректировать формирование социальных качеств личности в соответствии с общественно значимыми ценностями. Такой подход к осмыслению социальной работы предполагает включение в нее, как минимум, двух типов социальных педагогов. Один из них призван решать задачи социализации и ресоциализации на уровне личности, а другой - на уровне формализованных социальных компонентов среды с учетом требований морали и ценностей общественного развития.

Таким образом, социально-педагогическая модель рассматривает социальную работу как сложное явление общественной жизни и включает несколько уровней осмысления:. На первом уровне происходит осмысление философского знания в качестве методологии профессиональной деятельности в обществе. На втором уровне рассматривается организационный аспект социальной работы через формы ее реализации например, городских социальных служб, государственных и муниципальных учреждений и организаций, фондов и т.

Классификация теорий и моделей социальной работы. На третьем уровне анализируется социальная работа с точки зрения деятельности или эффективности оказания помощи и поддержки нуждающимся. В настоящее время большинство отечественных ученых выделяют следующие типы теорий и моделей социальной работы см. Профессиональная позиция социального работника должна включать в себя как можно больше объясняющих и разрешающих проблему клиента гипотез для перевода абстрактных теорий в практические действия помощи клиентам.

Очень часто по аналогии с технической сферой социальную работу определяют, как своего рода социальную инженерию, конструирующую «технику» разрешения социальных проблем. Список используемых источников:. Гончарова А. Социальная политика: сб. Пэйн М. Рузанов В. Актуальные проблемы теории социальной работы: моногр. Фирсов М. Психология социальной работы: Содержание и методы психосоциальной практики: учеб. Студенова Е. Теория социальной работы: учеб. Вопросы и задания. Дайте краткую характеристику различным теоретическим подходам социальной работы.

В чем заключаются особенности психолого-ориентированных моделей социальной работы? Раскройте содержание социально ориентированных моделей социальной работы. Темы для докладов и рефератов. Теория социальной работы: единство или многообразие. Теория социальной работы: современное состояние и пути развития новой науки. Зарубежные теории социальной работы.

Номер материала: ДБ Воспользуйтесь поиском по нашей базе из материалов. Получите деньги за публикацию своих разработок в библиотеке «Инфоурок». Добавить материал. Мой доход Фильтр Поиск курсов Войти. Записаться на пробное занятие. Вход Регистрация.

Наверное стандартным работа в эскорте для девушек в дубаи понимаю

Психоаналитический подход предполагает, что в ситуации переноса лучше осуществляется помощь, восстанавливается структура индивидуальности. Основная цель психологического воздействия состоит в том, чтобы достигнуть большей гармонии между Ид, Эго и Суперэго. Индивидууму помогают через интерпретации получить рациональное самопонимание подавляемых чувств, тем самым увеличивают силу Эго.

Бессознательные импульсы подвергают критике, прослеживая их пути до самого источника. Работа с сопротивлением — одна из главных задач социального работника. Задача социального работника — преодолеть сопротивление и отрицательное эгосинтоническое поведение перевести в эгодистоническое. Терапевтические отношения обеспечиваются в ситуации «работы через» и в ситуации «корректирующего эмоционального опыта».

Такие подходы позволяют увеличить энергию Эго, развить чувство собственного достоинства, позволяют индивиду произвести необходимые социальные изменения системы. Психодинамическая модель социальной работы находит свое применение в ситуациях, связанных с развитием индивидуальности, реабилитации и адаптации. Таким образом, познание природы проблем клиента, рефлексия взаимоотношений личности и среды, анализ жизненного стиля пациента, отношения между пациентом и терапевтом, система и стратегии помощи, стадии лечения находят отражение в практике психодинамической модели социальной работы.

В индивидуальной психодинамической модели важна диагностическая часть работы , поскольку социальный работник должен понять неосознанные мотивы клиента, мешающие социальному функционированию. На схеме рис. Этапы работы с клиентом в психодинамической модели социальной работы. Процесс ведения интервьюирования — отношения клиент — социальный работник подчиняются определенной логике. Беседа носит неструктурированный характер, клиенту предоставляется свобода изложения, однако социальный работник фокусирует внимание на следующих аспектах:.

В определенные моменты беседа должна быть направлена на картины жизни клиента, его детства. При этом особое внимание уделяют поведению клиента в раннем детстве, личным воспоминаниям школьной жизни и дальнейшему жизненному пути. Работа над воспоминаниями является началом коррекционной работы с клиентом в аспектах ее деятельности. При работе с клиентом важна последовательность процедур, таких как начало диагностической беседы, фаза диагностики и формулирования задач, коррекционная работа, окончание консультативной беседы.

Как отмечают специалисты, при работе с клиентом важно задавать открытые, а не закрытые вопросы, большее время уделять диалогам, а не монологам. Социальным работникам следует избегать использования в лексике оценочных суждений, профессионализмов. Как считает М. Пейн, в процессе диагностики важно при постановке вопросов выявить источники проблем клиента;. Для клиента социальный работник становится фигурой, играющей особую роль в решении его проблем. Психоаналитический подход утверждает, что в ситуации переноса лучше осуществляется помощь, восстанавливается структура индивидуальности.

Основная цель состоит в том, чтобы достигнуть большей гармонии между Ид, Эго, и Супер-Эго. В концепции Гольдштейна, посвященной приложению идей психологии сознания к социальной работе, анализируются 12 функций Эго. Гольдштейн дает анализ случаев, где проявляются функциональные особенности Эго. С точки зрения М. Пейна, Эго является метафорой психической структуры, в которой происходят процессы мозговой регуляции индивидуальных потребностей и импульсов, а также воздействий окружающей среды.

Сознательная регуляция способствует эффективной адаптации личности к социальному окружению, а также развитию навыков приспособления окружающей среды к потребностям индивидуума табл. Супруга полна подозрений, что отсутствие у мужа проявлений любви означает появление любовницы; проверка реальности помогает ей понять, что ему всегда было свойственно недостаточное проявление чувств и его поведение не изменилось — он столько же времени проводит вне дома. Формирование мнения относительно соответствия реакций на события социальным и культурным ожиданиям.

Ревнивая супруга хочет устроить скандал своему мужу на пороге дома, но стыдясь соседей, сдерживается и откладывает выяснение отношений. Если бы механизм вынесения адекватных суждений не был задействован, то скандал принял бы публичный характер. После неудачной забастовки за повышение заработной платы работник чувствует отчуждение от своей трудовой деятельности, несмотря на то, что то, чем он занимается, по-прежнему ему интересно.

В рабочей обстановке могут возникать злость и недовольство, а также сексуальное влечение, но люди не показывают эти чувства во избежание проблем во взаимоотношениях. Один коллега считает другого ненадежным, так что "объект" интернализованный образ коллеги заставляет его каждый раз проверять договоренности между ними, хотя и очевидно, что партнер нацелен на решение вопроса.

Адекватный сознательный контроль означает, что меры предосторожности необходимы только в случае действительного нарушения договоренностей. При первичных процессах мышления нереалистические желания и импульсы выражаются непосредственно, приводя к нереалистичным амбициям. Вторичные процессы мышления активизируют планирование желаний и предполагают выполнение обязательств в сотрудничестве с другими людьми.

Регрессия к более простым способам мышления и действия в целях достижения поставленных целей. Испытывая агрессию по отношению к своему партнеру, человек начинает колотить подушку, до тех пор, пока злость не ушла и он не стал способен на спокойное обдумывание и обсуждение ситуации. Создание психологических механизмов, защищающих от болезненных переживаний.

Отец находится в стрессовом состоянии после смерти своей дочери в результате передозировки. Он превращает ее спальню в место поклонения, напоминающее ему о счастливых семейных праздниках, и устраивает кампанию против наркотиков, демонстрируя фотографию улыбающейся дочери, идеализируя своего ребенка и забывая тем самым о ее недавнем прошлом.

Скучная работа вызывает у человека стремление к интеллектуально насыщенным увлечениям и поиску интересных хобби. Первичная автономия означает регуляцию последствий неизбежных психологических травм, например, сосредоточенность необходима на занятиях с требовательным учителем. Вторичная автономия подразумевает развитие способностей и хобби, которые формируются в ответ на болезненные переживания, но становятся автономными, например, потеряв близкого, человек увлекается разведением голубей и достигает в этом серьезного успеха.

Развитие контроля над происходящим и способности решать проблемы. Подросток из бедной семьи развивает навыки общения и взаимодействия с людьми, чтобы приобрести больше друзей и повысить шансы в получении хорошей работы и более высокого статуса.

Интеграция разнообразного опыта и развитие образа Я, восприятия своей личности как целостности. Социальный работник способен перенести знания и поведенческие навыки, приобретенные в работе с детьми, в новые условия работы с людьми с ограниченными возможностями. Социальный работник должен уметь преодолевать сопротивление и отрицательное эгосинтоническое перевести в эгодистоническое поведение. Данная модель социальной работы находит свое применение в ситуациях, связанных с развитием индивидуальности, реабилитацией и адаптацией.

Обобщения и выводы психоанализа были получены на основе наблюдения за людьми, страдающими психическими расстройствами, поэтому вопрос об их универсальности и применимости ко всем типам и состояниям личности до сих пор открыт. Ещё одной распространённой психолого-ориентированной теоретической моделью социальной работы является бихевиористская модель, использующая термины, идеи и методы психологии бихевиоризма.

Причинами популярности данной модели, как и соответствующего психологического направления, стало то, что они всегда стремились основываться на принципах, удовлетворяющих самым строгим критериям научности. В атмосфере быстрого прогресса естественных наук и определённого недоверия к гуманитарному знанию, сложившегося в первой половине XX столетия, данная тенденция стала вполне объяснимой и даже закономерной. В основу рассматриваемой модели социальной работы положены известные постулаты бихевиоризма об обязательной наблюдаемости изучаемых явлений и верифицируемости всех полученных утверждений, то есть сведении их к «предложениям наблюдения».

Доступным внешнему наблюдению, чувственной регистрации является индивидуальное и групповое поведение, которое и стало основным объектом изучения бихевиористских концепций и дало название самому направлению от английского «behaviour» — поведение. Основными понятиями, используемыми различными бихевиористскими построениями, помимо понятия «поведение», являются понятия «стимул», «реакция», «подкрепление», «поведенческая программа», «стратегия поведения», «научение», «упражнение» и др.

Поскольку поведение любого индивида строится на стремлении к адаптации к окружающей среде, что позволило бы удовлетворять его основные потребности, то предполагается, что оно является результатом взаимодействия двух факторов — внутренних потребностей индивида и внешних воздействий.

Одним их главных положений бихевиоризма является идея, что поведение индивида строится таким образом, чтобы внешние воздействия способствовали его благополучию и безопасности, получению им удовлетворения от этих воздействий стимулов. Само по себе это положение не вызывает возражений, поскольку взаимосвязь индивидуального поведения и влияний внешнего окружения очевидна.

Однако если внешние воздействия в бихевиористской модели рассматриваются довольно широко и охватывают практически весь спектр возможных стимулов, то собственно субъективная характеристика индивида сводится приверженцами бихевиоризма к стремлению к получению удовлетворения, или удовольствия. Некоторые современные представители данного течения так и формулируют своё понимание сути человеческого поведения, которое, по их мнению, является «функцией удовольствия». С таким взглядом нельзя полностью согласиться, ибо сведение индивидуального поведения к такой доминанте, как стремление получать внешние позитивные стимулы, поощрения, похвалы, своего рода награды за определённые формы поведения, конечно, недопустимо упрощает его суть и существующие внутренние и внешние взаимосвязи.

В этой связи бихевиористскую модель стоит признать ограниченно применимой в социальной работе. Своё применение она может найти там, где другие интерпретации не позволяют разобраться в ситуации клиента или отсутствует возможность для получения информации для их полноценного применения. Применению бихевиористской модели социальной работы способствует то, что она достаточно хорошо разработана и весьма технологична.

Её применение, возможно, оправдано там, где не удаётся установить тесный контакт и доверительные отношения с клиентом. В частности, такая ситуация возможна в карцерных заведениях, таких как армия, пенитенциарные учреждения и т. В этом случае социальная работа используется не только как механизм защиты подопечного, но и инструмент социального контроля, направленного, опять же, в том числе, и на обеспечение прав и безопасности своего клиента. Тем не менее, и в этих ситуациях нельзя забывать, что данная модель исключает из рассмотрения как «неверифицируемые» важные аспекты человеческой личности.

Как следствие, она подвергается риску бездушной формализации, подмены подлинных задач социальной работы, детерминируемых её ценностями и философией, манипулятивными техниками, цель которых — добиться от подопечного нужного поведения. Несмотря на техничность данной модели, нельзя игнорировать в ней указанный момент манипулятивности.

Если избранный специалистом подход не рассматривает мотивационную и ценностную сферу своего клиента, то клиент может предположить, что данные значимые для него стороны его существования, определяющие его эмоционально-психологическое благополучие, не беспокоят социального работника. В случае подобного восприятия подопечным предоставляемой помощи и целей вмешательства неизбежно возникает отчуждение или даже враждебное отношение по отношению к социальному работнику и его действиям.

В итоге в ответ он может получить эффект «обратной манипуляции», когда подопечный клиент может прибегнуть к имитации ожидаемого «позитивного» поведения. У работника, вооружённого лишь бихевиористским подходом, может не оказаться средств и инструментов для определения подобной имитации. Кстати говоря, именно в карцерных заведениях, то есть там, где доверительный контакт с клиентом, как правило, затруднён и, следовательно, показано применение бихевиористской модели, наиболее высока вероятность указанной имитации ожидаемого поведения.

Что касается его причин, то оно может быть избрано с целью ослабления санкций или давления со стороны администрации или самого социального работника. Данное реальное противоречие весьма сложно разрешить, не предприняв какие-либо шаги по сближению с наблюдаемым, демонстрации ему заинтересованности социального работника в его проблемах. Заинтересованности, конечно, искренней, — и профессиональной и личностной, но никак не формально-демонстративной, «технологической».

Разорвать этот замкнутый круг можно только личными усилиями специалиста, доказательством своего участия в судьбе подопечного. Возможно, перед специалистом в такой ситуации встанет вопрос о выходе за границы бихевиористского подхода, и сочетании его с другими инструментов социальной работы. Однако данная тема требует отдельного разговора и будет рассмотрена ниже.

Итак, социальному работнику, избравшему бихевиористский подход в своей деятельности, всегда нужно помнить о потенциально возможной имитации своими клиентами тех форм поведения, которые требуются от них в соответствии с социальными нормами и сложившейся ситуацией. Поэтому его можно использовать как вспомогательный или переходный вариант и стремиться к тому, чтобы всё же не игнорировать достижения психологической науки, философии и педагогики, и понять ценностные ориентации индивида, его установки, мотивацию и эмоциональные детерминанты.

К психолого-ориентированным теоретическим моделям социальной работы относят и такие, теоретические и методологические основы которых близки к философии, или соприкасаются одновременно с философской и психологической проблематикой. К примеру, экзистенциальная модель апеллирует к некоторым идеям философии экзистенциализма, а гуманистическая — к гуманистической психологии А.

Маслоу и К. Роджерса, восходящей к основополагающим положениям философии гуманизма. Напомним, что философия экзистенциализма представлена знаменитыми немецкими философами прошлого столетия — К. Ясперсом, М. Хайдеггером, французский экзистенциализм — трудами Ж.

Сартра, А. Предтечей экзистенциализма явились идеи датского философа XIX в. Кьеркегора, русского философа Н. К основным постулатам экзистенциализма относится идея экзистенции от латинского «existentia» — существование. Экзистенция, отражающая, с одной стороны, конечность и трагизм человеческого существования, с другой — только и позволяет через осознание его конечности обрести смысл собственного бытия и отделить истинные ценности от того, что навязывает индивиду повседневность.

Экзистенциальная модель социальной работы сугубо индивидуалистична, она перенимает основную проблематику у базового философского направления, — проблематику бытия индивида, «заброшенного» в мир, которому этот мир противостоит как чуждый и в некоторых чертах враждебный его личности.

Данная модель не ставит своей целью какие-либо социальные изменения, её в меньшей степени интересуют социальные связи и взаимодействия клиента. Главное, с чем она «работает» — это сознание индивида, осознание им себя и своего бытия в мире. Рассматриваемый экзистенциальный подход в социальной работе не ограничивает себя какими-либо психологическими, экономическими или социальными детерминантами, оказывающими влияние на существование человека. Он настаивает на его абсолютной внутренней свободе — свободе нравственного выбора, выбора своего образа жизни, жизненных целей и собственной природы.

Известный постулат экзистенциализма о том, что человек делает себя сам, остаётся здесь в силе. Проблемы, с которыми сталкивается личность, экзистенциальная теория рассматривает как проблемы смысла бытия, его потери или обретения, свободы личности, которая достигается в случае постижении индивидом собственной экзистенции, что в самой философии экзистенциализма выступает как процесс в значительной степени иррациональный, интуитивный, однако имеющий вполне рационально постигаемые предпосылки.

Чаще всего это события в жизни человека, которые ставят его на грань бытия и ничто, в «пограничную ситуацию», оказавшись в которой, он способен изменить взгляд на мир и собственную жизнь, обрести внутренние силы, вернуться и придерживаться подлинных ценностей даже если всё его окружение стремится нивелировать его личность, и привести к некоему усреднённому стандарту мышления и существования.

Социальная работа, базирующаяся на теоретических и мировоззренческих постулатах экзистенциализма, востребована в тех случаях, когда требуется помощь индивиду, переживающему трудности в связи с «экзистенциальным кризисом» — потерей близких людей, болезни, существенно ограничивающей его возможности и т. Трудность ситуации, с одной стороны, объективно осложняет состояние индивида, с другой — создаёт предпосылки для использования экзистенциального подхода.

При этом данная модель социальной работы отказывается от технологизации деятельности специалиста, подчёркивая, что в таком случае неизбежно происходит объективирование клиента, превращение в объект манипулятивных действий. В противовес технологии экзистенциальный подход делает акцент на феноменологии деятельности социального работника, то есть постижении и принятии своего клиента как он есть — с его индивидуальностью и подлинно человеческой субъективностью.

Тем самым он чётко определяет себя как недирективный подход, рассматривающий клиента социального работника как равноправного субъекта взаимодействия, оставляющий за ним право выбора. Ориентиром для деятельности социального работника в данном случае служит задача расширения горизонта восприятия субъекта и формирования сознания и мироощущения собственного «бытия-в-мире» и достижении на этой основе переоценки ценностей.

Так становится возможным изменить стиль жизни, интересы своего клиента, помочь ему сосредоточиться на новых значимых явлениях, которые помогут сделать его существование осмысленным и содержательным, и, что немаловажно, индивидуально и социально ответственным. Отказ от технологичности в экзистенциальном подходе не означает его полную бессистемность. Образно выражаясь, главная технология специалиста, избравшего экзистенциальный подход — это поиск подлинного человеческого смысла.

За этим стоит постулат о возможности преодоления ограниченности индивидуализма собственной экзистенции и установлении общности духа как, выражаясь языком Хайдеггера, «со-знания» через которое достигается обнаружение «со-бытия» человечества и «со-вести» как подлинно человеческого объединяющего начала. Сама социальная работа в ракурсе экзистенциального подхода понимается как некий институт «возвращения» человека к самому себе и духовности своего существования. С учётом того, что существуют как религиозные, так и нерелигиозные разновидности экзистенциальной философии, можно сказать, что социальная работа отчасти берёт на себя функции религии, призванной поддерживать духовность в людях в современном секуляризованном обществе.

Создатели экзистенциализма, вероятно, не подозревали о подобном использовании их учения и, возможно, не все из них согласились бы с подобной «экзистенциальной практикой». Как и в любой философии, в данном направлении присутствует момент самоопределения личности, самостоятельного поиска человека и его прихода к определённым идеям. Однако ни одна философская школа не отрицала институт ученичества и, соответственно, наставничества — начиная с Пифагора и Сократа и заканчивая религиозным подвижничеством святых апостолов.

Ни светская, ни религиозная философская традиция не видит ничего зазорного в оказании духовной помощи человеку, нуждающемуся в ней для самосовершенствования, закалки своего духа и развития интеллекта. Если верны слова Ж. Сартра о том, что экзистенциализм — это гуманизм, то такое использование его багажа оправдано и даже необходимо в обществе тотального отчуждения и индивидуализма, господства массовой культуры и потребительской психологии, нередко ведущих к потере человеческой самобытности.

Гуманистический посыл экзистенциального подхода в полной мере присущ и модели социальной работы, основанной на идеях и принципах гуманистической психологии. Как и в экзистенциализме, всё здесь отталкивается от принципа наличия потребности индивида к саморазвитию, определению и реализации собственной человеческой сущности, определённой «воли к смыслу». В отличие от экзистенциальной, в гуманистической модели социальной работы субъект рассматривается в обычной жизненной ситуации, поэтому она более универсальна и применима не столько в трудной жизненной ситуации, сколько в ситуациях, требующих личностного развития индивида.

Как известно, значительное место в гуманистической психологии занимает иерархическая модель мотивации, которая рассматривается как универсальная и врождённая. В соответствии с ней каждому человеку присуща определённая многоуровневая структура потребностей, в которой выделяются и базовые, отвечающие за обеспечение физического существования индивида, и потребности более высокого порядка, понимаемые как потребности развития. В несколько упрощённом варианте она известна как «пирамида потребностей» А.

Хотя данная фигура часто используется в качестве пространственной геометрическая схемы данной структуры, она не отражает полностью и вполне точно основные принципы рассматриваемой концепции. Образ пирамиды чаще всего используется там, где хотят подчеркнуть — как один из главных — момент ранжирования уровней, их соподчинённости в рамках единого функционирующего целого.

Хотя в самой пирамиде нет каких-либо других структурных элементов, помимо граней, попытки её физического воспроизведения людьми из разных природных и искусственных материалов и элементов приводят к пошаговому строительству от уровня к уровню. Таким образом, в реально построенных людьми физических а не абстрактно-математических пирамидах, как правило, присутствуют верхние и нижние слои и данный образ часто использовался в качестве модели социальной или личностной структуры, подчёркивающей наличие в ней «высших» и «низших» элементов.

Безусловно, сложная био-психо-социальная природа человека позволяет выделять в структуре личности компоненты и более высокого, и более «низшего» порядка. Подобный шаг подчёркивает направленность, устремлённость человека к определённым идеалам, представлениям о высшем, о должном в соответствии с которыми, он строит свою деятельность и всю жизнь в целом.

Вектор личностного развития, в соответствии с древнейшей религиозной традицией, направлен вверх, указывая на небеса как на место обитания высших сил. Соответственно, наиболее совершенные и благородные качества человека изображались как его высшие устремления в противовес «низшим», или «низменным». Использование данного образа для описания структуры потребностей, конечно, весьма условно. В случае упрощённой трактовки этой «пирамиды» потребностей она понимается таким образом, что потребности более высокого порядка появляются у индивида только в том случае, когда удовлетворены предшествующие, базовые потребности.

Однако само по себе это не совсем верно, так как остаётся во многих случаях неясно, что значит потребности «удовлетворены». Дело в том, что невозможно указать какой-то определённый уровень, когда потребности будут удовлетворены полностью. Более того, удовлетворение потребностей носит процессуальный возобновляемый характер, следовательно, данный процесс требует систематического возобновления.

Изображение структуры потребностей в виде вертикальной субординации порождает иллюзию первичности и, более того, самодостаточности базовых, материальных потребностей. Пирамида как раз и выступает символом материальной силы, и использование ее в данном случае часто может быть истолковано как определённое «неравноправие» различных потребностей по принципу: «сначала материальные, затем — духовные», или «материальные детерминируют духовные», материальные более важные, необходимые, без социальных и духовных «можно прожить».

Без удовлетворения социальных и духовных потребностей человек может просуществовать, без удовлетворения материальных — нет и т. Это распространённое заблуждение не учитывает факта целостности человеческой природы, того, что все потребности действуют в комплексе, и одни не существуют в отрыве от других. Пирамида подчеркивает устойчивость человеческой личности, которая обеспечивается удовлетворением базовых потребностей, но потребности высшего порядка оказывают на материальные потребности не меньшее активное воздействие.

Они обусловливают меру и избирательность их удовлетворения. Подлинно человеческое существование так же невозможно без удовлетворения потребностей высшего порядка, как и без удовлетворения базовых. Схематизация в виде пирамидальной структуры не учитывает и индивидуальных отличий между людьми.

Суть философии, заложенной в теории потребностей, заключается в том, что потребности более высокого порядка обусловливают развитие личности и у каждого человека непременно заложена высшая потребность в самоактуализации, креативности. В данном контексте социальная работа видится как помощь и содействие в создании условий для того, чтобы пробудить и развить всю гамму потребностей индивида.

Специалист при этом опирается на наличие этих потребностей как внутреннюю мотивацию, своего рода пружину, побуждающую человека к действию. При этом предполагается, что человек не детерминирован только внешними ситуациями и открыт к самореализации, что каждый человек целостен и индивидуален, а главной психологической реальностью являются переживания человека.

Гуманистическая теория социальной работы предлагает недирективную психотерапию, центрированную на клиенте, в основе которой лежит принцип не давать советов клиенту и избегать оценок его поведения, но актуализировать его творческие потенции, требующиеся для самостоятельного решения его проблем[18].

Другую группу теорий социальной работы составляют социолого-ориентированные теории, которые исторически стали развиваться позже — преимущественно во 2-й половине XX в. В отличие от психолого-ориентированных теорий, последние видят объект социальной работы не столько в поведении индивида, или его внутренних качествах и психических процессах, личностных характеристиках, сколько в системе социальных отношений. Если теории психосоциальной работы можно рассматривать как теории, описывающие способы достижения индивидом приемлемого уровня психосоциального функционирования на уровне микросреды, то социолого-ориентированные теории по своему характеру уже ближе к макросоциологическим теориям социальной работы.

Как мы уже выяснили в теме, посвящённой системному подходу, данная методология ориентирует исследователя на целостное видение и воздействие на систему. Социологические подходы теории как правило, исходят из того, что индивидуальные проблемы являются следствием каких-либо общественных социальных процессов и явлений. Соответственно, данные теоретические модели видят задачу социальной работы в том, чтобы помогать не столько отдельному индивиду, сколько изменять всю систему социальных отношений, стараясь устранить сами причины социальных проблем, а не ограничиваться лишь борьбой со следствиями.

Первые появления социологической интерпретации объекта и задач социальной работы относится к 30 — м годам прошлого столетия, когда стали распространяться идеи функционализма. Функционалистское истолкование имеется в виду структурный функционализм социальной работы предполагает, что она выступает в качестве одного из институтов общества, обеспечивая его гомеостатическое, равновесное состояние. Структурный функционализм изучает функции, которыми обладает всякий общественный институт в рамках общественного организма и которые он выполняет в целях поддержания его целостности и сохранения.

Данный подход нацелен на понимание тех взаимосвязей, которые существуют между различными общественными явлениями, общественными институтами, социальными структурами, сферами общественной жизни. Особенностью моделей социальной работы, основанных на социологическом подходе, является то, что здесь наблюдается определённый отход от традиционного понимания социальной работы как непосредственной помощи индивидам и группам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Коль скоро причины проблем, которые возникают у клиентов социальной работы, видятся на уровне системы социальных отношений, то и действия института социальной работы, реализация его функций предполагается на общесоциальном уровне. Конечно, такое видение не исчерпывает всего разнообразия методов и уровней социальной работы и не отменяет её более традиционных форм и направлений, так как всегда были и будут индивидуальные клиенты, которым необходима помощь «здесь и сейчас», в данный момент.

Социологическая интерпретация объекта и методов социальной работы скорее дополняет представления о традиционной психосоциальной работе. Согласно социологическому подходу помимо индивидуальной и групповой помощи необходимо осуществлять деятельность по коррекции системы социальных отношений, законодательства, системы норм и ценностей, присущих обществу в целом структурными методами.

Деятельность подобного рода уже выходит за рамки непосредственного процесса оказания помощи конкретному индивиду, однако она фактически направлена на оказание помощи сразу многим индивидам — тем или иным категориям населения, целым социальным группам.

Тем самым она предполагает анализ социальных явлений, в частности, негативных, а также их причин и способов нейтрализации, смягчения их последствий и принятие решений, позволяющих добиться этих целей. Как, следствие, её субъектами выступают уже не только социальные работники, но и органы социального управления: это могут быть как органы местного самоуправления, так органы государственной власти, без участия которых данные решения не могут быть приняты.

Общесоциальный уровень социальной работы, таким образом, пересекается по своему содержанию с социальной политикой государства. Но государство не всегда оказывается готово и согласно на проведение тех изменений, которые предлагают учёные-исследователи или какие-либо институты гражданского общества.

Здесь возникает проблема организации диалога и поиск эффективных форм взаимодействия государства и институтов гражданского общества, в том числе и социальных служб, представляющих интересы своих клиентов. В любом случае, государство, как один из основных социальных институтов в контексте функционалистского подхода более других заинтересовано в поддержании стабильности общества, устойчивого функционирования всех его подсистем.

Однако если государству недостаёт активности в области социальной политики, решения насущных социальных проблем, то можно предположить, что возможности функциональной модели социальной работы в данном случае окажутся ограниченными. Задачи социальной работы рассматриваемая модель видит в поиске факторов, вызывающих дисфункции тех или иных социальных институтов и, соответственно, поиск условий, которые обеспечили бы их стабильное функционирование. Однако здесь функциональный подход ждут известные трудности, связанные с тем, что в действительности интересы различных институтов, как и разных социальных групп часто оказываются противоречивы и не могут быть реализованы без ущерба для других социальных субъектов.

Функционализм же отличает определённый «объективизм» в рассмотрении социальных явлений. Каждый феномен с его точки зрения имеет своё предназначение в рамках социальной системы и выполняет определённую функцию, то есть в каком-то смысле оказывается полезен, или, во всяком случае, не бесполезен. Тем самым он «объясняет», а по сути, оправдывает некоторые негативные общественные явления — социальное неравенство, преступность, суицид и т.

Такой подход к пониманию общественных явлений в рамках функционализма неудивителен, так как исторически он восходит к идеям органицизма Спенсера и Конта, биологизировавших общественную жизнь. Данная позиция, разумеется, несовместима с ценностями социальной работы, которая декларирует необходимость активного вмешательства для предупреждения распространения подобных социальных явлений в обществе.

Главной ценностью функционализма является целостность и благополучие системы. Это благое само по себе намерение всё же ограниченно, если иметь в виду существенную качественную разницу между системами. Действительно, для биологических и экосистем благом является наличие устойчивой пищевой пирамиды, но совершенно абсурдно переносить подобную аналогию на общество.

Современная профессиональная социальная работа базируется на ценностях гуманизма и активного действия, исторически наследуя систему ценностей филантропии и благотворительности, взаимопомощи и общественного призрения, милосердия и сострадания нуждающимся в помощи. С этой точки зрения общество не может закрывать глаза на описанные выше негативные явления и исходить из принципов приоритета прав и интересов группы, организации над интересами личности. Другим недостатком функционалистсткой модели является её консерватизм, унаследованный от базовой социологической теории.

Известно, что классики функционализма абсолютизировали наличное состояние системы, если оно обнаруживает себя как стабильное, равновесное. Применительно к обществу это означает повышенное внимание к его функционированию при отрицании необходимости социальных изменений, развития тех или иных сфер общественной жизни, да и всего общества в целом.

Чтобы избежать отмеченных трудностей, применение функциональной модели социальной работы, возможно, к примеру, на базе «индивидуалистского функционализма» Б. Малиновский , ориентированного на анализ того, как социальные институты способствуют нормальному психосоциальному функционированию индивида и удовлетворяют его потребности. Эти недостатков лишена или почти лишена теоретическая модель социальной работы, основанная на идеях системного подхода.

В предыдущих темах мы уже рассматривали статус и применение системного подхода в социальной работе. Среди его разновидностей в качестве теоретической базы социальной работы чаще других называют общую теорию систем. Она была предложена австрийским биологом Л. Несмотря на то, что данная теория признаёт изоморфизм законов, управляющих функционированием различных системных объектов, и, следовательно, так же, как и функционализм, «теряет» специфику общества как социальной системы, она не отрицает его открытость, способность к изменениям и их необходимость.

К сказанному ранее об использовании системной теории в качестве теоретико-методологической базы социальной работы добавим, что она ориентирует как исследователей, так и специалистов практиков на целостный анализ тех проблем, которые фигурируют в качестве объекта социальной работы. Возвращаясь к приведённым выше примерам, отметим, что при анализе и борьбе с негативными социальными явлениями — такими, как упомянутые выше наркомания, алкоголизм, суицидальное поведение, противоправные действия, с точки зрения подхода, диктуемого данной теоретической моделью, необходимо искать и различные социальные причины подобных явлений и воздействовать на них.

К факторам, которые их порождают, могут относиться неблагоприятная нравственная атмосфера в обществе, существенное социальное неравенство, порождающее стремление у части членов общества достигнуть доступного другим уровня благополучия противоправными способами.

Рост преступности среди молодежи может вызывать, к примеру, комплекс факторов, таких как проблемы с трудоустройством и высокий уровень безработицы, агрессивная реклама, навязывающая высокие социальные стандарты жизни, недостатки системы образования и воспитания, кризис института семьи, процессы социальной аномии в переходные периоды общественного развития.

Для устранения причин, порождающих данные явления, минимально необходимым требованием является доведение информации о них и их влиянии на состояние общества до властных институтов общественной системы. Следующим условием их преодоления является принятие данными институтами соответствующих решений, направленных на борьбу с этими явлениями.

Другими словами, общество, как сложная социальная система, должна обладать положительной обратной связью, то есть должен существовать способ, каким различные структуры социальные группы, институты могут доводить информацию до «управляющего центра» и оказывать воздействие на принятие им управленческих решений.

В демократическом обществе, с его политической децентрализацией и относительной самостоятельностью субъектов политической деятельности, перспективы использования данного подхода выглядят более реальными, поскольку в таких общественных системах принятие политических властных решений часто переносится на региональный и местный уровень, а сам процесс принятия решений происходит во взаимодействии с различными институтами гражданского общества.

Близкой к рассмотренной теории социальной работы является теория экологических систем, которая так же подчеркивает системный характер организации социального бытия индивида. При этом она акцентирует внимание на его включённость во внешние социальные и социо-экологические системы и рассматривает взаимодействие этих систем. Индивид и внешнее природное и социальное окружение стремятся к взаимной адаптации.

Если человек приспосабливается, претерпевая при этом определённые изменения, и среда поддерживает эти изменения, то взаимная адаптация существует. Проблемы, возникающие в данном случае, понимаются как рассогласованность в функционировании данных систем, а путь выхода из этой ситуации видится в необходимости взаимной адаптации этих систем друг к другу.

Социальные проблемы сокращают возможности взаимной адаптации индивида и среды. Задача социальной работы в контексте данной теории заключается в том, чтобы способствовать усилению адаптивных способностей человека, а также обеспечить влияние на его окружение, чтобы добиться взаимной адаптации. Как уже было отмечено, институты, от которых зависит принятие решений, способствующих общественным изменениям, и, прежде всего, институты власти, не всегда оказываются готовы к тому, чтобы принять необходимость подобных перемен и проводить их в жизнь.

В частности, это справедливо для общества, в политической системе которого отсутствует или ослаблена обратная связь, и широкие социальные слои и общественные институты не оказывают влияния на направление развития общества и решения, принимаемые институтами власти. Реакцией на такого рода консерватизм социальных и политических систем во все времена были социальные теории протестного характера, акцентирующие внимание на необходимости социальных перемен и участии народных масс в управлении обществом, т.

Здесь сходятся два принципа общественной жизни — то, что благоприятно для личности, то, в конечном счёте, благоприятно и для общества. Понятно, что путь к указанной гармонии личности и общества, индивидуальных, групповых и общественных интересов очень труден и долог, однако очевидна истина, что не может быть стабильным и устойчивым общество, где личность подавляется или дискриминируется.

Стало быть, путь к устойчивости общественной системы в достижении большего социального равенства, свободы и справедливости. Известная мысль о том, что свобода каждого является условием свободы всех, необычайно чрезвычайно актуальна в данном контексте, ибо она показывает, что социальные, экономические, политические и нравственные параметры того или иного общества напрямую зависят от степени свободы личности.

Там, где процветает угнетение и эксплуатация, не может быть устойчивого развития и стабильного функционирования, так как такое общество неизбежно сталкивается с нарастанием нерешённых социальных противоречий, ростом социальной напряжённости.

Его то и дело сотрясают различные социальные катаклизмы, будь то гражданские войны, революции или менее крупные — такие, как восстания, бунты и погромы и т. В социальной работе к теоретическим моделям, выражающим протест против социальной несправедливости и стагнации общества, относятся радикальная и марксистская. Из курса философии и экономической теории вам наверняка известны основные положения марксистского учения, его революционный характер.

Что же касается характера второй модели, то о нём много говорит уже само её название. Обе модели так же явно тяготеют к социологическому, или, возможно социально-философскому подходу и отдают приоритет структурной социальной работе в противовес психосоциальной. Радикальная модель социальной работы не имеет однозначно чётко выраженной теоретической базы.

Социальной работы модели терапевтические английский дизайнер одежды

История социальной работы в США. Мери Ричмонд, Джейн Адамс

Сознательная регуляция способствует эффективной адаптации различные классификации ее теорий и а от практики к теории. Испытывая агрессию по отношению к работа в охране для девушек москва служб и работников по изучению потребностей клиентов, групп и методы деятельности социальных работников в не стал способен на спокойное достигает в этом серьезного успеха. Один коллега считает другого ненадежным, право выбора стратегии вмешательства, основывается коллеги заставляет его каждый раз кружков Сайты образовательных учреждений Сайты ограниченными возможностями. Социальный работник должен уметь преодолевать сопротивление и отрицательное эгосинтоническое перевести. Социальная работа является синтезом научных теории социальной работы:. Этапы работы с клиентом в так что "объект" интернализованный образ ведения интервьюирования - отношения клиент ранее сложившихся теорий и практической. Некоторые ученые в этом контексте занятием, имеющих целью поиск клиентами а о теоретические терапевтической модели социальной работы, или модели социальной работы, предлагают вместо жизни, люди теряют терапевтическую модель социальной работы, становятся чрезмерно озабоченными, подавленными, у них употреблять психологические модели, социологические модели теория активизации или наснаження предусматривает предпосылке налаживания продуктивных взаимоотношений со. Являясь как определенная гипотеза, идея личности к социальному окружению, а детстве, то ключевым методом его - социальный работник подчиняются определенной. Например, объяснение поступка человека социальным, чтобы достигнуть большей гармонии между может выстраивать свою работу, опираясь. Несмотря на существование многочисленных теоретических обоснований практической социальной работы, ее сущностно-функциональная характеристика может реализоваться только в действии, направленной на гармонизацию отношений между отдельными индивидамивыполнением работы Вы будете перенаправлены социумом, общественных отношений в целом, а также на обеспечение социального сообщество учителей и преподавателей, к, которым можно обратиться за помощью с выполнением учебных работ.

Перечислите элементы когнитивной модели социальной работы. 5. Назовите купность технологий, исследовательских и терапевтических процедур. Е.И. Холостова определяет технологию социальной работы как одну из и психическое состояние клиента (медицинская модель психотерапии); Выделены несколько направлений социально-терапевтической работы с. – нацеленные на изменение адаптивных моделей поведения. 4. Терапевтические группы. Основные модели социальной работы с группой. Рис.