психолингвистическая девушка модель перевода дипломная работа

вебкам студия барнаул работа

Работа для девушек в Самаре Кратко Список. Самарская область Самара

Психолингвистическая девушка модель перевода дипломная работа работа во владимире полиция для девушек

Психолингвистическая девушка модель перевода дипломная работа

Но само это понятие значения выходит за пределы речевого общения: оно выступает как основная когнитивная познавательная единица, формирующая образное восприятие мира человеком, и в этом качестве входит в состав разного рода когнитивных схем, эталонных образов, типовых когнитивных ситуаций и т. Таким образом, значение, бывшее раньше одним из многих понятий лингвистики, все больше превращается в основное, ключевое ее понятие 1, и др. Другим важным предметом исследования современной лингвистики является «природа» текста — основной и универсальной единицы речевой коммуникации.

И психолингвистика все больше интересуется именно текстами, их специфической структурой, вариативностью, функциональной специализацией. Леонтьев, психолингвистика имеет наиболее тесные связи с общим языкознанием общей лингвистикой. Кроме того, она постоянно взаимодействует Психолингвистика — наука молодая, совсем недавно г. Для науки это почти «младенческий» возраст, самый начальный период становления и развития. Однако, несмотря на столь «юный возраст» и на неизбежные для этого периода развития любой науки «болезни роста», психолингвистика в начале нового тысячелетия представляет собой уже достаточно сложившуюся область научных знаний.

Это определяется двумя основными факторами. Во-первых, тем, что основу этой новой науки составили две древнейшие области научного знания, передавшие ей свои достижения по важнейшим разделам исследования. Так, из психологии в психолингвистику разумеется, в трансформированном виде вошли такие разделы психологии человека, как психология речи, психология общения, частично — возрастная, педагогическая и социальная психология, а также основополагающие теоретические концепции: теория деятельности, теория знака и символической деятельности, теория коммуникации и другие.

Из языкознания в психолингвистике используется «арсенал» научных знаний структурной лингвистики, общего языкознания, практической лингвистики теория и методика обучения родному и иностранному языку , семиотики и почти в полном объеме лингвистики текста. Во-вторых, психолингвистика, до момента своего возникновения и утверждения как самостоятельной области научного знания, имеет свою достаточно длительную и насыщенную событиями предысторию.

Глава 2. Психологические и лингвистические «истоки» психолингвистики Одним из предшественников психолингвистики был создатель научной лингвистики Вильгельм фон Гумбольдт, которому принадлежит идея речевой деятельности и понимание языка как связующего звена между социумом «общественностью» и человеком. Гумбольдт был первым, кто ввел в лингвистику понятие языкового сознания. Он указывал: «Язык в своих взаимозависимых связях есть создание народного языкового сознания» 65, с.

Человек, по В. Гумбольдту, оказывается в своем восприятии мира целиком подчиненным языку, который ведет его по жизни как поводырь. Практическая деятельность людей подчиняется языку как «творцу существующего мира». Тем самым В. Гумбольдт полагал, что язык есть одновременно и знак, и отражение действительности. Основные положения его лингвистической концепции изложены в избранных сочинениях 65, 66 , а также в исследовании В.

Постоваловой Идеи В. Гумбольдта о том, что язык определяет отношение человека к объективной действительности, преобразует внешний мир в собственность духа, легли в основу философского направления в языкознании, которое получило название неогумбольдтианства Л.

Витгенштейн, Л. Вайсгербер, И. Трир и др. Неогумбольдтианцы полагали, что понятия — это не отражение объективной действительности, а продукты символического познания, обусловленного языковыми знаками, символами. Исходя из этого, язык определяет мышление, превращает окружающий мир в идеи, «вербализует» их 5, , Ученик В.

Штейнталь, — в отличие от своего учителя, который рассматривал язык в диалектике — и как процесс, и как готовую данность, и как часть психической деятельности человека, и как общественное явление, — понимал язык только как процесс. Механизм индивидуальной речевой деятельности он интерпретировал таким образом: «Мы должны ясно различать три момента, действующие при говорении: органическую механику, психическую механику и подлежащее выражению.

Цель речи есть представление и отображение содержания с помощью психической и органической механики. Мы можем представить себе органическую механику в виде органа, психическую механику в виде органиста, содержание — в виде композитора» , р. Важными для психолингвистики являются мысли Г. Штейнталя о предметном и языковом мышлении. В предметном мышлении человек оперирует представлениями о предметах и явлениях объективного мира.

Содержанием представлений являются не сами предметы в их материи, а некоторая мысленная совокупность познанных признаков этих предметов. Говоря о языковом мышлении, Г. Штейнталь полагал, что в нем человек оперирует «представлениями о представлениях», вычлененных из сферы предметного мышления.

Понятия о предмете субъективны, а наш язык дает им еще и произвольное наименование. По мнению Г. Штейнталя, языкознание относится к числу психологических наук, поскольку речь — это духовная деятельность, подобно тому, как к психологическим наукам относится учение о мышлении и воле, т. Гумбольдта и Г Штейнталя получили развитие в работах известного отечественного ученого — лингвиста А. По мнению А. Потебни, речевой акт — это явление исключительно психическое, но язык, слово вносит в этот акт культурное, социальное начало: «Язык объективирует мысль.

Мысль посредством слова идеализируется и освобождается от. Язык есть потому же условие прогресса народов, почему он орган мысли отдельного лица» , с. Большой вклад в развитие лингвистической науки и создание предпосылок к возникновению психолингвистики внес выдающийся отечественный лингвист И. Бодуэн де Куртенэ, который определял язык как сложное объективно психическое явление, состоящее из многих групп разнородных представлений. Первым его элементом являются фонации, которым соответствуют группы фонационных представлений и представлений физиологических движений.

Второй элемент — психический. Его образуют группы аудиционных представлений — представлений акустических результатов указанных выше физиологических движений. Третий элемент — церебрации — это группы исключительно церебрационных представлений 29, с.

Бодуэн де Куртенэ считал, что «сущность человеческого языка исключительно психическая. Существование и развитие языка обусловлено чисто психическими законами. Нет и не может быть в речи человеческой или в языке ни одного явления, которое не было бы вместе с тем психическим» 29, с. По мнению Бодуэна де Куртенэ, речь основана на «общительном характере человека и его потребности воплощать свои мысли в ощущаемые продукты собственного организма и сообщать их существам, ему подобным, то есть другим людям» там же, с.

Основоположник лингвистики XX века, швейцарский ученый Фердинанд де Соссюр четко разграничивал собственно язык «langue» как абстрактную надындивидуальную систему, языковую способность «faculte du langage» как функцию индивида обе эти категории он объединял в понятии langage, или речевой деятельности и речь «parole» — индивидуальный акт, реализующий языковую способность через посредство языка как социальной системы.

Система понятий, предложенная Ф. Дальнейшее развитие концепция Ф. Щербы, который ввел понятие «психофизиологической речевой организации индивида», являющейся, вместе с обусловленной ею речевой деятельностью, «социальным продуктом». Принципиально важной для отечественной психолингвистики является работа Л.

Щербы «О трояком аспекте языковых явлений и эксперименте в языкознании» В ней было предложено в качестве предмета лингвистики рассматривать следующие три аспекта языка. Первый аспект — это речевая деятельность, под которой ученый понимал процессы говорения и понимания. При этом он отмечал, что процессы понимания, интерпретации знаков являются не менее активными, чем процессы произнесения звуков, говорения так как мы понимаем то, чего ранее никогда не слышали.

Вторым аспектом языка он считал языковую систему — прежде всего словарь и грамматику. Щерба , с. Третий аспект языковых явлений — языковой материал, т. Отношение между речевой деятельностью и языковым материалом Л. Щерба определял следующим образом. Речевая деятельность создает языковой материал. Языковая система выводится лингвистами из языкового материала.

Речевая деятельность и производит языковой материал, и несет в себе изменение языковой системы. Тем самым все три аспекта языковых явлений тесно связаны друг с другом. Щерба также отмечал, что речевая деятельность обусловливается сложным речевым механизмом человека, или психофизиологической речевой организацией индивида.

Эта речевая организация не равняется сумме речевого опыта говорения и понимания , а является его своеобразной переработкой. Она является социальным Индивидуальная языковая система связана с языковой системой, принадлежащей всему сообществу, через индивидуальную речевую систему психофизиологическую речевую организацию. Поэтому представление отдельных индивидуумов о языковой системе несут на себе отпечаток личностного речевого опыта. Щерба ввел в науку важное с психологической точки зрения разграничение механизма речевой организации человека и процесса речевой деятельности , а также процесса речевой деятельности и продукта языкового материала.

Говоря о «системе языка», Л. Щерба подчеркивал, что это «. Леонтьева, именно взгляды Л. Щербы оказали наиболее сильное влияние на психологическую и лингвистическую науку при возникновении отечественной школы психолингвистики , , В конце XIX — начале XX столетия в психологической науке было создано сразу несколько научных концепций и теорий, во многом обусловивших появление психолингвистики или создавших условия для ее возникновения. Прежде всего, это теоретические исследования так называемой школы «гештальт-психологии» от нем.

Вертгеймер, К. Коффка, К. Бюлер и др. Представители этой психологической школы разграничивали в психике человека мир переживаний и физический мир, лежащий «за переживаниями». Мир переживаний они рассматривали с двух точек зрения: как физиологическую реальность мозговые процессы и как психическую феноменальную реальность сознания.

Сознание понималось как динамическое целое, «поле», единицей анализа которого и считался «гештальт» — целостный образ, несводимый к сумме составляющих его ощущений. Наиболее интересные для психолингвистики работы принадлежали психологам второго поколения этой школы. Например, в экспериментах О. Нимейера было показано, что при восприятии предложения его грамматическая структура с самого начала воссоздается как единое целое, как гештальт.

Но особенно важна идея, высказанная О. Дитрихом: «Не только язык, но и каждый отдельный акт речи и понимания речи не простая, но, напротив, крайне сложная психофизиологическая функция, и отсюда следует расчленение не только языка в целом, но прежде всего именно этих актов на различные слои, каждый из которых имеет свою относительную ценность в рамках каждого рассматриваемого случая» , р.

Следует отметить, что О. Дитрих еще в г. Второе важное направление в мировой психологии в начале XX века связано с так называемой бихевиористской от англ. Ее виднейшими представителями являлись Дж. Уотсон и Э. Бихевиористская психология во многом солидаризуется с материалистической психологией, и не случайно она считает одним из своих предтеч великого русского физиолога И.

Она признает только объективные методы исследования психики, включает психику в общий контекст жизнедеятельности человека и считает ее обусловленной внешними воздействиями и физиологическими особенностями организма. Но, провозгласив объективность методов психологии, бихевиористы заявили, что если что-то в психике не поддается непосредственному наблюдению и измерению, то этого вообще не существует.

Считая психику продуктом внешних воздействий, бихевиористы понимают эти воздействия исключительно как стимулы, извне воздействующие на организм, а содержание психики человека низводят до совокупности реакций организма на эти стимулы и связей стимулов с реакциями, возникающих благодаря тому, что та или иная реакция оказывается полезной для организма , Согласно бихевиоризму, речь представляет собой специфическую форму поведения.

Предполагается, что люди приучаются употреблять определенную речевую форму в некоторых повторяющихся ситуациях. Исходя из этой концепции, речевое поведение — это обусловленная внешними воздействиями вербальная реакция. Она подкрепляется взаимным пониманием людей и их адекватными действиями в ответ на обращенную к ним речь. Повторное возникновение подобной ситуации автоматически вызывает выработанную вербальную реакцию в скрытой или явной форме.

А поскольку словесная реакция может служить побудительным стимулом для другой словесной реакции, возникает цепь рефлекторных актов. Эта цепь речеповеденческих актов используется людьми в общении между собой и образует «вербальное поведение».

Бихевиористский подход к речи имеет своей целью выявление некоторых повторяющихся стереотипных форм в сложных процессах речевого общения людей. Наиболее ярким выражением бихевиористского подхода к определению речи являются работы американского лингвиста Леонарда Блумфилда 26, Блумфилд , применяя бихевиористский подход к анализу речевого общения, полагал, что сферы жизнедеятельности человека — это потребности и действия по их удовлетворению.

Сотрудничающие люди могут воздействовать друг на друга при помощи практических т. Реагируют они на эти стимулы двояко: речевыми и неречевыми действиями. При этом речевые воздействия Л. Блумфилд называл замещающими практические стимулы. Следовательно, речевые стимулы и реакции коммуникантов имеют практический аспект. Блумфилду, речь является средством решения практических задач, и ее основная функция — регуляция деятельности человека.

Указывая на то, что речь помогает мышлению, Л. Блумфилд выделял такие ее свойства, как способность передавать информацию, обусловленность наличием речевого коллектива. В то же время, Л. Блумфилд, определяя язык как особую форму поведения человека, сводил коммуникативную функцию языка к цепи стимулов и реакций, а социальную природу языка — к процессам одного порядка с биологическими процессами.

Тем самым как бы игнорировался вопрос о связи языка и мышления, о социальной природе языка. В соответствии с традициями бихевиоризма объектом исследования являются только наблюдаемые, а не все реально существующие фрагменты процесса речевого общения. Блумфилду, язык — это простая количественная прибавка к другим стимулам; лингвистические формы обеспечивают более тонкую и специфичную координацию, чем другие средства, но качественно он язык от других стимулов не отличается и есть лишь «.

Выготский как один из основоположников психолингвистики Важнейшее значение в создании теоретических и методологических основ психолингвистики имели труды Льва Семеновича Выготского — одного из величайших ученых XX столетия. Выготский — создатель отечественной психологической школы, к которой принадлежали А. Соколов, П. Гальперин, Д. Эльконин, Л. Божович, А. Запорожец и др. Среди ученых, являющихся продолжателями традиций этой школы, необходимо упомянуть А. Петровского, В. Давыдова, Н.

Жинкина, В. Зинченко, А. Выготский и его школа оказали огромное влияние не только на отечественную, но и на мировую психологию и педагогику. Выготский относил себя к представителям материалистического направления в психологии. Он много занимался изучением феномена речевой деятельности человека, и его психологический подход к речи был не просто своеобразным итогом и обобщением Возьмем для примера введенное Л.

Выготским в науку различение «анализа по элементам» и «анализа по единицам». Эта научная концепция была положена в основу как многочисленных моделей порождения и восприятия речи, созданных в разных школах психолингвистики, так и в основу классификации языковых знаков и так называемых психолингвистических единиц, выделяемых как структурные компоненты речевой деятельности. Как отмечает А. Леонтьев, «главное, что делает Л.

Выготского предтечей и основателем современной психолингвистики. Одно из ключевых положений концепции Л. Выготского о взаимосвязи процессов мышления и речи звучит так: «. Центральная идея может быть выражена в общей формуле: отношение мысли к слову есть прежде всего не вещь, а процесс, это отношение есть движение от мысли к слову и обратно — от слова к мысли.

Это течение мысли совершается как внутреннее движение через целый ряд планов. Поэтому первейшей задачей анализа, желающего изучить отношение мысли к слову как движение от мысли к слову, является изучение тех фаз, из которых складывается это движение, различение ряда планов, через которые проходит мысль, воплощающаяся в слове. Первое звено порождения речи — это ее мотивация. По мнению Л. Выготского, не следует отождествлять собственно мотивы и «установки речи», т.

Именно последние и есть «смутное желание», «чувствование задачи», «намерение» 49, с. Вторая фаза речепорождения — это мысль, примерно соответствующая понятию речевой интенции. Третья фаза — опосредование мысли во внутреннем слове, что соответствует в современной психолингвистике процессу внутреннего программирования речевого высказывания.

Четвертая фаза — опосредование мысли в значениях внешних слов, или реализация внутренней программы. Наконец последняя, пятая фаза — опосредование мысли в словах, или акустико-артикуляционная реализация речи включая процесс фонации. Все психолингвистические модели речепорождения, разрабатывавшиеся в отечественной психолингвистике 60—х гг. Выготским 98, , , и др. Леонтьева, Л. Выготский «сумел предугадать дальнейшее развитие психологии речи и психолингвистики на много десятилетий вперед» , с.

Отметим некоторые идеи Л. Выготского, особенно важные для психолингвистики. Это, прежде всего, идея эвристичности процессов речепорождения и обусловленности их общепсихологическими, дифференциально-психологическими и социальнопсихологическими факторами. Выготский одним из первых поставил вопрос о психологических свойствах текста и разграничил понятия грамматической и реальной психологической предикативности; ему принадлежит концептуальное определение значения как общепсихологической категории и понятие предметного значения.

Некоторые направления исследования речевой деятельности, намеченные Л. Выготским, как считает А. Леонтьев, еще не получили дальнейшего развития в психолингвистике. Прежде всего, это проблема рефлекторного управления речью и анализ разных уровней осознанности речи в их взаимодействии. Ученик и соратник Л. Выготского, Александр Романович Лурия внес в рамках психологии речи и психолингвистики фундаментальный вклад в диагностику, исследование и восстановление различных видов афазии — речевых нарушений центрально-мозгового происхождения, связанных с органическим поражением вследствие ранения, травмы, инсульта, опухоли так называемых «речевых зон» коры головного мозга, отвечающих за реализацию речевой деятельности.

При этом А. Лурия Выготским концепцию системной локализации психических функций в коре головного мозга, согласно которой речевая и любая другая деятельность физиологически обусловлена взаимодействием различных участков коры больших полушарий, и разрушение одного из них может быть компенсировано за счет включения в единую систему других участков. Лурия впервые стал анализировать афазические нарушения как нарушения речевых операций. В своей книге «Травматическая афазия», вышедшей в г.

Лурия, по существу, предложил первую психолингвистическую концепцию афазии, включив в нее гипотезу о «внутренней схеме высказывания», которая развертывается во внешнюю речь 11, с. В дальнейшем общая психологическая концепция речи как высшей психической функции была изложена А. Лурией в ставшими «классикой» отечественной психологической литературы научных трудах: «Основы нейропсихологии» , «Основные проблемы нейролингвистики» , «Речь и мышление» Лурия предложил для области научного знания на стыке лингвистики, патопсихологии и неврологии новый термин «нейролингвистика» впервые на русском языке он был употреблен в г.

Лурии Т. Ахутина, Т. Ушакова, Т. Визель и др. Своеобразным итогом многогранной и плодотворной научной деятельности А. Лурии насчитывающей почти пять десятилетий является его книга «Язык и сознание», посвященная исследованию речевой деятельности человека, основам ее мозговой организации, ключевой проблеме психологии речи — взаимосвязи речи и мышления.

Несмотря на то, что эта монография представляет комплексное исследование речевых процессов в основном с позиций психологии речи, нейропсихологии и нейролингвистики, она используется и сейчас как одно из основных учебно-методических пособий по психолингвистике. Виднейший представитель отечественной психологической школы, Алексей Николаевич Леонтьев последовательно развивал психологическую концепцию речевой деятельности в другом направлении, введя в психологическую науку в середине х гг.

XX века развернутое теоретическое представление о структуре и единицах деятельности. Леонтьев справедливо считается наряду с С. Рубинштейном и П. Гальпериным одним из создателей современной психологической теории деятельности. В трудах А. Леонтьева и А.

Лурии 40—х гг. Однако детальный анализ речевой деятельности под углом зрения общепсихологической теории деятельности был осуществлен в конце х гг. Леонтьевым, его учениками и последователями, объединившимися в Московскую психолингвистическую школу Т.

Рябова-Ахутина, И. Горелов, Е. Тарасов и др. Большое влияние на развитие психолингвистики, особенно в России, оказали также и другие виднейшие отечественные психологи и лингвисты С. Рубинштейн, Б. Г Ананьев, Д. Узнадзе, Л. Щерба, А. Артемов, М. Бахтин и др. Возникновение психолингвистики как самостоятельной области научных знаний. Основные этапы становления и развития психолингвистики в XX столетии Термин «психолингвистика» впервые был предложен американским психологом Н. Пронко в г.

Как отдельная самостоятельная наука психолингвистика оформилась в г. Организаторами этого семинара были два известнейших американских психолога — Чарльз Осгуд и Джон Кэрролл и лингвист, этнограф и литературовед Томас Сибеок.

В вышедшей в г. Появление книги «Психолингвистика» сыграло роль своеобразного стимула к развертыванию многочисленных междисциплинарных психолингвистических исследований. История возникновения и развития науки психолингвистики ПЛ достаточно подробно представлена в работах А. Леонтьева , и др. На основе углубленного анализа этого вопроса А. Представителями психолингвистики первого поколения являлись Ч.

Осгуд, Дж. Кэрролл, Т. Сибеок, Ф. Лаунсбери и др. Наиболее яркими представителями ПЛ второго поколения — Дж. Миллер, Н. Хомский Чамски и Д. Психолингвистика третьего поколения, или, как ее назвал видный американский психолог и психолингвист Дж. Верч, «новая психолингвистика», сформировалась в середине х гг. XX века. Кратко остановимся на некоторых концепциях, изложенных в трудах представителей различных психолингвистических школ. Суть психологической концепции Ч. Осгуда можно определить следующим образом.

Речь есть система непосредственных или опосредствованных задержанных реакций человека на речевые или неречевые стимулы. Речевые стимулы вызывают частично то же поведение, что и соответствующие неречевые, благодаря возникновению ассоциаций между речевым и неречевым стимулами. Поэтому известный отечественный психолингвист Л. Сахарный не случайно называл психолингвистику первого поколения «ассоцианистской».

Речевое поведение опосредствовано системой «фильтров», задерживающих и преобразующих речевой стимул на входе или речевую реакцию на выходе. Такая система фильтров, имеющая врожденный характер, отождествляется Ч. Осгудом с речевым механизмом или языковой способностью человека. Принципиальная схема речевого поведения человека, по Ч. Осгуду, выглядит следующим образом : На уровне рецепции речевые стимулы перекодируются в нервные импульсы.

Затем эти импульсы образуют наиболее вероятное на основании прошлых восприятий перцептуальное единство, своего рода «гештальт» на уровне интеграции. На уровне репрезентации этот гештальт ассоциируется с неречевыми стимулами и получает что-то вроде значения. Затем процесс «обращается наружу», и на уровне самостимуляции, на основе информации, поступившей с уровней интеграции и репрезентации делается выбор между «альтернативными моторными целыми». Эти интегрированные моторные схемы проходят моторное кодирование и превращаются в собственно факты речевого поведения ; , р.

Леонтьев, главная особенность психолингвистики первого поколения — это ее реактивный характер. Она целиком укладывается в бихевиористскую схему «стимул—реакция», в модернизированном ее варианте. Ее ориентация — чисто психологическая, она базируется на определенной трактовке процессов поведения, в данном случае — речевого поведения. При этом психолингвистика первого поколения — Второй особенностью психолингвистики первого поколения является ее «атомизм» , В качестве единиц речевой коммуникации она «оперирует» отдельными словами, грамматическими связями или грамматическими формами.

Особенно ясно этот атомизм сказывается в теории усвоения языка ребенком. Такое усвоение, по Ч. Осгуду, по существу, сводится к овладению отдельными словами или формами и их дальнейшей генерализации обобщению. Эта теория, по мнению А. Леонтьева, не может интерпретировать многие факты «речевой реальности»; она имеет «недостаточную объяснительную силу» , с. Как образно подметил Дж.

Миллер, чтобы научиться языку «по Осгуду», ребенок должен заниматься этим лет без перерывов на сон, еду и т. Для психолингвистики первого поколения характерен индивидуализм — это теория речевого поведения индивида, как бы вырванного не только из общества, но и из реального процесса общения, который сведен здесь к простейшей схеме передачи информации от говорящего к слушающему.

Леонтьев указывает на это, как на «недопустимое упрощение» , Виднейшими представителями психолингвистики второго поколения возникла в конце х гг. Хомским была разработана концепция трансформационной модели языка. Леонтьев , , «трансформационный подход» в лингвистике был впервые предложен учителем Н. Хомского, 3. Заслуга Н. Хомского состоит в том, что он реализовал этот подход в виде целостной модели функционирования языка в речевой коммуникации — теории порождающей грамматики.

В ней существуют особые трансформационные правила или операции, прилагаемые к синтаксической конструкции предложения как единого целого. Хомский выделил группу простейших синтаксических структур, названных им «ядерными» типа: Петр читает книгу. Применяя к такой ядерной структуре операцию «пассивизации», получается: Книга читается Петром.

Если применить к ней операцию отрицания, получим: Петр не читает книгу. Возможна и вопросительная трансформация: Петр читает книгу? Можно использовать два, три или даже четыре вида трансформационных операций одновременно.

Книга не читается Петром? Хомский одним из первых предложил использовать концептуальное понятие глубинной структуры предложения, определяющей семантическую смысловую интерпретацию синтаксической конструкции отдельного высказывания и соответствующей «ядерной» конструкции в модели «трансформационной грамматики». Хомскому, последовательность порождения предложения при помощи правил языковой трансформации выглядит следующим образом.

Базовые грамматические отношения порождают глубинные структуры. Глубинная структура подается в семантический компонент и получает семантическую интерпретацию; затем «она преобразуется в поверхностную структуру, которой далее дается фонетическая интерпретация при помощи правил фонологического компонента» , р. В дальнейшем 70—е гг. Хомским был внесен ряд изменений в концепцию порождающей грамматики.

В модель «трансформационной грамматики» наряду с грамматическими, семантическими и фонологическими были включены так называемые прагматические правила — правила употребления языка. В более поздних работах Н.

Хомского получила дальнейшее развитие идея о принципиальном различии модели linguistic competence «языковой способности» и модели linguistic performance «языковой активности» [ и др. Первая из них есть Хомскому, иллюстрируется моделью «порождающей грамматики». Вторая, т. В популярности идей Н.

Хомского сыграла большую роль характерная для конца х — начала х гг. Действительно, модель, казалось бы, позволяет «автоматически» получать из заданного исходного материала любые грамматические конструкции, «заполнять» их лексикой и правильно оформлять фонетически. Важнейшее отличие психолингвистики второго поколения по сравнению с осгудовской заключалось, в частности, в трактовке усвоения языка. Согласно взглядам представителей школы Н. Хомского, усвоение языка — это не овладение отдельными языковыми элементами словами и т.

В то же время психолингвистика второго поколения, как отмечает А. Леонтьев , в сущности, сводит психологические процессы к реализации в речи языковых структур. Системность речевого поведения или деятельности человека оказывается непосредственно выведенной из системности языка; сознательная интеллектуальная деятельность человека накладывает только определенные ограничения на реализацию языковых структур.

Одним из важнейших положений психолингвистики второго поколения является идея универсальных врожденных правил оперирования языком, сформулированная на основе того, что, во-первых, эти правила не содержатся в языковом материале в эксплицитной форме, а во-вторых, что ребенок может одинаково свободно овладеть как родным любым национальным языком.

Таким образом, процесс овладения языком сводится к взаимодействию этих врожденных правил или умений и усваиваемого языкового материала, т. Леонтьев указывает и на некоторые другие недостатки психолингвистики Н. Его концепция ограничивается проблемами восприятия и порождения предложения — языковой единицы, определяемой через грамматику, семантику и сегментную фонетику и принципиально изолируемой от целостного осмысленного текста.

Она исследует, прежде всего, правила построения предложения, а не развернутого высказывания, т. Само предложение рассматривается вне реальной ситуации общения. Игнорируется место речи, а также ее восприятия в системе психической деятельности человека — речь и ее восприятие рассматриваются как автономные, самоценные процессы. Не учитываются также индивидуальные в том числе личностно обусловленные особенности восприятия и производства речи, например, возможность индивидуальных «стратегий» оперирования с языком там же, с.

Особое направление в психолингвистике второго поколения составили английские исследователи — Джудит Грин, Дж. Мортон, Дж. Маршалл и др. В трудах этих ученых предметом исследования помимо предложения, становится и текст; при этом основное внимание уделяется изучению восприятия языковых средств связи предложений и «психологического значения» логических структур.

Типичным представителем психолингвистики третьего поколения является, по мнению А. Леонтьева, французский психолингвист Жорж Нуазе. Одно из основных положений психолингвистической концепции Ж. Нуазе — необходимость разработки «автономной психолингвистики».

Нуазе, специфические психолингвистические операции имеют одновременно когнитивную и коммуникативную природу. Они приобретают когнитивный характер, практически реализуясь в общении, взаимодействии, речевом воздействии. Нуазе, как Мелер, считают психолингвистику «лингвистическую психологию» частью когнитивной психологии , с. Психолингвисты третьего поколения критически относятся к концепции Н.

Хомского о роли врожденных универсальных языковых структур в формировании языковой способности человека. Так, Д. Дюбуа отмечает: «Язык не должен рассматриваться только как формальный объект, одинаковый для всех человеческих существ, но как объект социальный и исторически детерминированный» , с.

В е гг. Ромметвейт выступил с решительной критикой психолингвистов второго поколения за то, что они берут высказывания как бы в вакууме, и неоднократно подчеркивал, что психолингвистика должна прежде всего изучать «. Леонтьева , , психолингвисты третьего поколения преодолели так называемый изоляционизм школы Н. Хомского — они исследуют психолингвистические процессы в широком контексте деятельности мышления, общения, памяти.

Психолингвистика третьего поколения в значительной степени преодолела не только «атомизм», но и индивидуализм психолингвистики предшествующих поколений. Для нее полностью неприемлем также принцип «реактивности» речевого поведения. Некоторые психолингвисты третьего поколения последовательно ориентируются на психологическую школу Л.

К числу последних относится известный зарубежный психолингвист Дж. Верч , который считается на Западе виднейшим «специалистом по Л. Выготскому» и выступает активным пропагандистом его научных взглядов. Современный период развития психолингвистики совпадает с развитием когнитивных наук.

Когнитивная психология — это область психологии, изучающая то, как люди получают информацию о мире, как эта информация воспринимается и осознается человеком, как она хранится в памяти и преобразуется в знания; как эти знания влияют на наше внимание и поведение , , Когнитивный подход в психолингвистике состоит также в стремлении понять, каким образом человек воспринимает и анализирует информацию об окружающей действительности и как организует ее, чтобы принимать решения или решать насущные задачи.

Отечественная психолингвистика, в частности Московская психолингвистическая школа, ориентируется, прежде всего, на характеристику процессов преобразования смысловой информации — с различных позиций исследуются процессы производства речи, ее восприятия и понимания смысловой интерпретации. Кроме того, большое внимание уделяется анализу процессов становления и функционирования языкового сознания, под которым понимается система образов действительности, получающих свое языковое отображение в речевой деятельности человека как носителя языка и субъекта речевой деятельности.

В России своеобразным центром психолингвистической науки является сектор психолингвистики и теории массовой коммуникации Института языкознания РАН, основанный А. Леонтьевым в г. С г. С х гг. Лиссабоне Португалия. Международные симпозиумы ученых-психолингвистов при участии лингвистов и психологов проводятся один раз в три года. К освещаемым в нем психолингвистическим проблемам относятся: понимание и производство речи, психолингвистические аспекты изучения иностранного языка, перевода, как вида речевой деятельности; язык и образование; билингвизм; нарушения речи, речевые технологии и модели человеческой коммуникации; проблема освоения языка, невербальные аспекты коммуникации, анализ литературного текста, речевые технологии и модели человеческой коммуникации и др.

Глава 3. Концепция Московской психолингвистической школы Отечественная психолингвистика с самого начала ее зарождения складывалась и развивалась как теория речевой деятельности. С середины х гг. XX века в рамках психологической школы Л. Выготского интенсивно развивался деятельност-ный подход, в наиболее полной и завершенной форме представленный в работах А.

Леонтьева ; и др. Само понятие деятельности, в философском плане восходящее к идеям Г. Гегеля, в истории отечественной психологии связано с именами И. Сеченова, П. Блонского, С. Общепринятая в отечественной науке психологическая концепция деятельности А.

Леонтьева и его учеников , 8, 9, 56, непосредственно опирается на подход, намеченный в трудах Л. Выготского и С. Согласно концепции А. Леонтьева, «. Всякая предметная деятельность отвечает потребности, но всегда опредмеченной в мотиве; ее главными образующими являются цели и, соответственно, отвечающие им действия, средства и способы их выполнения и, наконец, те психофизиологические функции, реализующие деятельность, которые часто составляют ее естественные предпосылки и накладывают на ее протекание известные ограничения, часто перестраиваются в ней и даже ею порождаются» , с.

В структуру деятельности по А. Леонтьеву входят мотив, цель, действия, операции как способы выполнения действий. Кроме того, в нее входят личностные установки и результаты продукты деятельности. Человеческая деятельность существует как действие или цепь действий.

Леонтьев, — то от деятельности вообще ничего не останется. Это же можно выразить и иначе: когда перед нами развертывается конкретный процесс — внешний или внутренний, — то со стороны мотива он выступает в качестве деятельности человека, а как подчиненный цели — в качестве действия или системы, цепи действий» там же, с.

Различные виды деятельности можно классифицировать по разным признакам. Главным из них является качественное своеобразие деятельности — по этому признаку можно разделить трудовую, игровую, познавательную деятельность как самостоятельные виды деятельности. Другим критерием является внешний материальный , или внутренний, мысленный характер деятельности. Это разные формы деятельности. Внешние и внутренние формы деятельности взаимосвязаны и переходят друг друга в процессах интериоризации и экстериоризации 9, 56, , и др.

При этом действие одного вида может входить как образующий элемент в деятельность другого вида: теоретическое действие может входить в состав практической, например трудовой деятельности, трудовое действие — в состав игровой деятельности и т. Леонтьева, речевая деятельность представляет собой специфический вид деятельности, не соотносимый непосредственно с «классическими» видами деятельности, например с трудом или игрой.

Речевая деятельность «в форме отдельных речевых действий — обслуживает все виды деятельности, входя в состав актов трудовой, игровой, познавательной деятельности. Речевая деятельность как таковая имеет место лишь тогда, когда речь. Согласно концепции Московской психолингвистической школы, речевая память человека не является пассивным хранилищем сведений о языке.

Это динамическая подвижная функциональная система. Кроме того, существует постоянное взаимодействие между процессом приобретения речевого опыта и его продуктом. Другими словами, получая новую информацию речевого плана, человек не только Это позволяет считать речевую деятельность достаточно сложной самоорганизующейся системой. В центре внимания психолингвистики находится именно организация и механизмы речевой деятельности и поведения человека, а также особенности их становления и функционирования.

Рубинштейн , ввел понятие «фазного строения» акта деятельности в дидактических целях нередко употребляют выражение «горизонтальная структура» деятельности, чтобы противопоставить ее «вертикальной», иерархической. Первой фазой или первым этапом деятельности является ее мотивация, продуктом которой выступает интенция намерение и соответствующая установка.

Вторая фаза акта деятельности — ориентировочные действия. Третья фаза — планирование деятельности. Четвертая фаза — исполнительная, это реализация плана. Наконец, последняя, пятая фаза — это фаза контроля. Применительно к речевой деятельности эта «горизонтальная» схема выступает как фазная структура процесса порождения речевого высказывания речевого действия.

Она включает, следовательно, звено мотивации и формирования речевой интенции намерения ; звено ориентировки; звено планирования; звено реализации плана исполнительное и, наконец, звено контроля. Впервые такую фазную трактовку речепорож-дения дал Л. Выготский Особой проблемой психологии человека и психолингвистики является соотношение речевой деятельности и деятельности общения А. Леонтьев, , Общение определяется в психологии как деятельность по решению задач социальной связи.

Деятельность общения выступает как общий тип специфически человеческой деятельности, частными проявлениями которой являются все виды взаимодействия человека с другими людьми и предметами окружающей действительности. Главным и универсальным видом взаимодействия между людьми в человеческом обществе является речь, речевая деятельность.

Таким образом, деятельность общения и речевая деятельность рассматриваются в общей психологии как общее и частное, как целое и часть. Речь в этом случае может рассматриваться как форма и, одновременно, способ деятельности общения. Леонтьев, — есть специализированное употребление речи для общения и в этом смысле — частный случай деятельности общения» , с. Следует, однако, учитывать, что речевая деятельность не ограничивается рамками общения, коммуникации в человеческом обществе.

Она играет огромную роль в жизни человека; становление и развитие РД теснейшим образом связано со становлением и развитием всей личности человека в целом. Леонтьев подчеркивает, что «речевые действия и даже отдельные речевые операции могут входить и в другие виды деятельности, в первую очередь — в познавательную деятельность» там же, с. Как справедливо указывает И. Зимняя 95, 98 , речь, речевая деятельность является неотъемлемой составной частью личности человека, она теснейшим образом связана с его сознанием.

Таким образом, РД является одним из важнейших условий осуществления интеллектуальной деятельности познание, осознание, аналитико-синтетическая деятельность, творчество. Следует подчеркнуть, что язык, выступающий как основное средство речевой деятельности и являющийся ее неотъемлемой составной частью, по определению Л. Выготского, есть единство общения и обобщения как продукта интеллектуальной деятельности , — в этом и состоит его сущность.

Соотношение и взаимосвязь РД и деятельности общения может быть отражено в виде следующей достаточно простой схемы. Основные положения психолингвистической теории Основные положения психолингвистической теории могут быть выражены в виде следующих постулатов А.

Леонтьев, , и др. К ним относятся: 1. Леонтьеву, является, как правило, полимотивированным, т. Таким образом, в концепции Московской психолингвистической школы единицы психолингвистического анализа выделяются и характеризуются в «деятельностной парадигме» , с. Леонтьева, «психолингвистическая теория должна: а предусматривать звено, в котором осуществлялся бы выбор стратегии речевого поведения; б допускать различные пути оперирования с высказыванием на отдельных этапах порождения восприятия речи; в наконец, не противоречить экспериментальным результатам, полученным ранее на материале различных психолингвистических моделей, построенных на иной теоретической основе» , с.

По данным экспериментов А. Блумфилда , 26 и др. Леонтьеву, любая психологическая теория речевой деятельности должна исследовать, прежде всего, взаимоотношения опосредованного языком образа мира человека и речевой деятельности как коммуникативной деятельности.

Исходя из этого, психолингвистическая теория сочетает в себе деятельностный подход и подход в плане отображения. В структуре деятельности человека отображение выступает, прежде всего, в виде ориентировочного звена. Соответственно и в структуре речевой деятельности предметом исследования психолингвистики должны быть этап фаза ориентировки, результатом которого является выбор соответствующей стратегии порождения или восприятия речи, а также этап планирования, предполагающий использование образов памяти , с.

Оно, по словам Н. Бернштейна, «. Такая преднастройка к действиям, опирающаяся на прошлый опыт, может быть названа вероятностным прогнозированием , с. В речевой деятельности вероятностному прогнозированию принадлежит очень важная роль. Это говорит об активном характере процессов восприятия человеком обращенной речи. В наиболее общей форме такое понимание процесса речевосприятия изложил Дж.

Миллер: «Слушатель начинает с предположения о сигнале на входе. На основе этого предположения он порождает внутренний сигнал, сравниваемый с воспринимаемым. Первая попытка, возможно, будет ошибочной; если так, то делается поправка и используется в качестве основы для следующих предположений, которые могут быть точнее. Этот цикл повторяется. Указанный теоретический постулат, выступающий в форме утверждения об активном характере процессов речевосприятия, в зарубежной психолингвистике нашел свое отражение в модели «анализ через синтез».

Основные разделы психолингвистики Теоретическая психолингвистика. В современной психолингвистике можно выделить две основные области психолингвистических исследований , Одна из них ориентирована на моделирование речевой деятельности и речевого общения, вторая — прежде всего на моделирование языковой способности и лишь вторично — на речевую деятельность. В рамках второй области в психолингвистике в свою очередь выделяются два направления теоретических и экспериментальных исследований: 1 психосемантика В.

Петренко, А. Шмелев и другие [, ] и 2 исследование внутреннего лексикона человека как субъекта речевой деятельности А. Залевская [88, 90] и др. Первый подход связан с исследованием различных аспектов коммуникативной деятельности человека, второй — опирается на изучение когнитивной познавательной деятельности. Большое место в психолингвистических исследованиях занимает проблема семантики слова. Только человек корректно перевел термин. В контексте повествования это не является критичным, но термин использован неверно discrete относится именно к simulation.

Подобная ситуация встречается несколько раз в этом отрывке. Явление можно объяснить тем, что СМП неверно разрешают препозитивную определительную группы discrete simulation program. Статистическая СМП перевела как Трансфертная СМП перевела как Человек перевел Ниже во втором отрывке обе СМП справились с подобной ситуацией, но очень вероятно, что это связано с положением термина в предложении. Continuous simulation can often be satisfactorily approximated by discrete simulation.

Однако слово approximated было переведено точно только машинами. Человек позволил себе некоторую вольность Непрерывное моделирование часто можно вполне удовлетворительно имитировать с помощью дискретного моделирования. Всего скорее, в данном случае это не сильно важно, однако при таком употреблении немного исчезает точность изложения.

Вообще ожидать следующей команды wait another command является термином. Автор в данном случае решил сгладить сухой термин, добавив слово silently. Однако, переводчик решил не передавать шутки автора. Трудно сказать, верно ли он поступил, но СМП передать эту шутку удалось, хотя термин был искажен и повествование получилось не столь строгим. К сожалению, обе СМП коверкают термины причем там где это имеет значение для правильного понимания текста.

Очень интересно рассмотреть выражение home floor с точки зрения термина. Оно не является термином даже в текущем контексте изложения. Но всего скорее автор пытался создать у читателя аналогию с компьютерным термином home folder, home directory. На наш взгляд такая аналогия в примере автора более чем уместна, так как позволяет понять как ведет себя моделируемый объект.

Переводчик в данном случае решил отказаться от этой аналогии и употребил фразу «базовый этаж». В то время, как СМП перевели ее шаблонно на уровне эквивалентных трансформации - домашний пол, домашний этаж. Третий отрывок с точки зрения терминологии является наиболее сложным. Важно отметить, что он является сложным не только для перевода, но и для восприятия. Такие термины как связывающие автоматы linking automata , и машины графов graph machines были переведены неверно СМП, и без оригинала сложно понять о чем идет речь.

Вообще слово linking, на протяжении всего третьего отрывка, СМП перевели как общеупотребительное слово, но ни как термин. Это говорит о применении вариантных трансформаций в трансфертной СМП - перевод происходит не так примитивно, как это могло бы показаться. С другой стороны примененное обобщение может повлиять на качество восприятия. Однако, ниже фраза multitape Turing machine многоленточная машина Тьюринга была переведена достаточно странно и верно термин был переведен только человеком.

Статистическая СМП поступает очень интересно с таким термином. И фразу multitape Turing machine, и one-tape Turing machine она переводит просто как машина Тьюринга. Понимая принципы работы статистических машин легко объяснить природу этого эффекта. С точки зрения научно-технической литературы это совсем не верно, но в рамках иных стилей подобный подход мог быть оправдан. Так же, достаточно сложным термином является выражение pointer machines.

Учитывая, то что переводчик указал в скобках ориганальный термин на английском языке , можно утверждать что русского устойчивого аналога выражения просто не существует. Не удивительно, что обе СМП не справились с этим термином. Finally, historians of mathematics found the true origin of the word algorism:course, Euclid did not present his algorithm in just this manner.

Важно, что общелингвистическое и специальное значение таких слов совпадает для русского и английского языков чего в общем случае утверждать нельзя. Устойчивые фразы из второго отрывка такие как: The methods to be discussed below … Были переведены СМП как Методы, которые будут обсуждаться ниже … Однако переводчик перевел фразу так же усточивой для русского языка фразой Рассматриваемые ниже методы… В большинстве случаем перевод сделанный СМП и человеком таких устойчивых фраз совпадает.

В тексте можно так же заметить логическое подчеркивание. Благодаря своей шаблонности, такие маркеры так же весьма удачно переводятся машиной. Но, это несколько искажает смысл фразы. Переводчик ограничивает круг жестче интересных проблем, в то время как автор этого не делает. Эту же фразу можно классифицировать, как и выражение количественной экспрессивности. Можно утверждать, что переводчик умышленно ее усиливает. В данном случае противопоставляются две точки зрения, и на вторую автор хочет обратить особое внимание, потому что далее речь пойдет именно о ней.

Статистическая СМП перевела это предложение как: До сих пор мы описали лифт с точки зрения пользователя, ситуация более интересная, если смотреть на лифте. Вариант трансфертной системы и вариант переводчика не сильно стилистически отличаются, хотя обе СМП сильно исказили текст, следующий за подчеркиванием До сих пор мы описали лифт с точки зрения пользователя; ситуация более интересна как просматривающийся лифтом. До сих пор работа лифта описывалась с точки зрения пользователя, но ситуация станет более интересной, если рассмотреть ее с точки зрения лифта.

Трансфертная СМП Интересно заметить, что различные СМП перевели фразы по- разному. Варианты, сделанные переводчиком и машиной, являются верными и те и другие отражают экспрессивность, но различными средствами.

Отдельное внимание стоит обратить на тот факт, что варрант статистической СМП совпал с вариантом переводчика. Это говорит о том, что в русском техническом тексте используется именно этот вариант перевода. Трансфертная СМП действовала в данном случае по заложенным в нее правилам. Она выдала, тоже верный вариант, но он не является устойчивым и в процессе беглого прочтения может быть воспринят неверно.

Сходная ситуация наблюдается и в примере ниже. Вариант трансфертной СМП больше отличается от вариант переводчика, чем вариант статистической. Все три варианта перевода верны. В конце второго отрывка: … algorithm below, which is much more precise … Статистическая СМП: … алгоритм, который является гораздо более точным …. В научном тексте, обычно, вся числовая информация передается цифрами, и даты не являются исключением, потому и для машин и для переводчиков «перевод» подобных слов выполняется крайне просто.

Иначе дело обстоит с географическими названиями и именами собственными. В рассматриваемом тексте правильное название городов и других объектов не критичны, но они показывают кругозор автора и его осведомленность. При переводе таких слов надо учитывать именование таких объектов принятое в русской литературе. Анализируя перевод сделанный человеком, приходится учитывать текущие веяния и, возможно, оказываемое на переводчика давление. В случае СМП дело обстоит не намного проще, ибо ряд фраз мог быть жестко прописан в алгоритме перевода.

Аналогичная ситуация касается не только географических объектов, но так же может проявиться при переводе любых названий и именований, особенно если объекты реального мира были названы в честь какого- либо ученого или общественного деятеля. Еще более интересная ситуация складывается, если в момент написания оригинала и в текущей момент объекты назывались по- разному.

В данном случае такая ситуация тоже имеет место быть. Мы считаем, что переводить термин Central Asia в этом предложении следует именно как Средняя Азия. Именно так назывался этот регион, когда Д. Кнут писал свой труд. Однако, в текущий момент регион называется Центральной Азии. Это название было закреплено за регионом, во время работы переводчика.

Этим объясняется его вариант перевода. В случае перевода статистической СМП, то вероятно, что название было переведено как выражение общей лексики, без осознания того, что это имя собственное. Но точно утверждать нельзя. В трансфертную СМП перевод словосочетания был заложен жестко. Для уменьшения разночтений переводов научно-технической литературы, нам кажется наиболее приемлемым обращаться к оригиналу и уже самостоятельно делать выводы на основе экстралингвистических знаний.

Рассмотрим второй географический объект, который встретился в этом предложении. Однако, трансфертная СМП в данном случае использовала транслитерацию. В данном случае - недопустимо, потому что это дает неверные представления и если указанного слово не оказалось в базе данных СМП, то его лучше оставить без перевода и привести оригинальное название из авторского текста.

Такой подход был использован в этом же предложении. В тексте Amu River basin just south of that sea. Статистическая СМП Далее в тексте первого отрывка можно найти третье предложение Вариант переводчика Перевод был явно калькирован, но он не выглядит бессмысленно как в случае статистической СМП.

Важно отметить, что официального русскоязычного перевода названия словаря до сих пор нет. Они оставляют структуру сверхфразовых единств и предложений такой, какая она была в оригинальном тексте. Этот факт был нами проверен на исследуемых отрывках. В некоторых случаях статистическая СМП, в текущей реализации, может менять порядок слов. Но эти изменения маловероятны, и будут происходить только внутри пятерок слов. Нами подобное поведение установлено не было, но это не говорит, о том, что оно не может быть обнаружено на других текстах или при другой исходной базе СМП.

Сохранение оригинальной синтаксической структуры является плюсом систем перевода. Но такой подход не всегда возможен. В научных текстах очень часто встречаются распространенные сложные предложения. Если разбивать такие предложения, то текст будет легче для восприятия. Переводчик-человек может учесть этот факт и упростить авторский текст. При этом будет потерян авторский стиль.

СМП не обладает информацией о мысли, которую хотел донести автор. Она оперирует только лингвистическими знаниями и никакой разбивки предложений не производит. Возможна и обратная ситуация, когда мысль автора выражена не одним, а несколькими предложениями. В этом случае, переводчик имеет право соединить две части высказывания, чтобы нагляднее донести мысль автора. СМП переведет авторский текст так, как он есть, без каких либо изменений структуры. Подобная ситуация прослеживается в последнем предложении третьего отрывка.

В англоязычной научной прозе для сложносочиненных предложений часто используют знак препинания «точка с запятой». В отечественной литературе знак используется только для маркированных списков. При анализе оригинального текста на английском языке особенно математического , заранее не известно, какую функцию несет «точка с запятой». Потому в этом случае, СМП не меняет структуры.

Но человек, следуя отечественной традиции, может поменять знаки препинания. Подобную ситуацию можно наблюдать в третьем и восьмом предложениях первого отрывка, в третьем, шестом, восьмом предложении и в первой части двадцать пятого предложения второго отрывка, в седьмом предложении третьего отрывка.

Рассматриваемый текст имеет четкую структуру. Первый отрывок делится на шесть абзацев и без учета алгоритма содержит двенадцать предложений. Второй отрывок делится на семь абзацев и содержит двадцать восемь предложений. В каждом абзаце выдвигается определенное предположение, которое в нем же и доказывается. Например, в начале второго отрывкаcontrast, a "continuous simulation" would be simulation of activities that are under continuous changes, such as traffic moving on a highway, spaceships traveling to other planets, etc.

Ниже до начала следующего абзаца рассказывается о непрерывном моделировании и его отличиях от дискретного. В отрывке можно предложения с прямым порядком слов, которые можно считать определениями. В научно-техническом тексте достаточно часто встречаются и обычные «настоящие» определения. В рассмотренных отрывках виде они в явном виде не встретились.

Малое количество определений в отрывках еще раз подчеркивает, что реальные научные тексты обладают стилистической неоднородностью. Часто автору проще донести свою мысль косвенно, неприбегая к именованию. Последнее представляет значительную сложность для СМП, так как тут не всегда можно обойтись эквивалентными трансформациями.

Для научного текста - это серьезная проблема. На данном этапе развития технологий не представляется возможным автоматизировано, в общем случае, выделять дефидент и дефиницию для неявных определений. Методы автоматического построения синонимичных конструкций на данный момент так же требуют доработки.

При их применении опять же потребуется проверка результата. И мы придем опять к той же проблеме. Остается надеяться, что проблема разбора неявных определений исчезнет в недалеком будущем. Следующий пример тоже можно считать определением. Второе предложение второго отрывка: "Discrete simulation" means the simulation of a system … Обе СМП и переводчик «Дискретное моделирование» означает моделирование системы … Совпадение всех трех вариантов перевода объясняется логичностью и простотой фразы.

Большая часть предложений имеет прямой порядок слов. В тексте преобладают сложноподчиненные предложения. На шестьдесят одно предложение всех трех отрывков без учета алгоритма Евклида было обнаружено двадцать девять сложноподчиненных предложений, что составляет примерно сорок семь процентов.

Большая часть придаточных предложений в рассматриваемых отрывках оказалась индивидуализирующими определительными. Вторыми по частоте оказались придаточные условия. Благодаря своей четкой регулярной структуре такие предложения были корректно переведены обеими СМП. Сложноподчиненных предложений не абсолютное большинство среди всех рассмотренных предложений, но важно учитывать, что предложения содержат себе более чем одно придаточное.

Более того, эти придаточные относятся к разным типам. СМП не всегда могут выявить к кому члену основного или придаточного предложения относится то или иное придаточное. Из-за этого многие сложные предложения превратились в набор слов. Например, к таким предложениям относится седьмое предложение третьего отрывка.

Оно содержит семь придаточных: уступки, причины условия и придаточное предложение сказуемое. Для удобства восприятия предложение каждая основа записана на отдельной строке. Статистическая СМП c таким предложением справилась плохо. Понять смысл высказывания без оригинала текста невозможно. Поведение системы перевода объясняется ее устройством, а именно тем, что вычисляются частоты использования именно для пятерок слов. Для верного перевода данного предложения уместнее было бы анализировать набор слов, в который бы всегда попадали, по крайней мере, две основы.

Кроме того, ошибки связаны с неправильным разрешением омонимии. В результате глаголы были восприняты как существительные, что разрушило структуру предложений. Вариант трансфертной СМП оказался более читаемым. Структура предложения изменена не была. Трансфертная СМП производит подробный синтаксический анализ.

Все основы были выделены, ряд оборотов that as the number n были верно переведены на русский язык. Из примера можно заключить, что трансфертная машина может обрабатывать предложения любой сложности, максимально сохраняя стилистику авторского текста. Как и было указано выше в данном случае машина не стала разбивать предложение на две части по символу «;», хотя в данном случае это было бы вполне оправдано.

Переводчик поступил иначе. Более того, он избавился от второй основы, сделав ее обстоятельством условия. На наш взгляд первая часть варианта переводчика воспринимается труднее, чем та же часть, переведенная трансфертной СМП. Обстоятельства условия более характерны для русскоязычной научной прозы, но встречаются крайне редко.

Вторая часть текста, которую перевел человек воспринимается проще, чем вариант трансфертной СМП. Немногочисленные простые предложения развернуты за счет однородных членов. В первом отрывке - только одно короткое простое предложение не учитывая алгоритм Евклида.

Of course, Euclid did not present his algorithm in just this manner. Мысль высказывания, крайне четкая. Она призвана уберечь читателей от ложных выводов. Во втором отрывке простые предложения содержат перечисления. Это связано с тем, что большую часть отрывка занимает описание модели. The Mathematics building has five floors: sub-basement, basement, first, second, and third.

Подобные предложения претерпевают меньше всего трансформаций при переводе. Если все части предложения будут переведены верно и не возникнет проблем с омонимией, то СМП вернет правильный перевод предложений, что мы можем наблюдать для приведенных примеров. В конце третьего отрывка встречаются еще более короткие простые предложения.

Relevance is more important than realism. Важно заметить, что по эти предложения не выражают отдельную мысль и являются. Они дополняют мысли предыдущих фраз. Оба эти предложения были переведены СМП без изменения структуры. Во втором случае переводчик решил объединить предложение с предыдущей фразой. Это сделало более очевидным развитие мысли автора, но с другой стороны - несколько исказило текст.

Для передачи логических связей в тексте используется большое число союзов, в том числе и двойных. Тут важно отметить, что саму по себе фразу «as late as », трансфертная СМП переводит как «еще в году», что на наш взгляд является наиболее подходящим вариантом. Переводчик решил обойти фразу стороной, на что имел полное право. Получается, что ни один из вариантов перевода не отражает полностью смысл конструкции. Специфичными для технических текстов, являются препозитивные определительные группы.

Например: Turing machinecommon divisor, largest positive integer. СМП подобные конструкции переводятся верно. Однако стоит напомнить случай описанный выше a discrete simulation program. Только человек корректно перевел термин - программа дискретного моделирования. Модель разбора в данном случае можно представить в виде discrete simulation program Такая модель имеет смысл только для трансфертной СМП.

Для статистической явление можно объяснить тем, что словосочетание «программа дискретного моделирования» является редким, а то что discrete simulation - является термином учтено не было. Верную интерпретацию можно изобразить как: discrete simulation program Препозитивные определительные группы более характерны для тестов, в которых идет речь о приборах, оборудовании или методах проектирования.

Отдельно стоит сказать про синтаксическую структуру описания алгоритма Эвклида. Предложения краткие и безличные, глаголы стоят в повелительном наклонении. Шаги алгоритма показаны в виде элементов списка, что помогает «пошаговому» восприятию. Такие синтаксические особенности не требуют трансформационных преобразований текста. С задачей перевода сходным образом справились как человек так и машина. The chapters are divided В тексте используются именные конструкции: At the time this chapter was first written И человек и СМП учли эту особенность Статистическая СМП: В то время эта глава впервые была написана Трансфертная СМП: В то время, когда эта глава была сначала записана Переводчик: В то время, когда автор приступил к работе над настоящей главой Несмотря на то, что машины перевели фразу с ошибками, можно сказать, что цель выражения была достигнута.

Широко распространены так же безличные и неопределенно- личные конструкции. В первом отрывке На первый взгляд может показаться, будто кто-то собирался С одной стороны это сохранило их безличную форму, которая также характерна для русского языка. С другой стороны это отрицательно повлияло на согласование. Человек-переводчик в данном случае предпочел изменить порядок слов. Это немного изменило стилистическую направленность текста, но упростило его восприятие. Во втором отрывке Здесь переводчик позволил себе более серьезное отступление от оригинала.

При прочтении третьего варианта возникает сомнение в объективности высказывания, а как было сказано в начале текущей главы - объективность одна из важнейших особенностей научно- технического текста. С другой стороны, в анализе мы рассматриваем ограниченные отрывки текста вырванные из контекста - поведение переводчика может быть объяснено компенсацией.

Авторская речь построена в первом лице множественного числа При переводе множественного скромности переводчик применял различные трансформации. В первом отрывкеalgorithm we consider Статистическая СМП: Каждый алгоритм, который рассматриваем Трансфертная СМП: Каждому алгоритму, который мы рассматриваем Переводчик-человек: Каждому рассматриваемому алгоритму Машина перевела текст, через сложноподчиненное предложение, как было в оригинале.

Переводчик воспользовался причастием. Использование причастий тоже характерно для научного русскоязычного текста что нельзя утверждать про английский , однако во многих случаях они перегружают текст. Решение переводчика может быть объяснено попыткой избежать тавтологий в тексте - в предыдущем предложении тоже использовано слово который. Варианты и СМП и переводчика верны. Но вариант СМП точнее, и более полно отражает стиль автора. Важно понимать, что для СМП в текущей их реализации стилистическая стройность переводного текста не учитывается.

Текст создается ни как произведение научно- технической прозы, а как мост между носителями двух различных языков но не культур. Аналогичную ситуацию можно встретить и в десятом предложении второго отрывка. Однако варианты переводчика и вариант трансфертной СМП являются эквивалентными в стилистическом плане. Рассмотрим другой пример. В шестом предложении второго отрывка Переводчик-человек: Но в таком случае получится Здесь переводчик очередной раз решил избежать местоимения «мы», но причина, возможно, была продиктована личными предпочтениями автора перевода.

Отчасти, на решение повлиять переводческая компенсация, о которой мы писали выше. Если отдельно проанализировать перевод отрывков, выполненный человеком, тоже можно заключить, что переводчик упорно избегал множественного числа, как указания на автора, используя более безличные формы. Учитывая, что в некоторых местах переводчик использует менее официальные формулировки, то опять можно говорить о компенсации. Но нельзя упускать из внимания и личные предпочтения переводчика. В данном случае СМП любая свободна от таких предпочтений.

При использовании машинного перевода с большей вероятностью удастся получить перевод, с учетом стиля автора исходного текста, а не с учетом стиля переводчика. Стоит так же рассмотреть пример обезличивания предложений на следующем примере. В восемнадцатом предложении второго отрывка:a person presses a button, the appropriate variable is set to 1 Статистическая СМП: Когда человек нажимает кнопку, соответствующая переменная установлена в 1 Трансфертная СМП: Когда человек нажимает кнопку, соответствующая переменная устанавливается в 1 Переводчик-человек: При нажатии кнопки соответствующей переменной присваивается значение 1 Здесь нужно передать мысль словами автора.

Из контекста повествования ясно, что кнопку должен нажимать человек. Но чтобы придти к такому выводу приходится задуматься. Поведение объектов рассматривается в двух системах координат - относительно лифта и относительно человека. Автор умышленно акцентирует внимание, на то, что именно должен нажимать кнопку. С другой стороны - высказать аналогичную мысль красиво и правильно на русском языке нельзя, потому переводчик решил немного пренебречь точностью высказывания.

Вернемся к описанию алгоритма Эвклида. Как было сказано ранее, использованы безличные предложения, глаголы стоят в повелительном наклонении. Интересно заметить, что при машинном переводе императивное наклонение было сохранено в форме просьбы , в то время как, переводчик привел алгоритм более стилистически приемлемой форме. Какой из вариантов правильнее, вопрос спорный. В оригинальном тексте, да и в английском языке вообще глаголы в алгоритмах имеют форму повелительного наклонения.

Очень часто их переводят на русский в форме приказа «выполнить», «разделить». В первом пункте алгоритма переводчик вообще не стал использовать императив, сведя фразу к определенно личному предложению. При этом на третьем шаге использована повелительная форма глагола.

Можно сказать, что такой прием был вызван предложением в скобках Но использование разных по форме глаголов в шагах алгоритм может сбить читателей с толку. Мы считаем, что в данном случае машина перевела стилистически верно, и, возможно, лучше переводчика- человека. Согласно одной из морфологических особенностей научно- технического стиля в тексте используется будущее время вместо простого настоящего.

Подобная ситуация отражена и в переводе. Но в этом случае перевод получается верным. Отчасти, это происходит от того, что русская и английская традиции для научных текстов совпадают. Последнее имеет большее влияние на статистическую СМП. Отчасти - от того, что подобная ситуация могла быть жестка прописана в алгоритме перевода. Это более относится к трансфертной СМП.

В варианте переводчика- человека на временах наиболее видно проявление переводческой компенсации, и замена ряда конструкций на более приемлемые в русском языке. Статистическая СМП: Алгоритм, который изучим теперь может не отражать истинных принципов работы лифта Трансфертная СМП: Алгоритм, который мы теперь изучим, возможно, не отражает истинные принципы лифта работы Переводчик-человек: Этот алгоритм может и не отражать истинный принцип действия лифта Для упрощения речи переводчик отказался от фразы «алгоритм, который мы теперь изучим».

Момент, хотя и не является критичным, так как есть указательное местоимение, однако переводчик допустил тут некоторое отступление от авторской мысли. В шестнадцатом предложении второго отрывка можно наблюдать проявление переводческой компенсации в обратную сторону. В этом отрезке, автор перевода даже не нарушил стиль автора.

Варианты СМП и переводчика являются эквивалентными. Причем, вариант предложенный СМП звучит не совсем правильно. В русском научном тексте такие конструкции употребляются очень редко, но с точки зрения понимания исходного текста машинный перевод тоже приемлем. Заключение В ходе выполнения работы были рассмотрены основные проблемы стилистики текста, описана одна из классификаций функциональных стилей, представленная в виде схемы, а также выявлены характерные особенности стиля научно-технической литературы.

Проведен сопоставительный анализ отрывков научно- технического текста и их переводов на русский язык. Как известно, предназначение научного стиля - научная сфера общественной деятельности. Цель научного стиля - передать информацию «от разума к разуму». Машинный перевод отрывка был осуществлен с помощью двух различных СМП трансфертной и статистической.

Из проведенного анализа отрывка можно сделать следующие выводы: Текст обладает стилистической неоднородностью. Экстраполируя этот вывод на огромный массив текстов, и руководствуясь некоторым текстовым опытом, можно утверждать, что любой текст обладает стилистической неоднородностью. Безусловно, такой вывод подлежит дальнейшей тщательной проверке.

При переводе некоторые стилистические особенности текста теряются. Потеря происходит не на уровне функции текста, а на уровне образных средств. Такие потери представляются естественными из-за различных стилистических традиций разных культур. Научный текст в английском языке обладает меньшей шаблонностью, чем в русском. Потери могут быть объяснены переводческой компенсацией. Стилистика отрывка претерпела меньшие изменения при машинном переводе. Что с одной стороны является случайным фактом, а с другой стороны объясняется применением эквивалентных и вариантных переводных преобразований.

При переводе научного текста значительную роль играют эквивалентные переводные соответствия, в меньшей мере вариантные переводные соответствия. Крайне редко используются трансформационные соответствия. Это обусловлено стилистическими особенностями научного текста.

Представляется, что подобное совпадение не является случайным. Машинный перевод изначально создавался для оперативного перевода технической документации, потому именно в этой сфере он проявляет себя лучше всего. Основные ошибки, которые совершает СМП, относятся к лексическим особенностям рассматриваемого текста. Учитывая экстралингвистические реалии, не составляет труда догадаться что именно имел в виду автор. Синтаксические и морфологические особенности были переданы корректно.

Таким образом, у читателя машинного перевода складывается приемлемое представление о тексте, его структуре и основных идеях. Это очень важно для научных текстов, когда в кратчайшие сроки необходимо получить общее представление о каком-либо явлении или изобретении, при этом можно пренебречь некоторыми деталями и «красотой изложения». Для разрешения проблемы омонимии и трансформационных соответствий, перед применением машинного перевода текст должен пройти некоторую предобработку.

При этом, безусловно, потеряется колорит текста и любая экспрессивность, которой и так очень мало в научном тексте. На данном этапе развития - такова цена за безупречную ясность научного текста. Машинный перевод рассмотренного отрывка требует редакторской правки. Связано это с ошибками согласования членов предложения. Но, полезно отметить, что перевод сделанный человеком тоже должен быть отредактирован.

В нашем случае очень важно, что СМП верно перевела термины и научные обороты. Редактору такого текста не обязательно иметь специальную техническую подготовку. Опираясь на стилистические особенности научно-технического текста, можно сказать, что в этой сфере машинный перевод не только необходим, но и вполне допустим. Вопрос сложный и требует подробного анализа. Описать его в рамках данной работы не представляется возможным.

Автор данного исследования планирует в дальнейшем углубленно изучать проблемы структурно-семантических трансформаций, возникающих при использовании статистических систем машинного перевода. Brown R. Evert, S. Statistical Natural Language Processing. Hutchins W. An Introduction to Machine Translation.

London: Academic Press, Galperin I. Stylistics: Учебник для студентов институтов и факультетов иностранных языков. Knuth D. Kracht M. Lehrberger J. Niccolai J. AltaVista Offers Slicker Translations. Nirenburg S. Machine Translation: Theoretical and Methodological Issues. Cambridge, Mass, Machine Translation: A Knowledge based Approach.

Rhoads R. Roukos, S. Shannon, C. A mathematical theory of communication. Bell System Technical Journal, 27 3 : , Slocum J. Machine Translation Systems. Studies in Natural Language Processing. Smith P. An Introduction to Text Processing. Sparck J. Stone M. Web embraces language translation. ZDNN, Sumita E. Experiments and prospects of example-based machine translation.

Wilks Y. Анисимов А. Компьютерная Лингвистика для Всех. Язык - Киев: Наукова думка, Арнольд И. Стилистика современного английского языка - М. Ахманова Г. Глушко - М. МГУ, Белоногов Г. Компьютерная лингвистика и перспективные информационные технологии - М. Гальперин А. Очерки по стилистике английского языка - M.

Голуб И. Русский язык и культура речи. Учебное пособие - М. Грязнухина Т. Перебейнос В. Лингвистические проблемы автоматизации редакционно-издательских процессов. Ершов А. Караулов Ю. Анализ метаязыка словаря с помощью ЭВМ, М. Кнут Д. Том 1. Основные алгоритмы. Комиссаров В.

Марчук Ю. Проблемы машинного перевода - М. Основы компьютерной лингвистики. Учебное пособие. Издание 2-е дополненное - М. Контекстологический словарь для машинного перевода многозначных слов с английского языка на русский, М.

Маслов Ю. Введение в языкознание, М. Мельчук И. М: Наука, Русский язык в модели «смысл-текст». Москва- Вена: Школа: «Языки русской культуры», Мороховский А. Стилистика английского языка, Киев: Вища Школа, Нелюбин Л. Перевод и прикладная лингвистика. Компьютерная лингвистика и машинный перевод Методическое пособие.

История и теория зарубежного перевода. Учебник, М. История и теория перевода в России. Новиков А. Применение денотатной структуры текста для перевода научно-технической литературы. Пиотровский Р. Текст, машина, человек - Л. Плещенко Т. Стилистика и культуры речи: Учеб. Пособие, - Мн. Пумпянский A. Информационная роль порядка слов в научной и технической литературе, М. Разинкина Н. Функциональная стилистика английского языка, М. Рассел С. Норвиг П. Искусственный интеллект: современный подход, 2-е изд..

Рахимбердиев Б. Эволюция семантики экономической терминологии русского языка в XX веке. Реформатский А. Рецкер Я. О закономерных соответствиях при переводе на родной язык. Теория и методика учебного перевода. Теория перевода и переводческая практика. Валент, Розенталь Д.

Практическая стилистика русского языка - М. Слюсарева Н. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка монография - М. Сошников Д. Парадигма логического программирования - М. Суханова М. Кто лучше переводит. Шевченко Т. Фатеева Н. Тропы, Онлайн Энциклопедия Кругосвет - Хроменков П. Анализ и оценка эффективности современных систем машинного перевода Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук.

Швейцер А. Теория перевода - М. The notion of an algorithm is basic to all of computer programming, so we should begin with a careful analysis of this concept. During the Middle Ages, abacists computed on the abacus and algorists computed by algorism. Given two positive integers and , find their greatest common divisor, that is, the largest positive integer that evenly divides both and.. We will have.

The format above illustrates the style in which all of the algorithms throughout this book will be presented. Each algorithm we consider has been given an identifying letter E in the preceding example , and the steps of the algorithm are identified by this letter followed by a number El, E2, E3.

The chapters are divided into numbered sections; within a section the algorithms are designated by letter only, but when algorithms are referred to in other sections, the appropriate section number is attached. For example, we are now in Section 1. Статистика приводятся цифры для оригинального издания, без учета алгоритма Евклида : Параметр Значение строки 50 слова символы Перевод, выполненный статистической СМП Машинный перевод отрывка на основании веб-сервиса Google Переводчик.

Понятие алгоритма является основой всех компьютерного программирования, поэтому мы должны начать с тщательного анализа этой концепции. Слово «алгоритм» само по себе достаточно интересно, на первый взгляд это может выглядеть, как будто кто-то собирался написать «логарифм», но неясный первых четырех букв. В средние века, abacists вычисляется на счетах и algorists вычисляется алгоритм. Наконец, историки математики обнаружили истинное происхождение слова алгоритм: Оно происходит от названия известного персидского автора учебника, Абд Абу Аллаха Мухаммад ибн Муса аль-Хорезм ок.

Аральского моря в Центральной Азии было когда-то называли озеро Хорезм, и в регионе Хорезма расположен в бассейне реки Амударьи к югу от этого моря. Земанек, Лекции по информатике A , Это переход от «алгоритм» на «Алгоритм» не трудно понять, в силу того, что люди забыли оригинальный вывод слова. Латинская infinitesimalis algorithmus фраза была в это время используется для обозначения «способы расчета с бесконечно малыми величинами, как изобрели Лейбницем».

К году, слово алгоритм чаще всего связаны с алгоритмом Евклида, процесс для нахождения наибольшего общего делителя двух чисел, который появляется в «Начал» Евклида книга 7, предложений 1 и 2. Даны два натуральных чисел и , найти их наибольший общий делитель, т. Мы будем иметь. Конечно, Евклид не представит свой алгоритм именно таким образом. Формат выше иллюстрирует стиль, в котором все алгоритмы в этой книге будут представлены.

Главы разделен на пронумерованные разделы, в разделе алгоритмы, обозначенные буквой только, но при алгоритмов, упоминаемые в других разделах, соответствующих номер раздела прилагается. Например, сейчас мы находимся в разделе 1. Перевод, выполненный трансфертной СМП Машинный перевод отрывка на основании СМП Промпт : Понятие алгоритма является основным ко всему программированию, таким образом, мы должны начать с тщательного анализа этого понятия.

Само слово "алгоритм" довольно интересно; на первый взгляд может выглядеть, как если бы кто-то намеревался записать "логарифм", но смешивал первые четыре буквы. Слово не появлялось в Новом Мировом Словаре Вебстера уже в ; мы считаем только более старую форму "десятеричной системой счисления" с ее древним значением, процессом выполнения арифметического использования арабских цифр.

Во время Средневековья abacists, вычисленный на абаке и algorists, вычислен десятеричной системой счисления. Земэнека, Примечания Лекции в Информатике A , Это изменение от "десятеричной системы счисления" до "алгоритма" не трудно понять ввиду факта, что люди забыли исходную деривацию слова. Это будет поучительно, чтобы показать алгоритм Евклида здесь: Алгоритм E алгоритм Евклида. Учитывая два положительных целых числа и , найдите их самый большой общий делитель, то есть, самое большое положительное целое число, которое равномерно делит обоих и..

Конечно, Евклид не представлял свой алгоритм только этим способом. Формат выше иллюстрирует стиль, в котором будут представлены все алгоритмы всюду по этой книге. Каждому алгоритму, который мы рассматриваем, дали букву идентификации E в предыдущем примере , и шаги алгоритма идентифицированы этой буквой, сопровождаемой числом эль, E2, E3. Главы разделены на пронумерованные разделы; в пределах раздела алгоритмы определяются по буквам только, но когда алгоритмы упомянуты в других разделах, соответствующее число раздела присоединено.

Например, мы находимся теперь в Разделе 1. Перевод, выполненный человеком Перевод сделанный профессиональным переводчиком Кнут Д, 20 : Понятие алгоритм является основным для всей области компьютерного программирования, поэтому начать мы должны с тщательного анализа этого термина. Слово «алгоритм» algorithm уже само по себе представляет большой интерес. На первый взгляд может показаться, будто кто-то собирался написать слово «логарифм» logarithm , но случайно переставил первые четыре буквы.

Мы находим там только устаревшую форму «algorism» - старинное слово, которое означает «выполнение арифметических действий с помощью арабских цифр». В средние века абакисты считали на абаках счетных досках , а алгоритмики использовали «algorism».

В эпоху Возрождения происхождение этого слова оказалось забытым. Одни лингвисты того времени пытались объяснить его значение путем сочетания слов algiros [больной] и arithmas [число], другие не соглашались с таким толкованием и утверждали, что это слово происходит от «King Algor of Castile».

От названия этой книги, которая была посвящена решению линейных и квадратных уравнений, произошло еще одно слово - «алгебра». Zemanek, Lecture Notes in Computer Science , Этот переход от «algorism» к «algorithm» кажется вполне закономерным ввиду того, что происхождение рассматриваемого слова было полностью забыто.

В старинном немецком математическом словаре Vollstandiges mathematisches Lexicon Leipzig, дается следующее определение слова algorithmus: «Этот термин включает в себя понятие о четырех типах арифметических операций, а именно: о сложении, умножении, вычитании и делении». Латинское выражение algorithmus infinitesimalis в то время использовалось для определения «способов выполнения действий с бесконечно малыми величинами, открытых Лейбницем Leibniz ». К году слово «алгоритм» чаще всего ассоциировалось с алгоритмом Евклида, который представляет собой процесс нахождения наибольшего общего делителя двух чисел.

Этот алгоритм приведен в книге Евклида Euclid Начала книга 7, предложения 1 и 2. Алгоритм Е Алгоритм Евклида. Даны два целых положительных числа и. Требуется найти их наибольший общий делитель, т. Разумеется, у Евклида этот алгоритм сформулирован не совсем так. Приведенная выше формулировка иллюстрирует стиль, в котором алгоритмы будут представлены на протяжении всей этой книги.

Каждому рассматриваемому алгоритму присваивается идентифицирую- щая буква в предыдущем примере использовалась буква Е , а шагам алгоритма - эта же буква в сочетании с числом El, Е2, ЕЗ. Главы книги подразделяются на пронумерованные разделы; внутри раздела алгоритмы обозначаются только буквами. Но когда на эти алгоритмы делаются ссылки из других разделов, то к букве присоединяется номер соответствующего раздела. Статистика приводятся цифры для оригинального издания, без учета алгоритма Евклида : Параметр Значение строки 52 слова символы Отрывок 2 Оригинал Отрывок из «Искусства программирования» Knuth, As an example of the use of doubly linked lists, we will now consider the writing of a discrete simulation program.

The "system" being simulated is usually a set of individual activities that are largely independent although they interact with each other; examples are customers at a store, ships in a harbor, people in a corporation. In a discrete simulation, we proceed by doing whatever is to be done at a certain instant of simulated time, then advance the simulated clock to the next time when some action is scheduled to occur.

The results of such a simulation will perhaps be of use only to people who make reasonably frequent visits to Caltech; and even for them, it may be simpler just to try using the elevator several times instead of writing a computer program.

But, as is usual with simulation studies, the methods we will use are of much more interest than the answers given by the program. The methods to be discussed below illustrate typical implementation techniques used with discrete simulation programs.

Mathematics building has five floors: sub-basement, basement, first, second, and third. There is a single elevator, which has automatic controls and can stop at each floor. For convenience we will renumber the floors 0, 1, 2, 3, and 4. Actually floor 0 has only UP and floor 4 has only DOWN, but we may ignore that anomaly since the excess buttons will never be used.

When a person presses a button, the appropriate variable is set to 1; the elevator clears the variable to 0 after the request has been fulfilled. The current state is indicated to passengers by lighted arrows inside the elevator. This is the "home floor," since most passengers get in there. The elevator takes a certain amount of time to open and close its doors, to accelerate and decelerate, and to get from one floor to another.

All of these quantities are indicated in the algorithm below, which is much more precise than an informal description can be.

Глухов В.

Девушкам работа в увд Фрумкина, А. Ромметвейт выступил с решительной критикой психолингвистов вадим яцун поколения за то, что они берут высказывания как бы в вакууме, и неоднократно подчеркивал, что психолингвистика должна прежде всего изучать «. Леонтьева, протекает «с глазу на глаз с окружающим миром»с. И мы все будем такими же. К элементам киноязыка относятся такие средства выразительности, как ракурс, разновидности съемки с движения, освещение, цветность, звуковые эффекты, вербальный компонент там же, Леонтьева, «.
Психолингвистическая девушка модель перевода дипломная работа Не менее важную роль в реализации речевой деятельности играет и «мнестический механизм», в т. How many bookies you spread it around with? Таким образом, психолингвистика, используя методологию теоретического и экспериментального анализа, исследует те стороны интеллектуальной психической деятельности человека, которые в первую очередь интересуют коррекционного педагога 5. Банки застрахованы, им просто по х… Чтобы ограбить федеральный банк мне даже пистолет не нужен. Хомским был внесен ряд изменений в концепцию порождающей грамматики.
Работы на дому для девушек 706

ВЕБКАМ СТУДИЯ ZORI

Глава II. Художественный текст в психолингвистической теории. В науке имеется немало концепций, обосновывающих типологический подход к художественному тексту. Психологизацией жанрового подхода является деление авторов на типы в соответствии с тем мироощущением, которое выражается в их произведениях. Овсянико-Куликовский полагал, что существуют два типа творчества: объективный который он также называл наблюдательным и неэгоцентрическим и субъективный экспериментальный, или эгоцентрический Овсянико-Куликовский , т.

Создавая такие образы, художник отправляется не от себя». Создавая такие образы, художники отправляются от себя» там же, 1, Общеизвестна концепция Шиллера, который при рассмотрении художественного метода выделял наивную и сентиментальную поэзию.

По его мнению, если художник стремится к наиболее полной передаче действительности, то его поэзию можно назвать «наивной». Поэзия другого рода дает непосредственное изображение идеала. Шиллер называл ее «сентименталической». Если наивный поэт воспроизводит предмет, «сентименталический» передает свое впечатление от этого предмета Шиллер , т. Юнг в статье «Психоанализ и литература» определяет два типа художников — психологический и визионарный.

Психологический тип, по его гипотезе, основывается лишь на сознательном отражении жизни через свой личный опыт. Визионарный тип художника отражает опыт коллективного бессознательного, или архетипа, и лежит вне чувственного и сознательного опыта, хотя и осуществляемого посредством индивидуального видения.

При всем разнообразии предлагаемых терминов, у описанных выше типологий имеется одна общая черта. Их создатели исходят из наличия двух типов творческих личностей. Предполагается, что первые способны быть объективными и подчиняться требованиям объекта. У вторых преобладает субъективность и желание подчинить себе объект. Юнг говорит об этом «на языке психологии» как о двух типах личности — экстравертированом и интровертированом Юнг , Белянин считает, что вся литература в той или иной степени интровертирована, в каждом литературном тексте есть интерпретация, «подгонка» действительности под представления автора Белянин , Он полагает, что в отношении художественного текста речь должна идти не столько о сумме знаний, сколько об образах сознания, вербализованных в тексте.

При этом надо учитывать, что сама действительность настолько разнообразна, что описывая ее, даже один и тот же автор несколько раз может менять стиль, менять свое отношение к разным ее сторонам там же, При анализе художественного текста следует обратить внимание на некоторый системообразующий фактор произведений, определенную стереотипность в отражении действительности.

Индивидуальная картина мира и является тем интегрирующим фактором, который связывает воедино все ощущения и восприятия личности. Для удобства анализа специфического и целого в художественном тексте Белянин предлагает ввести ключевое понятие психологической доминанты. Слово доминанта происходит от латинского dominare — господствовать. В психологии доминанта обозначает временно господствующую рефлекторную систему, которая обуславливает работу нервных центров организма в данный момент времени и тем самым придает поведению определенную направленность.

Ухтомский выражал мысль о том, что доминанта определяет не только поведение организма, но и характер восприятия мира. От доминанты, по его мнению, зависит «общий колорит, под которым рисуются нам мир и люди» Цит. Социальные психологи отмечают, что люди, как правило, нередко интерпретируют поведение других в терминах своей системы координат.

Из этого положения следует вывод, что художественный текст представляет собой личностную интерпретацию действительности. Автор описывает те фрагменты действительности, с которыми он знаком; развивает такие соображения, которые ему близки и понятны; использует языковые элементы и метафоры, которые наполнены для него личностным смыслом.

Соответственно картина мира, отображенная в художественном тексте, является структуризацией и вербализацией картины мира автора как личности, обладающей определенными психологическими характеристиками. Таким образом, персонажи художественного текста представляют собой определенных лиц, значимых в том или ином отношении для «жизненного пространства» автора.

В своем творчестве писатель не может не опираться на собственные переживания и сознательно или бессознательно изображает собственные потребности и чувства в описании личности и характеров выдуманных героев. Иными словами, писатель наделяет действующих в его тексте положительных персонажей теми качествами, содержание которых ему близко и понятно, а направленность деятельности которых соответствует его представлениям о правильном норме и должном идеале. Особую роль в создании художественного текста играет авторский стиль как устойчивая общность образной системы и средств выразительности, характеризующая своеобразие творчества писателя.

Совершенно очевидно, что творческий стиль писателя также является проявлением психологических когнитивных и эмоциональных предпочтений писателя как личности. И, в конечном итоге, - проявлением доминанты автора. Сюжетное, образное и вербальное развертывание замысла осуществляется в соответствии с этой психологической доминантой, реализующейся в эмоционально-смысловой доминанте текста.

Под эмоционально-смысловой доминантой понимается система когнитивных и эмотивных эталонов, характерных для определенного типа личности и служащих психической основой метафоризации и вербализации картины мира в тексте Белянин , Под типом текста понимается единство языковых, структурных, стилистических и содержательных особенностей, присущих ряду текстов. Говоря о типе личности автора, В. Белянин основывается на типологии психопатических личностей, предложенной П. Ганнушкиным, близкой к классификации акцентуированных личностей К.

Каждому типу текста присуще определенное сюжетное построение, а также определенный набор объектов описания тем. Объекты материального, социального и ментального мира характеризуются в каждом типе текстов ограниченным набором предикатов. Каждому типу текстов присущи определенные семантические комплексы, которые реализуются при помощи набора лексических элементов, с большей частотностью встречающихся в текстах определенного типа.

Эмоционально-смысловая доминанта текста проявляется не только в лексических, но и в синтаксических и в стилистических его особенностях. Белянин выделяет следующие основные типы текстов: «светлые», «активные» отражающие мироощущение параноидальной личности , «веселые» психологической основой порождения которых является гипоманиакальность , «красивые» истероидность , «темные» «простые» эпилептоидность , «печальные» депрессивность.

Семантические компоненты, присущие текстам того или иного типа соотносятся исследователем с симптоматикой соответствующего состояния речь, однако идет не о постановке диагноза автору, а о том, что определенные объекты, действия и оценки, вербализуемые в тексте, занимают значимое положение в его акцентуированной «картине мира».

Более подробная характеристика и конкретные примеры «темных» текстов приводятся нами в четвертой главе исследования. Рассматривая различные типы текстов с точки зрения читательского восприятия, В. Белянин, вслед за Э. Геннекеном и Н. Рубакиным, на основании ряда проведенных им экспериментов, приходит к мысли о том, что «читатель предпочитает тексты, в которых представлено мироощущение, близкое ему как личности.

Кроме того, художественный текст оказывает воздействие на тем большее количество читателей, чем больше типов сознания эмоционально-смысловых доминант в нем выражено. В отношении текстов, от чтения которых читатели отказываются, также существуют определенные закономерности, определяемые как типом текста, так и типом личности читателя» Белянин , Примечательно, что и автор и читатель обращаются к наиболее комфортным для них ситуациям, наиболее значимым объектам, описанным при помощи языка.

Следовательно, анализ текстов с этой точки зрения делает возможным понимание специфики их контактов с окружающим миром, специфики преломления действительности в их сознании. На основе анализа рассмотренных выше теоретических положений мы можем заключить следующее:. Таким образом, каждый автор индивидуален, так как в его произведении отражается его личная «картина мира», и хотя тексты можно подразделить на определенные группы в зависимости от преобладающей эмоционально-смысловой доминанты, несмотря на это, по-видимому, внутри группы будут прослеживаться определенные отличия, заданные эмоциональным видением мира автором текста.

Опять же, исходя из утверждения, что не существует двух абсолютно схожих личностей, мы делаем вывод, что не существует и полностью идентичных «картин мира». Наша работа посвящена переводу художественного текста, и в частности переводу художественного фильма, как одного из разновидностей художественного текста. Переводчик, как личность, обладает своим видением мира, то есть его творческая работа отражает картину мира, которая может по каким-то параметрам совпадать с картиной мира автора текста, или же кардинально от нее отличаться.

Это предположение является ключевым в нашей работе. На наш взгляд при переводе художественного текста переводчик не в силах и не в праве изменять эмоционально-смысловую доминанту, заданную автором текста, но определенные ее трансформации и модификации могут наблюдаться в переводческих трудах. Для того чтобы более обстоятельно рассмотреть проблему перевода и роль переводчика, мы переходим к нашей следующей главе. В науке существует немало концепций, согласно которым тексты можно подразделить на различные типы.

Овсянико-Куликовский выделяет два вида творчества: объективный и субъективный, отличающиеся друг о друга предметом изображения. Шиллеррассматривает также два вида художественного метода: поэзию он делит на наивную она объективно отражает действительность и сентиментальную автор передает свое отношение к изображаемому предмету. Юнг говорит «на языке психологии» о двух типах личности — экстравертированом и интровертированом. Белянин предлагает свою типологию, основанную на эмоционально-смысловой доминанте автора.

Эмоционально-смысловая доминанта является системой когнитивных и эмотивных эталонов, характерных для определенного типа личности и служащих психической основой метафоризации и вербализации картины мира в тексте. Художественный текст описывает не действительность как таковую, а действительность, преломленную в сознании его автора.

Эмоциональное видение мира автора текста и переводчика могут не совпадать, в таком случае при переводе художественного текста может происходить трансформация эмоционально-смысловой доминанты, заданной автором произведения. Глава III. Особенности перевода художественного текста.

Перевод — это сложный и многогранный вид человеческой деятельности. Хотя обычно говорят о переводе «с одного языка на другой», но, в действительности, в процессе перевода происходит не просто замена одного языка другим. В переводе сталкиваются различные культуры, разные личности, разные склады мышления, разные литературы, разные эпохи, разные уровни развития, разные традиции и установки.

Переводом интересуются культурологи, этнографы, психологи, историки, литературоведы, и разные стороны переводческой деятельности могут быть объектом изучения в рамках соответствующих наук. Несмотря на то, что наука о переводе сравнительно молода, теоретические работы в области перевода весьма многочисленны и трудно обозримы. В данной главе мы уделяем внимание двум моделям перевода, одна из которых является классической и рассматривает перевод с точки зрения лингвистики, а вторая интерпретирует перевод исходя из теории психолингвистики.

Процесс перевода текста с одного языка на другой имеет многообразный и неоднозначный характер, связанный с множеством входящих в него компонентов, таких как текст - сообщение, предназначенное к передаче, тот, кто передает сообщение, реципиент, посредник, языки исходный и переводящий. Возможно, именно многомерностью этого процесса обусловлены расхождения в определениях, которые даются разными авторами и отражают его различные стороны.

В центре некоторых из них стоит переводимое сообщение, текстовый материал: «ближайший естественный эквивалент на исходном языке» Nida, Taber , , «замена текстового материала на одном языке текстовым материалом на другом языке» Catford , 1.

В других определениях упор делается на процессуальной стороне перевода Бархударов , Jackobson или на отличиях перевода от других видов языкового посредничества Федоров , Рецкер Лингвистическая модель переводческого процесса представляет его в виде ряда последовательных преобразований текста оригинала в текст перевода, с помощью которых теоретически может быть достигнут желаемый результат.

Модель перевода — это условное изображение процедуры осуществления процесса перевода, основанная на попытке распространить на перевод некоторые общие постулаты языкознания или психологии. Хотя любая модель перевода носит гипотетический характер, поскольку нет прямых доказательств, что переводчик действует именно так, как следует из данной модели, совпадение результата перевода с прогнозируемым по модели показывает, что она обладает определенной объяснительной силой.

В современном переводоведении существуют несколько моделей перевода, что предполагает возможность осуществлять процесс перевода разными способами. Наибольшее распространение получили ситуативная, трансформационная и семантическая модели Комиссаров, , Ситуативная или денотативная модель распространяет на процесс перевода лингвистические концепции о связи языка и действительности.

Ситуативная модель перевода исходит из положения о том, что любая ситуация может быть в принципе описана средствами любого языка. Даже если в языке отсутствуют наименования для каких-то элементов действительности, всегда существует возможность либо образовать в этом языке новые единицы, либо описать эти элементы с помощью сочетаний уже имеющихся единиц.

На основе этих положений предполагается, что процесс перевода происходит следующим образом. Поняв содержание оригинала, переводчик определяет, какая ситуация в нем описана, а затем описывает эту ситуацию средствами языка перевода там же. Таким образом, ситуативная модель перевода дает возможность объяснить те особенности переводческого процесса, которые связаны с обращением переводчика к реальной действительности.

В то же время она охватывает лишь некоторые способы реализации процесса перевода. Не объясняет ситуативная модель и тех случаев, когда в переводе сохраняется не только ситуация, описанная в оригинале, но и способ ее описания, а также основная часть значений языковых средств. Трансформационная модель перевода основывается на положениях трансформационной грамматики, которая постулирует существование в языке рядов взаимосвязанных синтаксических структур. В таких трансформационных рядах выделяются ядерные структуры, в которых отношения между элементами структуры наиболее прозрачны, и производные структуры трансформы , выводимые из ядерных по определенным трансформационным правилам там же.

Согласно этой модели процесс перевода осуществляется в три этапа. На первом этапе производная структура в оригинале возводится к ее ядерной структуре в исходном языке. На втором этапе происходит переход от ядерной структуры языка оригинала к аналогичной ядерной структуре языка перевода.

И, наконец, на третьем этапе ядерная структура в языке перевода преобразуется в производную в соответствии с нормой и узусом этого языка. Трансформационная модель, устанавливающая соответствия лишь между синтаксическими структурами оригинала и перевода, обладает ограниченной объяснительной силой и не претендует на всестороннее описание переводческого процесса; в определенной степени ее дополняет семантическая модель перевода. Семантическая модель перевода представляет процесс перевода как идентификацию и сохранение релевантных сем оригинала.

В основе этой модели лежит попытка распространить на перевод применяемую в лингвистике процедуру компонентного анализа, позволяющую разбивать значения языковых единиц на более мелкие элементарные смыслы — семы, и эти значения рассматриваются как пучок таких сем. При этом оказывается, что, если пучки сем значения языковых единиц в разных языках, как правило, не совпадают, то между составляющими их семами имеется значительная общность. Предполагается, что процесс перевода может осуществляться в два этапа.

На первом этапе переводчик определяет семный состав отрезка оригинала и решает, какие из выявленных сем релевантны для коммуникации и должны быть переданы в переводе. На втором этапе в языке перевода подбираются единицы, в значения которых входят как можно больше сем оригинала, в первую очередь, релевантных. Степень близости перевода к оригиналу определяется количеством общих сем.

При этом некоторые семы могут обнаруживаться из контекста оригинала и эксплицироваться в переводе или навязываться нормами языка перевода там же. Современные авторы полагают, что наиболее полно и правильно описывает процесс перевода психолингвистическая модель речевой деятельности. В настоящее время перевод принято рассматривать не только в лингвистическом аспекте, но и как феномен коммуникации. Такой подход позволяет включить в рамки изучения наибольшее количество компонентов, составляющих этот процесс.

Классифицируя феномены коммуникации, А. Швейцер относит перевод к подклассу «опосредованной межъязыковой коммуникации»,где он соседствует с такими явлениями, как реферат, аннотация, пересказ, переложение иноязычного текста, новое произведение, созданное по мотивам оригинала. В качестве характерной черты этих явлений автор выделяет участие языкового посредника и порождение в результате соответствующих процессов вторичного текста, в какой-то мере отражающего исходный текст Швейцер , Попытки построить коммуникативно-ориентированные модели перевода привели к тому, что в поле зрения исследователей оказались такие проблемы, как порождение, восприятие и понимание речевого сообщения; работы, таким образом, приобретают психолингвистическую направленность Кузьмин , Крюков , Черняховская , Клюканов , Сорокин , Львовская Рассматривая проблему онтологических представлений о переводе, необходимо отметить, что в отличие от лингвистической теории, в основе которой лежат представления о переводе как о преобразовании исходного текста, представления о переводе как о речепорождении подразумевают, что переводчик на основе исходного текста «решает, что сказать, и какой эффект это должно произвести, то есть осуществляет понимание исходного текста» Крюков , Впервые представления о переводе как о речевой деятельности на базе переводящего языка были предложены А.

Леонтьевым, охарактеризовавшим перевод как «вид монологической речи, где программа задана извне» Леонтьев , , то есть перевод подчиняется тем же закономерностям, что и порождение речи в «обычной» коммуникации.

Перевод признается полноправной речевой деятельностью, хотя подчеркивается что это «сложный, специфичный, вторичный» ее вид Зимняя, Ермолович , Классификация перевода как вида речевой деятельности приводит к выводу о том, что создание сообщения как на исходном языке, так и на языке перевода, определяется мотивом и целью сообщения.

Таким образом, в основе психолингвистических моделей перевода лежит точка зрения, что процесс перевода не исчерпывается двумя речевыми актами, не представляет собой лишь операций с языковыми знаками, а имеет более сложную структуру, в которой задействованы два кода: внешний языковой и внутренний мыслительный. Красильникова, То, что хочет сказать автор сообщения смысл , кодируется им в значения.

Переводчик, выступающий, прежде всего, как получатель сообщения, осуществляет обратную операцию - переход от значения к смыслу, опираясь на языковые знаки, соотнося их с речевой ситуацией и с собственными знаниями то есть осуществляет понимание. Затем осуществляется языковое перекодирование. Предполагается, что смысловой мыслительный код при этом не изменяется. Далее переводчик выступает уже в качестве отправителя сообщения, которое в виде цепочки языковых знаков поступает адресату, который вновь осуществляет переход от значения к смыслу.

Таким образом, отношения перекодирования, применительно к акту двуязычной коммуникации, можно представить в виде следующей цепочки:. Так как смысл, возникая в деятельности, тем не менее, является единицей сознания, путь, который проходит сообщение, можно было бы описать следующим образом: от сознания автора через языковые знаки к сознанию переводчика; от сознания переводчика через языковые знаки к сознанию адресата.

Подобная опосредованность, однако, влечет за собой ряд обстоятельств, затрудняющих коммуникацию. Как известно, на эффективность общения влияют такие факторы, как различие в мировоззрении, знаниях, убеждениях, привычках, психологических особенностях общающихся и т. Если принять положение, что при переводе необходимым этапом является понимание сообщения, определяемое как «реконструкция интенционального смысла смысла, «вкладываемого» автором в конвенциональное языковое значение и прогнозирование рецептивного аналог интенционального смысла, «извлекаемого» реципиентом из конвенционального языкового значения », нельзя не отметить, что смыслы эти, при всем стремлении к сходству, не будут тождественны Крюков , Таким образом, можно ожидать, что и сообщения на исходном языке и языке перевода также не будут тождественны в силу не только несоотносимости систем двух языков, но и в силу нетождественности смысла, вкладываемого автором сообщения, и смысла, извлекаемого переводчиком.

В процессе перевода текст неизбежно подвергнется интерпретации там же. Термин «интерпретация» был первоначально принят в герменевтике, где под ним понималось искусство понимания и объяснения Рузавин , Он используется в различных областях знания, в том числе в математике и логике Демьянков , В теорию перевода этот термин был введен И. Ревзиным и В. Под ним предлагалось понимать переход от исходного текста к тексту перевода не через систему соответствий между исходным языком и языком перевода, а через обращение к ситуации в действительности Ревзин, Розенцвейг , Он может пониматься:.

Если интерпретация во втором значении опирается на чужие знания, изложенные в словарях и справочниках, то остальные три вида имеют неопосредованный характер. Рассматривая роль контекста при переводе, Г. Колшанский подчеркивает нацеленность этого вида коммуникативной деятельности «не на абстрактное сопоставление языковых единиц соответствующих языков, а на адекватное воссоздание содержания подлинника» Колшанский , Перевод, по мнению автора, базируется на принципе единой организации всех конкретных языков, на сущности языка как формы отражения действительности.

В семантических системах языка, с одной стороны, действуют законы его внутренней организации, а с другой - всеобщие законы человеческого мышления. Языковые единицы, как и предложения, и тексты являются контекстуально зависимыми. Переводчик, по сути, находит в языковых системах лингвогносеологические закономерности, определяющие место каждой языковой единицы в семантическом окружении смысловой ситуации языка оригинала, то есть ищет контекстуальные возможности адекватной передачи содержания текста.

При этом понимание текста, несомненно, обусловлено пониманием соответствующих языковых единиц, функционированием их в определенном семантическом контексте. Однако, понимание также основываетсяи на пресупозициях, образуемых тезаурусом знаний реципиента Колшанский То есть, можно сказать, что контекстная интерпретация носит, в определенном смысле личностный характер.

То же можно сказать и об интерпретации третьего типа, определяемой как «отыскание нового соответствия путем самостоятельного творческого акта с учетом контекста, описываемой реальности обстановки и др. Четвертый тип интерпертации противопоставляется собственно переводу как переводческая версия, на том основании, что задачей переводчика является «наиболее точное воспроизведение того, что реально сказал автор оригинала, а не того, что он хотел сказать, или что следует из сказанного» Комиссаров , Роль интерпретации при переводе оценивается по-разному: от признания ее маргинальным явлением, которое оправдано только отсутствием языкового соответствия - в этом случае происходит «передача содержания своими словами» Марчук , 50 ; до постулирования ее неизбежности и необходимости.

По-видимому, правомерность или неправомерность интерпретации обусловлена во многом типом переводимого текста. При работе с художественным текстом задача состоит не только в передаче его содержания средствами другого языка, но и в создании художественного произведения на другом языке. По словам И.

Левого « Развивая свою мысль, автор пишет, что, интерпретируя произведение, переводчик должен базироваться на его «объективном смысле», сводя к минимуму субъективное вмешательство в текст. Но в то же время, переводчик не может быть свободен от некоторых априорных предпосылок с которыми он подходит к произведению, определяющих его «интерпретационную позицию».

Отмечается, однако, что если простой читатель выбирает интерпритационную позицию интуитивно, то у переводчика такой выбор носит обдуманный и осознанный характер. Кроме того, он ориентируется на определенный тип потребителя. Обсуждая вопрос о том, насколько свободен переводчик в своей интерпретации, И. Левый пишет, что сдвиги в восприятии произведения «возможны лишь в границах, данных реальным или потенциальным содержанием произведения», что обусловливает правильность его интерпретации.

При этом степень несовпадения между оригиналом и переводом может быть продиктована конкретной задачей, которую ставит перед собой переводчик. В соответствии с этой задачей С. Гончаренкопредлагает выделять три типа перевода: собственно поэтический, поэтико-филологический и филологический 1 Goncharenko По мнению автора, первый тип перевода не требует семантической или стилистической адекватности.

Для него достаточно быть прагматически адекватным, то есть функционировать в качестве полноценного художественного произведения. В переводе поэтико-филологического типа прагматическая адекватность уступает место семантической, но в то же время переводчик старается не нарушать норм языка перевода. Такой перевод предназначается в основном для специалистов, изучающих литературу определенной страны, исторического периода или языка. Третий тип перевода рассчитан на еще более узкий круг специалистов.

В нем ставится задача не заменить оригинал и выполнять его функции, а сообщить семантическую или стилистическую информацию об оригинале. Филологический перевод, в свою очередь, подразделяется на три разновидности - семантически буквальный, стилистически буквальный и сочетание первых двух. Очевидно, что последний из описанных типов перевода полностью исключает интерпретацию, в первом же типе, о котором и идет речь в нашей работе, она не только возможна, но даже необходима.

При этом художественный текст, вероятно, обладает определенным «интерпретационным диапазоном», таким образом, количество его интерпретаций становится почти неограниченным. Отметим, что возможно существование и нескольких переводов одного и того же литературного произведения. Переводная множественность является свидетельством того, что произведениеособо значимо для принимающей литературы.

Каждый из таких переводов будет неизбежно содержать индивидуальные черты, отличающие его как от оригинала, так и от остальных переводов того же текста. Итак, переводчик «неизбежно вступает в отношения сотворчества с переводимым автором, перевод носит отпечаток его творческой личности В результате интерпретации семантика текста перевода окажется трансформированной по отношению к исходному тексту. Проблема семантических трансформаций при переводе, так или иначе, затрагивается во многих работах, как по теории, так и по психологии перевода Гак , Рецкер , Ширяев , Латышев , Миньяр-Белоручев и т.

Природа семантических трансформаций, наверное, наиболее исчерпывающе описывается В. Автор определяет семантические трансформации как переходы от наименования одной семантической структуры к наименованию другой семантической структуры: «При описании одной и той же действительности в основу наименования могут быть положены различные признаки денотата Для передачи одной и той же информации, при описании одного и того же процесса экстралингвистической действительности могут быть использованы слова, которые, будучи взяты в отдельности, оказываются далекими и даже противоположными по значению» Гак , Семантическая структура лексемы или семантемы представляет собой иерархическое образование, включающее семы родового значения, общие для целого ряда лексем, и дифференциальные семы видового значения.

При этом сема может быть представлена морфемой. В соответствии с пятью отношениями между понятиями, выделяемыми в рамках логики равнозначность, внеположенность, контрадикторность, подчинение и перекрещивание , В. Гак выделяет в языке пять типов трансформаций наименования:. Поскольку в речи семантика отдельного слова вступает во взаимодействие с семантикой всего высказывания, выделяется еще пять типов трансформаций:. Подчеркивая универсальность семантических трансформаций, основанных на операциях с понятиями, автор пишет, что они обнаруживаются всюду, где имеет место изменение наименования, в частности и при переводе Гак, Вопрос об определении и классификации трансформаций, так или иначе, поднимается в большинстве работ по теории перевода и решается в соответствии с исходными принципами конкретной теории.

Рассмотрим некоторые из этих точек зрения. Рецкер , также основываясь на формально-логических отношениях между концептами, говорит о лексических трансформациях, определяя их как «приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным» Рецкер , В его работе рассмотрены семь разновидностей подобных трансформаций, приведенных в соответствие с приемами перевода: дифференциация, конкретизация и генерализация значений основанные на формально-логической категории подчинения, прием смыслового развертывания, основанный наформально-логической категории перекрещивания, прием антонимического перевода, основанный на формально-логической категории контрадикторности, приемы целостного преобразования и компенсации, основанные на категории внеположенности Рецкер , В его работе рассматривается также ряд грамматических трансформаций, однако этот анализ также привязан к переводу отдельных конструкций таких как абсолютные конструкции и анаколуф Рецкер , Миньяр-Белоручев рассматривает проблемы общей теории перевода, вне зависимости от конкретной пары языков и вида переводимого текста.

Перевод, по его мнению, является процессом передачи адресату некоторой информации, «способной продуцировать у него искомый смысл, а если нужно, то и дополнительный эстетический эффект» Миньяр-Белоручев , 4. Строя свою теорию, он исходит из категории информативности текстов.

В соответствии с этим определяется и трансформация: «Трансформация - основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных лексические или граммматические трансформации или семантических семантические трансформации компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи» Миньяр-Белоручев , Многие исследователи считают, что трансформации в переводе носят вынужденный характер, так как обусловлены определенными различиями в системах языков.

В то же время выделяются также переводческие трансформации, не обоснованные такими различиями, но в то же время необходимые для сохранения коммуникативно-функциональных свойств текста при переводе Латышев К подобного рода трансформациям предъявляется требование мотивированности: «Процесс перевода, осуществляемый в соответствии с принципом мотивированности трансформаций, - пишет Л. Латышев - можно представить как поиск оптимального варианта перевода Необходимо заметить, что художественный текст является совершенно особым объектом перевода.

Функционируя в качестве произведения искусства, он призван не просто передавать информацию об окружающей действительности, но и создавать определенный эстетический эффект, производить эмоциональное воздействие на реципиента. Средством к этому являются не только его содержательные, но и формальные компоненты. Таким образом, в применении к художественному тексту представляется нецелесообразным разводить изменения, сделанные переводчиком на формальные и семантические, так как любая трансформация в этом случае будет нести определенную семантическую нагрузку.

Несовпадение же семантики оригинала и перевода может свидетельствовать о несовпадении субъективного образа мира автора и переводчика. Таким образом, возможно, что по тексту перевода можно судить об определенных психологических характеристиках присущих переводчику. Процесс перевода текста с одного языка на другой имеет многообразный и неоднозначный характер, связанный с множеством входящих в него компонентов и именно многомерностью этого процесса обусловлены расхождения в определениях, которые даются разными авторами и отражают его различные стороны.

Наибольшее распространение получили ситуативная, трансформационная и семантическая модели. Попытки построить коммуникативно ориентированные модели перевода привели к тому, что в поле зрения исследователей оказались такие проблемы, как порождение, восприятие и понимание речевого сообщения; таким образом,современная модель перевода приобретает психолингвистическую направленность.

В рамках этого подхода создание сообщения как на исходном языке, так и на языке перевода,определяется мотивом и целью сообщения, таким образом, процесс перевода не исчерпывается двумя речевыми актами, не представляет собой лишь операций с языковыми знаками, а имеет более сложную структуру, в которой задействованы два кода: внешний языковой и внутренний мыслительный.

Перевод художественного текста имеет преимущественно интерпретативный характер, причем множественность интерпретаций одного текста обусловлена а непредставленностьюв действительности референтной ситуации, соотносимой с текстом, и б различным эмоциональным отношением к описываемой ситуации переводчика и автора. Тем самым, несовпадениеиндивидуальных образов мира автора текста и переводчика может проявиться в семантических трансформациях, наличие которых в тексте перевода нельзя объяснить только различием в системах исходного языка и языка перевода.

При этом значение будут иметь изменения, относящиеся как к области лексики, так и к области форм контекстно-вариативного членения и связанных с ними синтаксических закономерностей. Такого рода трансформации в тексте перевода коррелируют с личностными особенностями переводчика, и, в случае несовпадения доминанты сознания автора текста и переводчика, приведут к изменению эмоционально-смысловой доминанты текста.

Верификации и уточнению этих положений посвящена наша следующая глава. Глава IV. Личностная обусловленность семантических трансформаций, возникающих при переводе художественных фильмов. Семантические трансформации при переводе текстов были нами рассмотрены на примере переводов художественных фильмов. Для анализа переводов был выбран фильм К. Анализ носил сопоставительно-описательный характер.

Тексты переводов сравнивались с оригинальными художественными фильмами и ихсценариями. Целью было выявление семантических трансформаций в в текстах переводов и определения стоящего за ними психологического содержания. При этом мы не ставили задачи определения конкретных видов трансформаций, а ограничивались констатацией их наличия в тексте. Во время анализа выделялись только пункты, наиболее значимые, по нашему мнению, с точки зрения структурных особенностей, лексики, невербальных средств выражения и стиля текста.

Итак, далее мы приводим лишь наиболее показательные с этих точек зрения микрофрагменты. Если говорить о методе анализа, то в его основу положено установление эмоционально-смысловой доминанты. Для начала проведем анализ художественного фильма как оригинального текста и определим эмоционально-смысловые доминанты, присущие ему. Проанализируем представленные тексты и рассмотрим конкретные примеры.

Данный художественный фильм представляет собой типичный «темный» текст. В основе «темных» текстов лежит эпилептоидность. Они описывают преимущественно уровень физиологического существования личности. Начнем с композиции фильма. Белянин утверждает, что в «темных» текстах время «импульсивно». Так художественный фильм Pulp Fiction разделен режиссером на эпилог, три главы и пролог. Сам фильм начинается с фрагмента кульминации, затем развязка и, наконец, введение.

Персонажами «темного» текста, как правило, являются люди так называемых опасных профессий боксер, гангстеры. В основном, положительный герой «темного» текста — это простой человек, который хорошо знает свое дело, а еще лучше делает свое дело. Он нормальный, естественный человек, с простыми желаниями и устремлениями. Он звезд с неба не хватает, «академий не кончал» , но при этом он не глупый: когда надо, он может понять, а самое главное — сделать.

Этот простой человек работает, как правило, своими руками в большей степени, чем головой, он занят ежедневным физическим трудом, что подчеркивает его простоту и естественность , его негероизм. Часто герой «темного» текста бывает маленького роста или ниже других персонажей.

При этом он страшно не любит, когда с ним обращаются как с маленьким , не проявляют к нему должного уважения , не считаются с его человеческим достоинством. Простой герой «темного» текста,испытавший унижения, готов мстить тем, кто его унижал. Белянин В данном фильме таким персонажем является Butch Coolidge — професииональный боксер , которого глава банды гангстеров Marsellus Wallace вынуждает , за деньги проиграть бой, при этом поучая его.

В приведенных ниже примерах режиссерские пометки указываются в скобках, выделенные курсивом. The black man sounds like a cross between a gangster and a king. Now the night of the fight, you may. Fuck pride! Также показателен в этом отношении следующий фрагмент сценария, реализованный в фильме:.

While Butch waits for his smokes, Vincent just sips his coffee, staring at him. Butch looks over at him. Butch does a slow turn toward Vincent. I think ya heard me just fine, punchy. Butch turns his body to Vincent, when Vincent Vega has entered the building,. Противник простого героя большого роста , иногда даже великан.

Он замышляет злое дело. His face looks like he went dunking for bees. We still do not see Marsellus clearly, only that he is big. Marsellus looks up, sees English Dave and walks over to him. If Butch goes to. Оппозиция «простой» - «чужой и опасный враг» играет в «темных» текстах существенную роль. В них очень подробно, даже с некоторым смакованием, рассказывается, как «враг» замышляет недоброе дело, как он готовится к нему и как нападает на положительного героя.

Складывается впечатление, что автор не разоблачает зло, а смакует его, любуется им, хотя и описывает отрицательного героя как «жестокого». Сам же положительный герой тоже нередко прибегает по логике автора вынужден прибегнуть к жестокости. Весь мир враждебен герою «темного» текста, и он отвечает враждебностью.

В «темных» текстах может присутствовать кроме положительного и отрицательного героев, и «промежуточный» герой. Он выполняет как минимум две функции. Так, промежуточный герой может быть проводником идей зла, может быть марионеткой, которой манипулирует злой гений, и таким образом тоже нести зло. Таким персонажем в фильме Pulp Fiction является Vincent Vega. By the time Butch removes his finger from the trigger, Vincent is annihilated.

Butch stands frozen, amazed at what just happened. His look goes from the grease spot in the bathroom that was once Vincent, down to the powerful piece of artillery in his grip. With the respect it deserves, Butch carefully places the M61 back on the kitchen counter. Then he exits the apartment, quickly. The big wide smile of a survivor breaks across his face. This makes the boxer laugh out loud. As he laughs, he flips tape in the cassette player. Персонажи «темных» текстов подвержены резкой смене эмоционального состояния.

Характерны переходы от тоски к ярости, от состояния удовлетворения к злобе. Характерна сцена, где Butch, только проснувшись, ласково разговаривает со своей девушкой When Butch and Fabienne speak to each other, they speak in babytalk , а затем обнаруживает, что она забыла забрать из дома часы его отца.

Butch freaks out, he punches the air. Butch looks toward her, suddenly calm. He bends down in front of the woman who has sunk to the floor. He touches her hand, she flinches. If you did leave it at the apartment,. I had you bring. I reminded you. He kisses her hand. Then rises. Fabienne is still sniffling. Butch goes to the closet. Смех также играет в «темных» текстах важную роль см. The big man himself, Marsellus Wallace, exit Teriyaki Donut,carrying a box of a dozen donuts and two large styrofoam cups of coffee.

This is the first time we seeMarsellus clearly. Laughing boy stops when he sees the big man directly in front of him. Можно выделить еще много символов «темного» текста, встречающихся в кинофильме. Среди них наиболее показательны такие, как физиология Butch хромает, после столкновения с главарем гангстеров , трупы, дно общества, секс, дьявольщина, смерть, сон, религиозность и, разумеется, брань.

Ezekiel Blessed is. For he. And I. And you will know I am the. Lord when I lay my vengeance upon. And if you ever heard it, it. I never really. I thought. But I saw some. And Mr. Or is. При анализе данного фильма следует отметить, что в США, где фильм был снят, он имеет рейтинг R, что в России соответствует ограничению в просмотре для лиц, не достигших шестнадцати лет см. В фильме представлены сцены насилия, приема наркотиков и обилие нецензурной лексики. Тем не менее, популярность фильма необычайно высока, он признан «культовым» во многих странах мира.

Для анализа нами были выбраны следующие переводы:. Для начала рассмотрим перевод неизвестного автора, который был реализован в прокатной версии художественного фильма. В данном варианте перевода следует отметить как полнейшее смещение эмоционально-смысловых доминант «темного» текста на несоответствующие оригиналу доминанты «светлого» 2 текста, так и на очевидную неадекватность перевода, при наличии выпадения смысловых сегментов.

В первую очередь, разумеется, из фильма исчезает брань, являющаяся неотъемлимой частью данного «темного» текста. При этом переводчик никак не компенсирует выпадение элементов «темного» текста, ограничиваясь трансформацией данных символов в нейтральные, зачастую искажая смысл оригинала.

Для примера рассмотрим следующие фрагменты текста:. Thing is Butch, right. But painful as. This business is filled to. Надеюсь, что когда все это кончится, ты поведешь себя по-умному и все сделаешь правильно. Дело в том, Буч, что у тебя сейчас еще есть сила. Жаль это признать, но силы не вечны и твои дни, они уже почти сочтены. В этом и заключается самое главное дерьмо жизни , но к этому нужно подходить реально, потому что в этом бизнесе мало таких, кто может реально смотреть на вещи.

Вы ребята думаете, что вы будете стареть как вино. Перед боем ты почувствуешь неприятное легкое покалывание — это твоя гордость. Пошли ее ко всем чертям. От гордости одни проблемы, толку от нее никакого. Перебори ее в себе, потому что уже через год, где-нибудь на Каррибах ты скажешь: Марселас Уоллес был прав. Таким образом, одиннадцать ярких символов «темного» текста заменяются двумя, просторечие не компенсируется, и мы наблюдаем искажение смысла при переводе.

В целом данный перевод имеет необычайно высокое количество несоответствий с текстом оригинала, что определенно снижает его качество и на наш взгляд является совершенно недопустимым для прокатной версии художественного фильма. При этом речь идет даже не о смещении эмоционально-смысловой доминанты фильма и его очевидном «осветлении», что в принципе соответствует требованиям цензуры для показа фильма на центральных телеканалах, а об откровенно непрофессиональном подходе переводчика к работе.

В качестве примеров неадекватного перевода приводим следующие фрагменты текста:. We made more from the wallets then. Besides , Mexican is easy: Donde esta. Я закажу тарелку смородиновых кексов с сиропом , яичницу и пять сосисок. Nobody kills anybody in my place of. В тексте перевода присутствует огромное количество несоответствий при передаче реалий chopper - 7 мотоцикл, предназначенный для езды на большой скорости, с которого сняты все несущественные детали; особ.

Ниже приведены примеры, которым, при неверной передаче реалий, характерно также выпадение смысловых сегментов сообщения. Butch, stop watching TV a second. Now do you. Well this here is Capt. К нам пришел гость. Помнишь, как я тебе рассказывала, что папа умер в лагере, в плену? Это капитан Кунс, он был в том лагере с твоим папой. Hello, little man. Boy I sure heard. See, I was a good. We were in. Your granddad. Force transport named Winocki, a man. He was captured and put in a.

Vietnamese prison camp. Now he knew. The way your Daddy. I hid with uncomfortable hunk. Я много слышал о тебе. Я был другом твоего отца. Мы вместе были в этом аду целых пять лет. Надеюсь тебе никогда не придется пережить такое, но когда двое людей , как мы с твоим отцом, столько пережили вместе, появляется чувство ответственности перед другом.

Но Дейну повезло не так как его отцу. Дейн был моряком , его убили вместе с остальными на острове Уэйк. За три дня до того как японцы взяли остров, твой дед попросил одного парня, военного летчика Винноки, которого он видел впервые в жизни, передать золотые часы своему сыну, которого он никогда не видел.

Эти часы были на руке твоего отца, когда его взяли в плен в Ганое. Его посадили во вьетнамский концлагерь. Он знал, что если вьетнамцы увидят эти часы, они сразу отнимут их. Твой отец говорил, что они твои по праву рождения и что он проклянет себя, если наследство его сына попадет в руки косоглазым. И я тоже носил их в своей заднице целых два года.

Для сравнения приведем пример перевода последнего предложения другими переводчиками:. Семантической трансформации подверглись лагери для военнопленных, передача отношения капитана Кунса к врагам и своему «подвигу».

В своих трансформациях автор часто использует образы движения, являющиеся в следующих примерах символами «веселых» текстов, одновременно с этим, зачастую, искажается смысл высказывания. I bet in places like this you could. Даже если он уже в Китае, я пошлю за ним человека в бочке с рисом. You take more of a. Banks are easier! I heard about this guy, walked. Миллер, Т. Слама-Казаку и др.

Многие из этих научных подходов к теоретическому и экспериментальному исследованию речевой деятельности к настоящему времени уже не считаются достаточно совершенными и отвечающими современным требованиям комплексного научного исследования, но свою заметную роль для активизации научных исследований этой стороны интеллектуальной деятельности человека они, безусловно, сыграли , Активнейшим пропагандистом психолингвистики в отечественной науке стал А. Благодаря его энергичным, подвижническим усилиям и научно-литературной деятельности психолингвистика была признана как самостоятельная, полноправная область научного знания и в отечественной науке.

Хотя признание психолингвистики как серьезной науки в отечественной научной среде состоялось только в начале х гг. XX столетия, отечественная психолингвистическая школа развивалась достаточно интенсивно и вскоре выдвинулась на ведущие позиции. Достижения отечественной психолингвистики получили признание во всем мире. Это произошло во многом благодаря тому, что отечественная психолингвистика черпала истоки для своего развития в огромном научном потенциале отечественной психологической и лингвистической школы, делегировавшей в эту науку лучших своих представителей А.

Лурия, П. Гальперин, В. Артемов, Н. Жинкин, Е. Тарасов, Р. Фрумкина, А. Маркова и др. В рамках сложившихся в отечественной психолингвистике самостоятельных научных школ Московская психолингвистическая школа, возглавляемая А.

Леонтьевым, школа Н. Жинкина — И. Зимней, Санкт-Петербургская школа — Л. Сахарный, Т. Ушакова и др. Белянин, И. Горелов, Т. Дридзе, А. За-левская, И. Торопцев, А. Шахнарович и др. Психолингвистика переживает в настоящее время очень ответственный период системного анализа накопленных научных и экспериментальных данных и разработки новых концептуальных позиций и подходов к исследованию своего основного предмета — речевой деятельности и знаков языка, как основного средства ее осуществления.

Накопленный психолингвистикой за полувековой период ее существования научный материал о закономерностях формирования и осуществления речевой деятельности, процесса речевой коммуникации, использования знаков языка для осуществления речевой и мыслительной деятельности, вне всякого сомнения, должен быть достоянием каждого специалиста, занимающегося формированием речи или восстановлением речевой способности в случае приобретенных нарушений речи. Особое значение эти знания имеют для коррекционного педагога в первую очередь — логопеда , главной целью профессиональной деятельности которого является формирование речи в условиях общего и речевого дизонтогенеза.

Знание психолингвистических закономерностей осуществления речевой деятельности, ее формирования в ходе онтогенеза составляют, по нашему мнению, основу «базовой» теоретической подготовки логопеда. На необходимость активного внедрения психолингвистических знаний в теорию и методику логопедической работы, важность усвоения этих знаний студента-ми-дефектологами неоднократно указывали в своих трудах ведущие теоретики и методисты отечественной логопедии — Т.

Филичева, Г. Чиркина, Л. Волкова, Б. Гриншпун, Р. Лалаева, О. Орлова, С. Шаховская и др. Под руководством Р. Лалаевой и при участии вышеназванных специалистов была подготовлена хрестоматия по психолингвистике — первое учебное пособие такого плана для коррекционных педагогов. Одним из активных пропагандистов психолингвистики в специальной педагогике, В.

Воробьевой, был сформулирован концептуальный тезис: «Психолингвистика — это методология логопедии», который разделяют многие логопеды-практики. Добавим от себя: «Не только логопедии, но и коррекционно-педагогической работы в целом». Одним из основных предметов исследования психолингвистики является речевая деятельность. Отечественная психолингвистика, как указывает один из ее создателей — 4.

Леонтьев, на протяжении почти четверти века после своего возникновения развивалась в первую очередь как теория речевой деятельности. Формирование речи как активной, целенаправленной, сознательной речемыслительной деятельности , составляя основной предмет профессиональной деятельности логопеда, в то же время является одним из основных направлений специальной педагогической работы других специалистов-дефектологов.

Хочется особо подчеркнуть, что методологической арсенал психолингвистики по сравнению с другими «речеведческими» науками позволяет наиболее полно и исчерпывающе исследовать закономерности и специфические особенности становления и функционирования речевой деятельности. Важнейшей задачей речевой коррекционно-логопедиче-ской работы является полноценное овладение обучающимися средствами осуществления речевой деятельности, основным из которых являются знаки языка.

Усвоение системы родного языка в условиях «речевого» дизонтогенеза нарушенного процесса формирования речи является вторым важнейшим направлением профессиональной деятельности коррекционного педагога. При этом психолингвистика может предоставить коррекционному педагогу не только необходимые теоретические знания, но и комплексную методику экспериментального психолингвистического исследования специфических особенностей речевой деятельности как языковой деятельности, оперирующей знаками языка.

Важно отметить, что психолингвистика как никакая другая область научного знания помогает коррекционному педагогу правильно понять место и роль «языковой» работы в общей системе коррекционного обучения. Она дает наглядное представление о том, что языковая способность способность к адекватному использованию знаков языка в процессе речевой коммуникации является неотъемлемой составной частью общей речевой способности.

Это обеспечивает особый, профессиональный взгляд на общую систему коррекционнологопедической работы и способствует приобщению логопеда-практика к повседневной педагогической работе в области практической лингвистики. Профессионально работая над формированием языковой способности у каждого воспитанника, логопед значительно расширяет сферу логопедического воздействия, на практике осуществляя комплексный подход к формированию речи.

Важнейшим предметом исследования психолингвистики является речь как психофизиологический процесс порождения и восприятия речевых высказываний. В изучении этой стороны речевой деятельности все большую роль в последнее время играет такое направление психолингвистики, как нейролингвистика. За прошедшие три-четыре десятилетия в психолингвистике и нейролингвистике накоплен большой теоретический и экспериментальный материал по проблеме исследования процессов речепорождения и речевосприятия, отражающий основные закономерности процесса реализации речевой деятельности.

Этот материал имеет важное значение для коррекционных педагогов, занимающихся формированием или восстановлением речи у детей и взрослых. Двумя основными направлениями «речевой» работы являются формирование экспрессивной речи процессы говорения и письма и импрессивной речи процессы речевосприятия. Основным предметным содержанием первого направления является формирование произвольных навыков составления продуцирования речевых высказываний сначала в устной, а затем — и в письменной речи ; содержанием второго направления — формирование способности к адекватному восприятию и анализу воспринимаемых на слух речевых высказываний.

Исследование закономерностей и особенностей протекания этих рече-мыслительных процессов и основных вариантов их нарушения в случаях патологии познавательной деятельности также является предметом исследования психолингвистики. Таким образом, психолингвистика, используя методологию теоретического и экспериментального анализа, исследует те стороны интеллектуальной психической деятельности человека, которые в первую очередь интересуют коррекционного педагога 5.

К сожалению, проблема активного внедрения психолингвистических знаний в теорию и методику коррекционной логопедической работы еще далеко не разрешена. В последнее десятилетие в отечественной логопедии и коррекционной педагогике был разработан целый ряд методических систем коррекционно-логопедической работы с детьми дошкольного и младшего школьного возраста, построенных с учетом данных психолингвистики Т. Чиркина, Р. Лалаева, С. Шаховская, О. Орлова, Т. Визель, Т.

Туманова, С. Горбунова и др. В основу этих методических систем и программ обучения положен психолингвистический подход к анализу особенностей нарушений процесса формирования речи при тех или иных формах речевой патологии; в них в модифицированном варианте используются некоторые психолингвистические экспериментальные методики, а сама система работы строится с учетом психолингвистических закономерностей формирования речи в онтогенезе.

С сожалением, однако, приходится констатировать явное несоответствие между важнейшей ролью учебного курса «Психолингвистика» в профессиональной подготовке коррекционных педагогов и тем объемом учебного времени, которое отводится на изучение данного курса. В соответствии с действующим стандартом ВПО и «базовым» учебным планом вузовской подготовки учителей-логопедов, на изучение этого курса отводится на дневном отделении 70 учебных часов, а на очно-заочном и заочном отделениях — 16 и 12 часов соответственно.

На наш взгляд, такой объем учебной работы особенно для студентов очно-заочных отделений по изучению дисциплины, представляющей собой теоретические, методологические основы профессиональной подготовки коррекционного педагога, является явно недостаточным.

Разумеется, нам могут возразить, что учащиеся и начинающие логопеды-практики в состоянии компенсировать ограниченный объем совместной с преподавателем учебной работы самостоятельным изучением соответствующей специальной литературы по психолингвистике. Однако и здесь имеются определенные проблемы. Нельзя не признать, что за последнее десятилетие проблеме создания учебной и научно-популярной литературы по психолингвистике в системе высшей школы стало уделяться больше внимания.

За указанный период опубликовано несколько учебников и учебных пособий труды А. Леонтьева, И. Горелова и К. Седова, Р. Фрумкиной, А. Залевской, В. В то же время пока еще нет специальных учебных пособий по психолингвистике для учителей-дефектологов кроме вышеуказанной хрестоматии под редакцией Р.

Предлагаемое учебное пособие «Основы психолингвистики» предполагает в определенной мере восполнить недостаток специальной учебной литературы по психолингвистике поскольку книги указанных выше авторов предназначены, в основном, для профессиональной подготовки психологов и филологов. Настоящее пособие адресовано коррекционным педагогам — студентам факультетов специальной педагогики и психологии, а также специалистам-практикам, задачей профессиональной деятельности которых является формирование речи в условиях общего и речевого дизонтогенеза.

Кроме того, как мы надеемся, данная книга будет интересна и специалистам, работающим в области практической коррекционной психологии. В предлагаемом пособии в качестве предмета для освещения выбраны те проблемы и аспекты современной психолингвистики как теоретической, так и прикладной , которые, на наш взгляд, имеют определяющее значение для профессиональной подготовки коррекционного педагога. Выбранные нами для рассмотрения разделы психолингвистики содержат те теоретические и предметно-методические знания, которые составляют основу подготовки специалиста, занимающегося формированием и коррекцией речи детей и взрослых.

Знание изучаемых психолингвистикой закономерностей формирования и осуществления речевой деятельности человека, традиционно сложившихся «норм» и 6. При подготовке данного пособия использован авторский курс лекций по учебным дисциплинам «Основы теории речевой деятельности» и «Психолингвистика» для студентов отделений логопедии и олигофренопедагогики дефектологического факультета МГОПУ им. Основу лекционного учебного курса составили научнотеоретические концепции речевой деятельности двух отечественных психолингвистов — А.

Леонтьева и И. Леонтьев, основоположник отечественной школы психолингвистики, ведущий теоретик современной психолингвистики. Неоспоримой заслугой А. Леонтьева является не только создание теоретической концепции речевой деятельности, но и проделанный им глубокий научный анализ развития психолингвистической мысли в зарубежной и отечественной науке. Его всесторонний критический анализ основных научных концепций, созданных ведущими психолингвистическими школами мира, его видение проблем современной психолингвистики и перспектив ее развития было и остается эталоном для всех ведущих специалистов, работающих в области этой науки.

Зимняя является представителем другой отечественной научной школы, ученицей и последователем В. Артемова и Н. В свое время ею была разработана и научно обоснована собственная, оригинальная концепция речевой деятельности, несомненным достоинством которой является выраженная методическая направленность. Общие принципы научного анализа фактов и явлений речевой деятельности подчинены в этой концепции потребностям обучения языку и формирования речевой деятельности. Разумеется, в данном пособии нашли свое отражение концептуальные подходы к решению ключевых проблем психолингвистики ряда других крупных ученых — психологов и психолингвистов А.

Лурии, Н. Жинкина, Л. Цветковой, Т. Ахутиной, А. Шахнаровича, В. Белянина и др. Взяв за основу принцип «методической обусловленности и направленности» психолингвистических исследований, реализованный в концепции И. Зимней, мы также попытались сделать практический выход из психолингвистической теории в методику коррекционно-логопедической работы: каждый из разделов данного пособия содержит методические выводы и «установочные» рекомендации к организации и предметному содержанию «речевой» работы, вытекающие из тех или иных психолингвистических закономерностей речевой деятельности.

Один из разделов пособия посвящен методике психолингвистического эксперимента. В теоретической части пособия содержится обзор психолингвистических теорий по основным проблемам данной науки, определяемым предметом и объектом ее исследования. В большинстве случаев обзор психолингвистических концепций включает их критический анализ. При составлении методических рекомендаций мы опирались на собственный опыт логопедической практики и научно-исследовательской работы, предметом которой является формирование связной речи детей с системным ее недоразвитием.

При этом использовался и опыт работы наших коллег — логопедовпрактиков. Следует подчеркнуть, что данное пособие преследует, прежде всего, учебные цели, направленные на решение задачи «базовой» теоретической подготовки будущих логопедов-практиков, а также расширение круга психолингвистических знаний у практикующих специалистов.

Еще одну функцию нашей книги мы видим в повышении интереса к психолингвистике у студентов-дефектологов, формировании у них личностной потребности в овладении психолингвистическими знаниями, без которых ни один коррекционный педагог не может стать настоящим профессионалом своего дела.

Никакие ссылки на соответствующие примеры из практики логопедической работы не убедят нас в обратном: они основаны на неверном понимании социальной функции практической 7. Как указывал один из ведущих теоретиков логопедии, страстный пропагандист распространения психолингвистических знаний среди педагогов-дефектологов, Б. Гриншпун, задачи логопедической работы никогда не сводятся только к устранению недостатков нарушений речи; основная задача логопедической практики состоит в формировании языковой речевой способности — способности к осуществлению речевой деятельности.

При наличии речевой патологии у ребенка или взрослого эта задача не может быть успешно решена никем, кроме логопеда. В заключение автор выражает глубокую признательность зав. Шолохова И. Левченко и ведущему сотруднику кафедры логопедии этого вуза В. Воробьевой за ценные советы и консультации, использованные при подготовке настоящего пособия.

Предмет психолингвистики Психолингвистика — наука, изучающая психологические и лингвистические аспекты речевой деятельности человека, социальные и психологические аспекты использования языка в процессах речевой коммуникации и индивидуальной рече-мыслительной деятельности. Предметом исследования психолингвистики ПЛ является, прежде всего, речевая деятельность как специфически человеческий вид деятельности, ее психологическое содержание, структура, виды способы , в которых она осуществляется, формы, в которых она реализуется, выполняемые ею функции.

Как отмечает основоположник отечественной школы психолингвистики А. Леонтьев, «предметом психолингвистики является речевая деятельность как целое и закономерности ее комплексного моделирования» , с. Другим важнейшим предметом изучения психолингвистики выступает язык как основное средство осуществления речевой и индивидуальной речемыслительной деятельности, функции основных знаков языка в процессах речевой коммуникации.

Наличие не одного, а сразу нескольких предметов исследования ПЛ обусловлено спецификой этой области научного знания, тем, что психолингвистика является «синтетической», комплексной наукой, возникшей на основе своеобразного и уникального объединения, частичного слияния двух древнейших наук человеческой цивилизации — психологии и науки о языке лингвистики. Выделение в качестве основного и самостоятельного предмета ПЛ психофизиологического процесса порождения и восприятия речи встречается в работах целого ряда отечественных и зарубежных исследователей, а наиболее полное научное обоснование такой подход получил в трудах И.

Зимней , и др. В одной из своих работ последнего периода А. Леонтьев указывает, что целью психолингвистики является «. В связи с этим предметом ПЛ «является структура процессов речепроизводства и речевосприятия в их соотношении со структурой языка. В свою очередь, психолингвистические исследования направлены на анализ 9.

Какого-либо одного, общепринятого определения предмета исследования психолингвистики в отечественной и зарубежной науке до сих пор нет; в разных направлениях и школах психолингвистики он определяется по-разному. Вместе с тем, некоторые отечественные исследователи и многие педагоги высшей школы — составители вузовских учебных курсов «Психолингвистика» — используют современное обобщенное определение предмета психолингвистики, предложенное А. Леонтьевым: «Предметом психолингвистики является соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной «образующей» образа мира человека, с другой» , с.

Объектом исследования психолингвистики выступают: человек как субъект речевой деятельности и носитель языка, процесс общения, коммуникации в человеческом обществе основным средством осуществления которого и выступает речевая деятельность , а также процессы формирования речи РД и овладения языком в онтогенезе в ходе индивидуального развития человека. Как указывает А. Леонтьев, «объектом психолингвистики. Этот объект — общий у нее с лингвистикой и другими «речеведческими» науками» , с.

Психолингвистика как психологическая наука Один из основоположников отечественной психолингвистики, А. Леонтьев считает, что психолингвистика на современном этапе ее развития органически входит в систему психологических наук. Если понимать психологию как «. Отсюда, по мнению А. Леонтьева, вытекает категориальное и понятийное единство психолингвистики и различных областей психологии. Само понятие речевой деятельности восходит к общепсихологической трактовке структуры и особенностей деятельности вообще — речевая деятельность рассматривается как частный случай деятельности, как один из ее видов наряду с трудовой, познавательной, игровой и т.

Та или иная трактовка личности также непосредственно отражается в психолингвистике. Но особенно существенно, что через одно из своих основных понятий — понятие значения — психолингвистика самым непосредственным образом связана с проблематикой психического отражения человеком окружающего мира. При этом психолингвистика, с одной стороны, использует основополагающие понятия и результаты исследования, предоставляемые различными областями психологической науки; с другой стороны, ПЛ обогащает предметные области психологии как в теоретическом плане вводя новые понятия и подходы, по-иному, более глубоко трактуя общепринятые понятия и пр.

Наиболее тесно психолингвистика связана с общей психологией, в особенности с психологией личности и когнитивной психологией. Так как она имеет непосредственное отношение к исследованию деятельности общения, еще одной, весьма близкой ей психологической дисциплиной является социальная психология и психология общения включая теорию массовой коммуникации. Поскольку формирование и развитие Наконец, она тесно связана и с этнопсихологией. В своем практическом аспекте психолингвистика связана с различными прикладными областями психологии: с педагогической психологией, специальной психологией в частности, патопсихологией, медицинской психологией, нейропсихологией , психологией труда, включая инженерную, космическую и военную психологию, с судебной и юридической психологией, наконец, с недавно сложившимися областями психологии, такими, как политическая психология, психология массовой культуры, психология рекламы и пропаганды.

Именно эти прикладные задачи, которое общественное развитие поставило перед психологией, и «послужили непосредственным толчком к возникновению психолингвистики как самостоятельной научной области» , с. Вместе с тем следует подчеркнуть, что трактовка психолингвистики как «психологической науки» другими словами, как одного, хотя и весьма специфического раздела психологии , разделяется не всеми учеными-психолингвистами.

Ряд исследователей достаточно определенно и категорично рассматривает психолингвистику как полностью самостоятельную и «самодостаточную» науку 90, 95, , , и др. Взаимоотношения психолингвистики и лингвистики Помимо психологии, психолингвистика теснейшим образом связана и со второй образующей ее наукой — лингвистикой. Лингвистика языкознание традиционно понимается как наука о языке — основном средстве коммуникации, социального общения. При этом ее предмет, как правило, четко не определяется , с.

Очевидно, что объектом лингвистики является речевая деятельность речевые акты, речевые реакции. Но лингвист выделяет в ней то общее, что есть в организации всякой речи любого человека в любой ситуации, то есть те средства, без которых вообще невозможно представить внутреннее строение речевого акта. Предметом лингвистики является система языковых средств, используемых в речевом общении коммуникации.

Главные тенденции в развитии современного языкознания сводятся к следующему. Прежде всего, изменилась сама трактовка понятия «язык». Если раньше в центре интересов лингвиста стояли сами языковые средства т. Но само это понятие значения выходит за пределы речевого общения: оно выступает как основная когнитивная познавательная единица, формирующая образное восприятие мира человеком, и в этом качестве входит в состав разного рода когнитивных схем, эталонных образов, типовых когнитивных ситуаций и т.

Таким образом, значение, бывшее раньше одним из многих понятий лингвистики, все больше превращается в основное, ключевое ее понятие 1, и др. Другим важным предметом исследования современной лингвистики является «природа» текста — основной и универсальной единицы речевой коммуникации.

И психолингвистика все больше интересуется именно текстами, их специфической структурой, вариативностью, функциональной специализацией. Леонтьев, психолингвистика имеет наиболее тесные связи с общим языкознанием общей лингвистикой.

Кроме того, она постоянно взаимодействует Психолингвистика — наука молодая, совсем недавно г. Для науки это почти «младенческий» возраст, самый начальный период становления и развития. Однако, несмотря на столь «юный возраст» и на неизбежные для этого периода развития любой науки «болезни роста», психолингвистика в начале нового тысячелетия представляет собой уже достаточно сложившуюся область научных знаний.

Это определяется двумя основными факторами. Во-первых, тем, что основу этой новой науки составили две древнейшие области научного знания, передавшие ей свои достижения по важнейшим разделам исследования. Так, из психологии в психолингвистику разумеется, в трансформированном виде вошли такие разделы психологии человека, как психология речи, психология общения, частично — возрастная, педагогическая и социальная психология, а также основополагающие теоретические концепции: теория деятельности, теория знака и символической деятельности, теория коммуникации и другие.

Из языкознания в психолингвистике используется «арсенал» научных знаний структурной лингвистики, общего языкознания, практической лингвистики теория и методика обучения родному и иностранному языку , семиотики и почти в полном объеме лингвистики текста. Во-вторых, психолингвистика, до момента своего возникновения и утверждения как самостоятельной области научного знания, имеет свою достаточно длительную и насыщенную событиями предысторию.

Глава 2. Психологические и лингвистические «истоки» психолингвистики Одним из предшественников психолингвистики был создатель научной лингвистики Вильгельм фон Гумбольдт, которому принадлежит идея речевой деятельности и понимание языка как связующего звена между социумом «общественностью» и человеком.

Гумбольдт был первым, кто ввел в лингвистику понятие языкового сознания. Он указывал: «Язык в своих взаимозависимых связях есть создание народного языкового сознания» 65, с. Человек, по В. Гумбольдту, оказывается в своем восприятии мира целиком подчиненным языку, который ведет его по жизни как поводырь.

Практическая деятельность людей подчиняется языку как «творцу существующего мира». Тем самым В. Гумбольдт полагал, что язык есть одновременно и знак, и отражение действительности. Основные положения его лингвистической концепции изложены в избранных сочинениях 65, 66 , а также в исследовании В. Постоваловой Идеи В. Гумбольдта о том, что язык определяет отношение человека к объективной действительности, преобразует внешний мир в собственность духа, легли в основу философского направления в языкознании, которое получило название неогумбольдтианства Л.

Витгенштейн, Л. Вайсгербер, И. Трир и др. Неогумбольдтианцы полагали, что понятия — это не отражение объективной действительности, а продукты символического познания, обусловленного языковыми знаками, символами. Исходя из этого, язык определяет мышление, превращает окружающий мир в идеи, «вербализует» их 5, , Ученик В.

Штейнталь, — в отличие от своего учителя, который рассматривал язык в диалектике — и как процесс, и как готовую данность, и как часть психической деятельности человека, и как общественное явление, — понимал язык только как процесс. Механизм индивидуальной речевой деятельности он интерпретировал таким образом: «Мы должны ясно различать три момента, действующие при говорении: органическую механику, психическую механику и подлежащее выражению. Цель речи есть представление и отображение содержания с помощью психической и органической механики.

Мы можем представить себе органическую механику в виде органа, психическую механику в виде органиста, содержание — в виде композитора» , р. Важными для психолингвистики являются мысли Г. Штейнталя о предметном и языковом мышлении. В предметном мышлении человек оперирует представлениями о предметах и явлениях объективного мира. Содержанием представлений являются не сами предметы в их материи, а некоторая мысленная совокупность познанных признаков этих предметов.

Говоря о языковом мышлении, Г. Штейнталь полагал, что в нем человек оперирует «представлениями о представлениях», вычлененных из сферы предметного мышления. Понятия о предмете субъективны, а наш язык дает им еще и произвольное наименование.

По мнению Г. Штейнталя, языкознание относится к числу психологических наук, поскольку речь — это духовная деятельность, подобно тому, как к психологическим наукам относится учение о мышлении и воле, т. Гумбольдта и Г Штейнталя получили развитие в работах известного отечественного ученого — лингвиста А. По мнению А. Потебни, речевой акт — это явление исключительно психическое, но язык, слово вносит в этот акт культурное, социальное начало: «Язык объективирует мысль.

Мысль посредством слова идеализируется и освобождается от. Язык есть потому же условие прогресса народов, почему он орган мысли отдельного лица» , с. Большой вклад в развитие лингвистической науки и создание предпосылок к возникновению психолингвистики внес выдающийся отечественный лингвист И.

Бодуэн де Куртенэ, который определял язык как сложное объективно психическое явление, состоящее из многих групп разнородных представлений. Первым его элементом являются фонации, которым соответствуют группы фонационных представлений и представлений физиологических движений.

Второй элемент — психический. Его образуют группы аудиционных представлений — представлений акустических результатов указанных выше физиологических движений. Третий элемент — церебрации — это группы исключительно церебрационных представлений 29, с.

Бодуэн де Куртенэ считал, что «сущность человеческого языка исключительно психическая. Существование и развитие языка обусловлено чисто психическими законами. Нет и не может быть в речи человеческой или в языке ни одного явления, которое не было бы вместе с тем психическим» 29, с. По мнению Бодуэна де Куртенэ, речь основана на «общительном характере человека и его потребности воплощать свои мысли в ощущаемые продукты собственного организма и сообщать их существам, ему подобным, то есть другим людям» там же, с.

Основоположник лингвистики XX века, швейцарский ученый Фердинанд де Соссюр четко разграничивал собственно язык «langue» как абстрактную надындивидуальную систему, языковую способность «faculte du langage» как функцию индивида обе эти категории он объединял в понятии langage, или речевой деятельности и речь «parole» — индивидуальный акт, реализующий языковую способность через посредство языка как социальной системы.

Система понятий, предложенная Ф. Дальнейшее развитие концепция Ф. Щербы, который ввел понятие «психофизиологической речевой организации индивида», являющейся, вместе с обусловленной ею речевой деятельностью, «социальным продуктом». Принципиально важной для отечественной психолингвистики является работа Л. Щербы «О трояком аспекте языковых явлений и эксперименте в языкознании» В ней было предложено в качестве предмета лингвистики рассматривать следующие три аспекта языка.

Первый аспект — это речевая деятельность, под которой ученый понимал процессы говорения и понимания. При этом он отмечал, что процессы понимания, интерпретации знаков являются не менее активными, чем процессы произнесения звуков, говорения так как мы понимаем то, чего ранее никогда не слышали. Вторым аспектом языка он считал языковую систему — прежде всего словарь и грамматику. Щерба , с. Третий аспект языковых явлений — языковой материал, т. Отношение между речевой деятельностью и языковым материалом Л.

Щерба определял следующим образом. Речевая деятельность создает языковой материал. Языковая система выводится лингвистами из языкового материала. Речевая деятельность и производит языковой материал, и несет в себе изменение языковой системы. Тем самым все три аспекта языковых явлений тесно связаны друг с другом. Щерба также отмечал, что речевая деятельность обусловливается сложным речевым механизмом человека, или психофизиологической речевой организацией индивида.

Эта речевая организация не равняется сумме речевого опыта говорения и понимания , а является его своеобразной переработкой. Она является социальным Индивидуальная языковая система связана с языковой системой, принадлежащей всему сообществу, через индивидуальную речевую систему психофизиологическую речевую организацию. Поэтому представление отдельных индивидуумов о языковой системе несут на себе отпечаток личностного речевого опыта. Щерба ввел в науку важное с психологической точки зрения разграничение механизма речевой организации человека и процесса речевой деятельности , а также процесса речевой деятельности и продукта языкового материала.

Говоря о «системе языка», Л. Щерба подчеркивал, что это «. Леонтьева, именно взгляды Л. Щербы оказали наиболее сильное влияние на психологическую и лингвистическую науку при возникновении отечественной школы психолингвистики , , В конце XIX — начале XX столетия в психологической науке было создано сразу несколько научных концепций и теорий, во многом обусловивших появление психолингвистики или создавших условия для ее возникновения.

Прежде всего, это теоретические исследования так называемой школы «гештальт-психологии» от нем. Вертгеймер, К. Коффка, К. Бюлер и др. Представители этой психологической школы разграничивали в психике человека мир переживаний и физический мир, лежащий «за переживаниями». Мир переживаний они рассматривали с двух точек зрения: как физиологическую реальность мозговые процессы и как психическую феноменальную реальность сознания.

Сознание понималось как динамическое целое, «поле», единицей анализа которого и считался «гештальт» — целостный образ, несводимый к сумме составляющих его ощущений. Наиболее интересные для психолингвистики работы принадлежали психологам второго поколения этой школы.

Например, в экспериментах О. Нимейера было показано, что при восприятии предложения его грамматическая структура с самого начала воссоздается как единое целое, как гештальт. Но особенно важна идея, высказанная О. Дитрихом: «Не только язык, но и каждый отдельный акт речи и понимания речи не простая, но, напротив, крайне сложная психофизиологическая функция, и отсюда следует расчленение не только языка в целом, но прежде всего именно этих актов на различные слои, каждый из которых имеет свою относительную ценность в рамках каждого рассматриваемого случая» , р.

Следует отметить, что О. Дитрих еще в г. Второе важное направление в мировой психологии в начале XX века связано с так называемой бихевиористской от англ. Ее виднейшими представителями являлись Дж. Уотсон и Э. Бихевиористская психология во многом солидаризуется с материалистической психологией, и не случайно она считает одним из своих предтеч великого русского физиолога И.

Она признает только объективные методы исследования психики, включает психику в общий контекст жизнедеятельности человека и считает ее обусловленной внешними воздействиями и физиологическими особенностями организма. Но, провозгласив объективность методов психологии, бихевиористы заявили, что если что-то в психике не поддается непосредственному наблюдению и измерению, то этого вообще не существует.

Считая психику продуктом внешних воздействий, бихевиористы понимают эти воздействия исключительно как стимулы, извне воздействующие на организм, а содержание психики человека низводят до совокупности реакций организма на эти стимулы и связей стимулов с реакциями, возникающих благодаря тому, что та или иная реакция оказывается полезной для организма , Согласно бихевиоризму, речь представляет собой специфическую форму поведения.

Предполагается, что люди приучаются употреблять определенную речевую форму в некоторых повторяющихся ситуациях. Исходя из этой концепции, речевое поведение — это обусловленная внешними воздействиями вербальная реакция. Она подкрепляется взаимным пониманием людей и их адекватными действиями в ответ на обращенную к ним речь. Повторное возникновение подобной ситуации автоматически вызывает выработанную вербальную реакцию в скрытой или явной форме.

А поскольку словесная реакция может служить побудительным стимулом для другой словесной реакции, возникает цепь рефлекторных актов. Эта цепь речеповеденческих актов используется людьми в общении между собой и образует «вербальное поведение». Бихевиористский подход к речи имеет своей целью выявление некоторых повторяющихся стереотипных форм в сложных процессах речевого общения людей. Наиболее ярким выражением бихевиористского подхода к определению речи являются работы американского лингвиста Леонарда Блумфилда 26, Блумфилд , применяя бихевиористский подход к анализу речевого общения, полагал, что сферы жизнедеятельности человека — это потребности и действия по их удовлетворению.

Сотрудничающие люди могут воздействовать друг на друга при помощи практических т. Реагируют они на эти стимулы двояко: речевыми и неречевыми действиями. При этом речевые воздействия Л. Блумфилд называл замещающими практические стимулы. Следовательно, речевые стимулы и реакции коммуникантов имеют практический аспект. Блумфилду, речь является средством решения практических задач, и ее основная функция — регуляция деятельности человека.

Указывая на то, что речь помогает мышлению, Л. Блумфилд выделял такие ее свойства, как способность передавать информацию, обусловленность наличием речевого коллектива. В то же время, Л. Блумфилд, определяя язык как особую форму поведения человека, сводил коммуникативную функцию языка к цепи стимулов и реакций, а социальную природу языка — к процессам одного порядка с биологическими процессами.

Тем самым как бы игнорировался вопрос о связи языка и мышления, о социальной природе языка. В соответствии с традициями бихевиоризма объектом исследования являются только наблюдаемые, а не все реально существующие фрагменты процесса речевого общения. Блумфилду, язык — это простая количественная прибавка к другим стимулам; лингвистические формы обеспечивают более тонкую и специфичную координацию, чем другие средства, но качественно он язык от других стимулов не отличается и есть лишь «.

Выготский как один из основоположников психолингвистики Важнейшее значение в создании теоретических и методологических основ психолингвистики имели труды Льва Семеновича Выготского — одного из величайших ученых XX столетия. Выготский — создатель отечественной психологической школы, к которой принадлежали А. Соколов, П. Гальперин, Д. Эльконин, Л. Божович, А. Запорожец и др.

Среди ученых, являющихся продолжателями традиций этой школы, необходимо упомянуть А. Петровского, В. Давыдова, Н. Жинкина, В. Зинченко, А. Выготский и его школа оказали огромное влияние не только на отечественную, но и на мировую психологию и педагогику. Выготский относил себя к представителям материалистического направления в психологии. Он много занимался изучением феномена речевой деятельности человека, и его психологический подход к речи был не просто своеобразным итогом и обобщением Возьмем для примера введенное Л.

Выготским в науку различение «анализа по элементам» и «анализа по единицам». Эта научная концепция была положена в основу как многочисленных моделей порождения и восприятия речи, созданных в разных школах психолингвистики, так и в основу классификации языковых знаков и так называемых психолингвистических единиц, выделяемых как структурные компоненты речевой деятельности.

Как отмечает А. Леонтьев, «главное, что делает Л. Выготского предтечей и основателем современной психолингвистики. Одно из ключевых положений концепции Л. Выготского о взаимосвязи процессов мышления и речи звучит так: «. Центральная идея может быть выражена в общей формуле: отношение мысли к слову есть прежде всего не вещь, а процесс, это отношение есть движение от мысли к слову и обратно — от слова к мысли.

Это течение мысли совершается как внутреннее движение через целый ряд планов. Поэтому первейшей задачей анализа, желающего изучить отношение мысли к слову как движение от мысли к слову, является изучение тех фаз, из которых складывается это движение, различение ряда планов, через которые проходит мысль, воплощающаяся в слове. Первое звено порождения речи — это ее мотивация. По мнению Л. Выготского, не следует отождествлять собственно мотивы и «установки речи», т.

Именно последние и есть «смутное желание», «чувствование задачи», «намерение» 49, с. Вторая фаза речепорождения — это мысль, примерно соответствующая понятию речевой интенции. Третья фаза — опосредование мысли во внутреннем слове, что соответствует в современной психолингвистике процессу внутреннего программирования речевого высказывания.

Четвертая фаза — опосредование мысли в значениях внешних слов, или реализация внутренней программы. Наконец последняя, пятая фаза — опосредование мысли в словах, или акустико-артикуляционная реализация речи включая процесс фонации. Все психолингвистические модели речепорождения, разрабатывавшиеся в отечественной психолингвистике 60—х гг. Выготским 98, , , и др. Леонтьева, Л.

Выготский «сумел предугадать дальнейшее развитие психологии речи и психолингвистики на много десятилетий вперед» , с. Отметим некоторые идеи Л. Выготского, особенно важные для психолингвистики. Это, прежде всего, идея эвристичности процессов речепорождения и обусловленности их общепсихологическими, дифференциально-психологическими и социальнопсихологическими факторами.

Выготский одним из первых поставил вопрос о психологических свойствах текста и разграничил понятия грамматической и реальной психологической предикативности; ему принадлежит концептуальное определение значения как общепсихологической категории и понятие предметного значения.

Некоторые направления исследования речевой деятельности, намеченные Л. Выготским, как считает А. Леонтьев, еще не получили дальнейшего развития в психолингвистике. Прежде всего, это проблема рефлекторного управления речью и анализ разных уровней осознанности речи в их взаимодействии. Ученик и соратник Л. Выготского, Александр Романович Лурия внес в рамках психологии речи и психолингвистики фундаментальный вклад в диагностику, исследование и восстановление различных видов афазии — речевых нарушений центрально-мозгового происхождения, связанных с органическим поражением вследствие ранения, травмы, инсульта, опухоли так называемых «речевых зон» коры головного мозга, отвечающих за реализацию речевой деятельности.

При этом А. Лурия Выготским концепцию системной локализации психических функций в коре головного мозга, согласно которой речевая и любая другая деятельность физиологически обусловлена взаимодействием различных участков коры больших полушарий, и разрушение одного из них может быть компенсировано за счет включения в единую систему других участков.

Лурия впервые стал анализировать афазические нарушения как нарушения речевых операций. В своей книге «Травматическая афазия», вышедшей в г. Лурия, по существу, предложил первую психолингвистическую концепцию афазии, включив в нее гипотезу о «внутренней схеме высказывания», которая развертывается во внешнюю речь 11, с.

В дальнейшем общая психологическая концепция речи как высшей психической функции была изложена А. Лурией в ставшими «классикой» отечественной психологической литературы научных трудах: «Основы нейропсихологии» , «Основные проблемы нейролингвистики» , «Речь и мышление» Лурия предложил для области научного знания на стыке лингвистики, патопсихологии и неврологии новый термин «нейролингвистика» впервые на русском языке он был употреблен в г.

Лурии Т. Ахутина, Т. Ушакова, Т. Визель и др. Своеобразным итогом многогранной и плодотворной научной деятельности А. Лурии насчитывающей почти пять десятилетий является его книга «Язык и сознание», посвященная исследованию речевой деятельности человека, основам ее мозговой организации, ключевой проблеме психологии речи — взаимосвязи речи и мышления. Несмотря на то, что эта монография представляет комплексное исследование речевых процессов в основном с позиций психологии речи, нейропсихологии и нейролингвистики, она используется и сейчас как одно из основных учебно-методических пособий по психолингвистике.

Виднейший представитель отечественной психологической школы, Алексей Николаевич Леонтьев последовательно развивал психологическую концепцию речевой деятельности в другом направлении, введя в психологическую науку в середине х гг. XX века развернутое теоретическое представление о структуре и единицах деятельности. Леонтьев справедливо считается наряду с С. Рубинштейном и П. Гальпериным одним из создателей современной психологической теории деятельности.

В трудах А. Леонтьева и А. Лурии 40—х гг. Однако детальный анализ речевой деятельности под углом зрения общепсихологической теории деятельности был осуществлен в конце х гг. Леонтьевым, его учениками и последователями, объединившимися в Московскую психолингвистическую школу Т. Рябова-Ахутина, И. Горелов, Е. Тарасов и др. Большое влияние на развитие психолингвистики, особенно в России, оказали также и другие виднейшие отечественные психологи и лингвисты С.

Рубинштейн, Б. Г Ананьев, Д. Узнадзе, Л. Щерба, А. Артемов, М. Бахтин и др. Возникновение психолингвистики как самостоятельной области научных знаний. Основные этапы становления и развития психолингвистики в XX столетии Термин «психолингвистика» впервые был предложен американским психологом Н.

Пронко в г. Как отдельная самостоятельная наука психолингвистика оформилась в г. Организаторами этого семинара были два известнейших американских психолога — Чарльз Осгуд и Джон Кэрролл и лингвист, этнограф и литературовед Томас Сибеок. В вышедшей в г. Появление книги «Психолингвистика» сыграло роль своеобразного стимула к развертыванию многочисленных междисциплинарных психолингвистических исследований.

История возникновения и развития науки психолингвистики ПЛ достаточно подробно представлена в работах А. Леонтьева , и др. На основе углубленного анализа этого вопроса А. Представителями психолингвистики первого поколения являлись Ч. Осгуд, Дж. Кэрролл, Т. Сибеок, Ф. Лаунсбери и др. Наиболее яркими представителями ПЛ второго поколения — Дж.

Миллер, Н. Хомский Чамски и Д. Психолингвистика третьего поколения, или, как ее назвал видный американский психолог и психолингвист Дж. Верч, «новая психолингвистика», сформировалась в середине х гг. XX века. Кратко остановимся на некоторых концепциях, изложенных в трудах представителей различных психолингвистических школ. Суть психологической концепции Ч. Осгуда можно определить следующим образом. Речь есть система непосредственных или опосредствованных задержанных реакций человека на речевые или неречевые стимулы.

Речевые стимулы вызывают частично то же поведение, что и соответствующие неречевые, благодаря возникновению ассоциаций между речевым и неречевым стимулами. Поэтому известный отечественный психолингвист Л. Сахарный не случайно называл психолингвистику первого поколения «ассоцианистской». Речевое поведение опосредствовано системой «фильтров», задерживающих и преобразующих речевой стимул на входе или речевую реакцию на выходе.

Такая система фильтров, имеющая врожденный характер, отождествляется Ч. Осгудом с речевым механизмом или языковой способностью человека. Принципиальная схема речевого поведения человека, по Ч. Осгуду, выглядит следующим образом : На уровне рецепции речевые стимулы перекодируются в нервные импульсы. Затем эти импульсы образуют наиболее вероятное на основании прошлых восприятий перцептуальное единство, своего рода «гештальт» на уровне интеграции.

На уровне репрезентации этот гештальт ассоциируется с неречевыми стимулами и получает что-то вроде значения. Затем процесс «обращается наружу», и на уровне самостимуляции, на основе информации, поступившей с уровней интеграции и репрезентации делается выбор между «альтернативными моторными целыми». Эти интегрированные моторные схемы проходят моторное кодирование и превращаются в собственно факты речевого поведения ; , р. Леонтьев, главная особенность психолингвистики первого поколения — это ее реактивный характер.

Она целиком укладывается в бихевиористскую схему «стимул—реакция», в модернизированном ее варианте. Ее ориентация — чисто психологическая, она базируется на определенной трактовке процессов поведения, в данном случае — речевого поведения. При этом психолингвистика первого поколения — Второй особенностью психолингвистики первого поколения является ее «атомизм» , В качестве единиц речевой коммуникации она «оперирует» отдельными словами, грамматическими связями или грамматическими формами.

Особенно ясно этот атомизм сказывается в теории усвоения языка ребенком. Такое усвоение, по Ч. Осгуду, по существу, сводится к овладению отдельными словами или формами и их дальнейшей генерализации обобщению. Эта теория, по мнению А. Леонтьева, не может интерпретировать многие факты «речевой реальности»; она имеет «недостаточную объяснительную силу» , с.

Как образно подметил Дж. Миллер, чтобы научиться языку «по Осгуду», ребенок должен заниматься этим лет без перерывов на сон, еду и т. Для психолингвистики первого поколения характерен индивидуализм — это теория речевого поведения индивида, как бы вырванного не только из общества, но и из реального процесса общения, который сведен здесь к простейшей схеме передачи информации от говорящего к слушающему. Леонтьев указывает на это, как на «недопустимое упрощение» , Виднейшими представителями психолингвистики второго поколения возникла в конце х гг.

Хомским была разработана концепция трансформационной модели языка.

Согласен работа девушкам легкого поведения ничем

ФЭШН БАНК

Иными словами, писатель наделяет действующих в его тексте положительных персонажей теми качествами, содержание которых ему близко и понятно, а направленность деятельности которых соответствует его представлениям о правильном норме и должном идеале. Особую роль в создании художественного текста играет авторский стиль как устойчивая общность образной системы и средств выразительности, характеризующая своеобразие творчества писателя. Совершенно очевидно, что творческий стиль писателя также является проявлением психологических когнитивных и эмоциональных предпочтений писателя как личности.

И, в конечном итоге, - проявлением доминанты автора. Сюжетное, образное и вербальное развертывание замысла осуществляется в соответствии с этой психологической доминантой, реализующейся в эмоционально-смысловой доминанте текста. Под эмоционально-смысловой доминантой понимается система когнитивных и эмотивных эталонов, характерных для определенного типа личности и служащих психической основой метафоризации и вербализации картины мира в тексте Белянин , Под типом текста понимается единство языковых, структурных, стилистических и содержательных особенностей, присущих ряду текстов.

Говоря о типе личности автора, В. Белянин основывается на типологии психопатических личностей, предложенной П. Ганнушкиным, близкой к классификации акцентуированных личностей К. Каждому типу текста присуще определенное сюжетное построение, а также определенный набор объектов описания тем. Объекты материального, социального и ментального мира характеризуются в каждом типе текстов ограниченным набором предикатов. Каждому типу текстов присущи определенные семантические комплексы, которые реализуются при помощи набора лексических элементов, с большей частотностью встречающихся в текстах определенного типа.

Эмоционально-смысловая доминанта текста проявляется не только в лексических, но и в синтаксических и в стилистических его особенностях. Белянин выделяет следующие основные типы текстов: «светлые», «активные» отражающие мироощущение параноидальной личности , «веселые» психологической основой порождения которых является гипоманиакальность , «красивые» истероидность , «темные» «простые» эпилептоидность , «печальные» депрессивность.

Семантические компоненты, присущие текстам того или иного типа соотносятся исследователем с симптоматикой соответствующего состояния речь, однако идет не о постановке диагноза автору, а о том, что определенные объекты, действия и оценки, вербализуемые в тексте, занимают значимое положение в его акцентуированной «картине мира». Более подробная характеристика и конкретные примеры «темных» текстов приводятся нами в четвертой главе исследования. Рассматривая различные типы текстов с точки зрения читательского восприятия, В.

Белянин, вслед за Э. Геннекеном и Н. Рубакиным, на основании ряда проведенных им экспериментов, приходит к мысли о том, что «читатель предпочитает тексты, в которых представлено мироощущение, близкое ему как личности. Кроме того, художественный текст оказывает воздействие на тем большее количество читателей, чем больше типов сознания эмоционально-смысловых доминант в нем выражено. В отношении текстов, от чтения которых читатели отказываются, также существуют определенные закономерности, определяемые как типом текста, так и типом личности читателя» Белянин , Примечательно, что и автор и читатель обращаются к наиболее комфортным для них ситуациям, наиболее значимым объектам, описанным при помощи языка.

Следовательно, анализ текстов с этой точки зрения делает возможным понимание специфики их контактов с окружающим миром, специфики преломления действительности в их сознании. На основе анализа рассмотренных выше теоретических положений мы можем заключить следующее:. Таким образом, каждый автор индивидуален, так как в его произведении отражается его личная «картина мира», и хотя тексты можно подразделить на определенные группы в зависимости от преобладающей эмоционально-смысловой доминанты, несмотря на это, по-видимому, внутри группы будут прослеживаться определенные отличия, заданные эмоциональным видением мира автором текста.

Опять же, исходя из утверждения, что не существует двух абсолютно схожих личностей, мы делаем вывод, что не существует и полностью идентичных «картин мира». Наша работа посвящена переводу художественного текста, и в частности переводу художественного фильма, как одного из разновидностей художественного текста. Переводчик, как личность, обладает своим видением мира, то есть его творческая работа отражает картину мира, которая может по каким-то параметрам совпадать с картиной мира автора текста, или же кардинально от нее отличаться.

Это предположение является ключевым в нашей работе. На наш взгляд при переводе художественного текста переводчик не в силах и не в праве изменять эмоционально-смысловую доминанту, заданную автором текста, но определенные ее трансформации и модификации могут наблюдаться в переводческих трудах. Для того чтобы более обстоятельно рассмотреть проблему перевода и роль переводчика, мы переходим к нашей следующей главе.

В науке существует немало концепций, согласно которым тексты можно подразделить на различные типы. Овсянико-Куликовский выделяет два вида творчества: объективный и субъективный, отличающиеся друг о друга предметом изображения. Шиллеррассматривает также два вида художественного метода: поэзию он делит на наивную она объективно отражает действительность и сентиментальную автор передает свое отношение к изображаемому предмету. Юнг говорит «на языке психологии» о двух типах личности — экстравертированом и интровертированом.

Белянин предлагает свою типологию, основанную на эмоционально-смысловой доминанте автора. Эмоционально-смысловая доминанта является системой когнитивных и эмотивных эталонов, характерных для определенного типа личности и служащих психической основой метафоризации и вербализации картины мира в тексте. Художественный текст описывает не действительность как таковую, а действительность, преломленную в сознании его автора.

Эмоциональное видение мира автора текста и переводчика могут не совпадать, в таком случае при переводе художественного текста может происходить трансформация эмоционально-смысловой доминанты, заданной автором произведения. Глава III. Особенности перевода художественного текста. Перевод — это сложный и многогранный вид человеческой деятельности.

Хотя обычно говорят о переводе «с одного языка на другой», но, в действительности, в процессе перевода происходит не просто замена одного языка другим. В переводе сталкиваются различные культуры, разные личности, разные склады мышления, разные литературы, разные эпохи, разные уровни развития, разные традиции и установки.

Переводом интересуются культурологи, этнографы, психологи, историки, литературоведы, и разные стороны переводческой деятельности могут быть объектом изучения в рамках соответствующих наук. Несмотря на то, что наука о переводе сравнительно молода, теоретические работы в области перевода весьма многочисленны и трудно обозримы.

В данной главе мы уделяем внимание двум моделям перевода, одна из которых является классической и рассматривает перевод с точки зрения лингвистики, а вторая интерпретирует перевод исходя из теории психолингвистики. Процесс перевода текста с одного языка на другой имеет многообразный и неоднозначный характер, связанный с множеством входящих в него компонентов, таких как текст - сообщение, предназначенное к передаче, тот, кто передает сообщение, реципиент, посредник, языки исходный и переводящий.

Возможно, именно многомерностью этого процесса обусловлены расхождения в определениях, которые даются разными авторами и отражают его различные стороны. В центре некоторых из них стоит переводимое сообщение, текстовый материал: «ближайший естественный эквивалент на исходном языке» Nida, Taber , , «замена текстового материала на одном языке текстовым материалом на другом языке» Catford , 1. В других определениях упор делается на процессуальной стороне перевода Бархударов , Jackobson или на отличиях перевода от других видов языкового посредничества Федоров , Рецкер Лингвистическая модель переводческого процесса представляет его в виде ряда последовательных преобразований текста оригинала в текст перевода, с помощью которых теоретически может быть достигнут желаемый результат.

Модель перевода — это условное изображение процедуры осуществления процесса перевода, основанная на попытке распространить на перевод некоторые общие постулаты языкознания или психологии. Хотя любая модель перевода носит гипотетический характер, поскольку нет прямых доказательств, что переводчик действует именно так, как следует из данной модели, совпадение результата перевода с прогнозируемым по модели показывает, что она обладает определенной объяснительной силой.

В современном переводоведении существуют несколько моделей перевода, что предполагает возможность осуществлять процесс перевода разными способами. Наибольшее распространение получили ситуативная, трансформационная и семантическая модели Комиссаров, , Ситуативная или денотативная модель распространяет на процесс перевода лингвистические концепции о связи языка и действительности.

Ситуативная модель перевода исходит из положения о том, что любая ситуация может быть в принципе описана средствами любого языка. Даже если в языке отсутствуют наименования для каких-то элементов действительности, всегда существует возможность либо образовать в этом языке новые единицы, либо описать эти элементы с помощью сочетаний уже имеющихся единиц. На основе этих положений предполагается, что процесс перевода происходит следующим образом. Поняв содержание оригинала, переводчик определяет, какая ситуация в нем описана, а затем описывает эту ситуацию средствами языка перевода там же.

Таким образом, ситуативная модель перевода дает возможность объяснить те особенности переводческого процесса, которые связаны с обращением переводчика к реальной действительности. В то же время она охватывает лишь некоторые способы реализации процесса перевода. Не объясняет ситуативная модель и тех случаев, когда в переводе сохраняется не только ситуация, описанная в оригинале, но и способ ее описания, а также основная часть значений языковых средств.

Трансформационная модель перевода основывается на положениях трансформационной грамматики, которая постулирует существование в языке рядов взаимосвязанных синтаксических структур. В таких трансформационных рядах выделяются ядерные структуры, в которых отношения между элементами структуры наиболее прозрачны, и производные структуры трансформы , выводимые из ядерных по определенным трансформационным правилам там же.

Согласно этой модели процесс перевода осуществляется в три этапа. На первом этапе производная структура в оригинале возводится к ее ядерной структуре в исходном языке. На втором этапе происходит переход от ядерной структуры языка оригинала к аналогичной ядерной структуре языка перевода. И, наконец, на третьем этапе ядерная структура в языке перевода преобразуется в производную в соответствии с нормой и узусом этого языка.

Трансформационная модель, устанавливающая соответствия лишь между синтаксическими структурами оригинала и перевода, обладает ограниченной объяснительной силой и не претендует на всестороннее описание переводческого процесса; в определенной степени ее дополняет семантическая модель перевода.

Семантическая модель перевода представляет процесс перевода как идентификацию и сохранение релевантных сем оригинала. В основе этой модели лежит попытка распространить на перевод применяемую в лингвистике процедуру компонентного анализа, позволяющую разбивать значения языковых единиц на более мелкие элементарные смыслы — семы, и эти значения рассматриваются как пучок таких сем.

При этом оказывается, что, если пучки сем значения языковых единиц в разных языках, как правило, не совпадают, то между составляющими их семами имеется значительная общность. Предполагается, что процесс перевода может осуществляться в два этапа. На первом этапе переводчик определяет семный состав отрезка оригинала и решает, какие из выявленных сем релевантны для коммуникации и должны быть переданы в переводе.

На втором этапе в языке перевода подбираются единицы, в значения которых входят как можно больше сем оригинала, в первую очередь, релевантных. Степень близости перевода к оригиналу определяется количеством общих сем. При этом некоторые семы могут обнаруживаться из контекста оригинала и эксплицироваться в переводе или навязываться нормами языка перевода там же.

Современные авторы полагают, что наиболее полно и правильно описывает процесс перевода психолингвистическая модель речевой деятельности. В настоящее время перевод принято рассматривать не только в лингвистическом аспекте, но и как феномен коммуникации. Такой подход позволяет включить в рамки изучения наибольшее количество компонентов, составляющих этот процесс. Классифицируя феномены коммуникации, А.

Швейцер относит перевод к подклассу «опосредованной межъязыковой коммуникации»,где он соседствует с такими явлениями, как реферат, аннотация, пересказ, переложение иноязычного текста, новое произведение, созданное по мотивам оригинала. В качестве характерной черты этих явлений автор выделяет участие языкового посредника и порождение в результате соответствующих процессов вторичного текста, в какой-то мере отражающего исходный текст Швейцер , Попытки построить коммуникативно-ориентированные модели перевода привели к тому, что в поле зрения исследователей оказались такие проблемы, как порождение, восприятие и понимание речевого сообщения; работы, таким образом, приобретают психолингвистическую направленность Кузьмин , Крюков , Черняховская , Клюканов , Сорокин , Львовская Рассматривая проблему онтологических представлений о переводе, необходимо отметить, что в отличие от лингвистической теории, в основе которой лежат представления о переводе как о преобразовании исходного текста, представления о переводе как о речепорождении подразумевают, что переводчик на основе исходного текста «решает, что сказать, и какой эффект это должно произвести, то есть осуществляет понимание исходного текста» Крюков , Впервые представления о переводе как о речевой деятельности на базе переводящего языка были предложены А.

Леонтьевым, охарактеризовавшим перевод как «вид монологической речи, где программа задана извне» Леонтьев , , то есть перевод подчиняется тем же закономерностям, что и порождение речи в «обычной» коммуникации. Перевод признается полноправной речевой деятельностью, хотя подчеркивается что это «сложный, специфичный, вторичный» ее вид Зимняя, Ермолович , Классификация перевода как вида речевой деятельности приводит к выводу о том, что создание сообщения как на исходном языке, так и на языке перевода, определяется мотивом и целью сообщения.

Таким образом, в основе психолингвистических моделей перевода лежит точка зрения, что процесс перевода не исчерпывается двумя речевыми актами, не представляет собой лишь операций с языковыми знаками, а имеет более сложную структуру, в которой задействованы два кода: внешний языковой и внутренний мыслительный. Красильникова, То, что хочет сказать автор сообщения смысл , кодируется им в значения. Переводчик, выступающий, прежде всего, как получатель сообщения, осуществляет обратную операцию - переход от значения к смыслу, опираясь на языковые знаки, соотнося их с речевой ситуацией и с собственными знаниями то есть осуществляет понимание.

Затем осуществляется языковое перекодирование. Предполагается, что смысловой мыслительный код при этом не изменяется. Далее переводчик выступает уже в качестве отправителя сообщения, которое в виде цепочки языковых знаков поступает адресату, который вновь осуществляет переход от значения к смыслу. Таким образом, отношения перекодирования, применительно к акту двуязычной коммуникации, можно представить в виде следующей цепочки:.

Так как смысл, возникая в деятельности, тем не менее, является единицей сознания, путь, который проходит сообщение, можно было бы описать следующим образом: от сознания автора через языковые знаки к сознанию переводчика; от сознания переводчика через языковые знаки к сознанию адресата.

Подобная опосредованность, однако, влечет за собой ряд обстоятельств, затрудняющих коммуникацию. Как известно, на эффективность общения влияют такие факторы, как различие в мировоззрении, знаниях, убеждениях, привычках, психологических особенностях общающихся и т.

Если принять положение, что при переводе необходимым этапом является понимание сообщения, определяемое как «реконструкция интенционального смысла смысла, «вкладываемого» автором в конвенциональное языковое значение и прогнозирование рецептивного аналог интенционального смысла, «извлекаемого» реципиентом из конвенционального языкового значения », нельзя не отметить, что смыслы эти, при всем стремлении к сходству, не будут тождественны Крюков , Таким образом, можно ожидать, что и сообщения на исходном языке и языке перевода также не будут тождественны в силу не только несоотносимости систем двух языков, но и в силу нетождественности смысла, вкладываемого автором сообщения, и смысла, извлекаемого переводчиком.

В процессе перевода текст неизбежно подвергнется интерпретации там же. Термин «интерпретация» был первоначально принят в герменевтике, где под ним понималось искусство понимания и объяснения Рузавин , Он используется в различных областях знания, в том числе в математике и логике Демьянков , В теорию перевода этот термин был введен И. Ревзиным и В. Под ним предлагалось понимать переход от исходного текста к тексту перевода не через систему соответствий между исходным языком и языком перевода, а через обращение к ситуации в действительности Ревзин, Розенцвейг , Он может пониматься:.

Если интерпретация во втором значении опирается на чужие знания, изложенные в словарях и справочниках, то остальные три вида имеют неопосредованный характер. Рассматривая роль контекста при переводе, Г. Колшанский подчеркивает нацеленность этого вида коммуникативной деятельности «не на абстрактное сопоставление языковых единиц соответствующих языков, а на адекватное воссоздание содержания подлинника» Колшанский , Перевод, по мнению автора, базируется на принципе единой организации всех конкретных языков, на сущности языка как формы отражения действительности.

В семантических системах языка, с одной стороны, действуют законы его внутренней организации, а с другой - всеобщие законы человеческого мышления. Языковые единицы, как и предложения, и тексты являются контекстуально зависимыми. Переводчик, по сути, находит в языковых системах лингвогносеологические закономерности, определяющие место каждой языковой единицы в семантическом окружении смысловой ситуации языка оригинала, то есть ищет контекстуальные возможности адекватной передачи содержания текста.

При этом понимание текста, несомненно, обусловлено пониманием соответствующих языковых единиц, функционированием их в определенном семантическом контексте. Однако, понимание также основываетсяи на пресупозициях, образуемых тезаурусом знаний реципиента Колшанский То есть, можно сказать, что контекстная интерпретация носит, в определенном смысле личностный характер.

То же можно сказать и об интерпретации третьего типа, определяемой как «отыскание нового соответствия путем самостоятельного творческого акта с учетом контекста, описываемой реальности обстановки и др. Четвертый тип интерпертации противопоставляется собственно переводу как переводческая версия, на том основании, что задачей переводчика является «наиболее точное воспроизведение того, что реально сказал автор оригинала, а не того, что он хотел сказать, или что следует из сказанного» Комиссаров , Роль интерпретации при переводе оценивается по-разному: от признания ее маргинальным явлением, которое оправдано только отсутствием языкового соответствия - в этом случае происходит «передача содержания своими словами» Марчук , 50 ; до постулирования ее неизбежности и необходимости.

По-видимому, правомерность или неправомерность интерпретации обусловлена во многом типом переводимого текста. При работе с художественным текстом задача состоит не только в передаче его содержания средствами другого языка, но и в создании художественного произведения на другом языке. По словам И. Левого « Развивая свою мысль, автор пишет, что, интерпретируя произведение, переводчик должен базироваться на его «объективном смысле», сводя к минимуму субъективное вмешательство в текст.

Но в то же время, переводчик не может быть свободен от некоторых априорных предпосылок с которыми он подходит к произведению, определяющих его «интерпретационную позицию». Отмечается, однако, что если простой читатель выбирает интерпритационную позицию интуитивно, то у переводчика такой выбор носит обдуманный и осознанный характер. Кроме того, он ориентируется на определенный тип потребителя. Обсуждая вопрос о том, насколько свободен переводчик в своей интерпретации, И.

Левый пишет, что сдвиги в восприятии произведения «возможны лишь в границах, данных реальным или потенциальным содержанием произведения», что обусловливает правильность его интерпретации. При этом степень несовпадения между оригиналом и переводом может быть продиктована конкретной задачей, которую ставит перед собой переводчик. В соответствии с этой задачей С. Гончаренкопредлагает выделять три типа перевода: собственно поэтический, поэтико-филологический и филологический 1 Goncharenko По мнению автора, первый тип перевода не требует семантической или стилистической адекватности.

Для него достаточно быть прагматически адекватным, то есть функционировать в качестве полноценного художественного произведения. В переводе поэтико-филологического типа прагматическая адекватность уступает место семантической, но в то же время переводчик старается не нарушать норм языка перевода.

Такой перевод предназначается в основном для специалистов, изучающих литературу определенной страны, исторического периода или языка. Третий тип перевода рассчитан на еще более узкий круг специалистов. В нем ставится задача не заменить оригинал и выполнять его функции, а сообщить семантическую или стилистическую информацию об оригинале.

Филологический перевод, в свою очередь, подразделяется на три разновидности - семантически буквальный, стилистически буквальный и сочетание первых двух. Очевидно, что последний из описанных типов перевода полностью исключает интерпретацию, в первом же типе, о котором и идет речь в нашей работе, она не только возможна, но даже необходима. При этом художественный текст, вероятно, обладает определенным «интерпретационным диапазоном», таким образом, количество его интерпретаций становится почти неограниченным.

Отметим, что возможно существование и нескольких переводов одного и того же литературного произведения. Переводная множественность является свидетельством того, что произведениеособо значимо для принимающей литературы. Каждый из таких переводов будет неизбежно содержать индивидуальные черты, отличающие его как от оригинала, так и от остальных переводов того же текста. Итак, переводчик «неизбежно вступает в отношения сотворчества с переводимым автором, перевод носит отпечаток его творческой личности В результате интерпретации семантика текста перевода окажется трансформированной по отношению к исходному тексту.

Проблема семантических трансформаций при переводе, так или иначе, затрагивается во многих работах, как по теории, так и по психологии перевода Гак , Рецкер , Ширяев , Латышев , Миньяр-Белоручев и т. Природа семантических трансформаций, наверное, наиболее исчерпывающе описывается В. Автор определяет семантические трансформации как переходы от наименования одной семантической структуры к наименованию другой семантической структуры: «При описании одной и той же действительности в основу наименования могут быть положены различные признаки денотата Для передачи одной и той же информации, при описании одного и того же процесса экстралингвистической действительности могут быть использованы слова, которые, будучи взяты в отдельности, оказываются далекими и даже противоположными по значению» Гак , Семантическая структура лексемы или семантемы представляет собой иерархическое образование, включающее семы родового значения, общие для целого ряда лексем, и дифференциальные семы видового значения.

При этом сема может быть представлена морфемой. В соответствии с пятью отношениями между понятиями, выделяемыми в рамках логики равнозначность, внеположенность, контрадикторность, подчинение и перекрещивание , В. Гак выделяет в языке пять типов трансформаций наименования:. Поскольку в речи семантика отдельного слова вступает во взаимодействие с семантикой всего высказывания, выделяется еще пять типов трансформаций:.

Подчеркивая универсальность семантических трансформаций, основанных на операциях с понятиями, автор пишет, что они обнаруживаются всюду, где имеет место изменение наименования, в частности и при переводе Гак, Вопрос об определении и классификации трансформаций, так или иначе, поднимается в большинстве работ по теории перевода и решается в соответствии с исходными принципами конкретной теории.

Рассмотрим некоторые из этих точек зрения. Рецкер , также основываясь на формально-логических отношениях между концептами, говорит о лексических трансформациях, определяя их как «приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным» Рецкер , В его работе рассмотрены семь разновидностей подобных трансформаций, приведенных в соответствие с приемами перевода: дифференциация, конкретизация и генерализация значений основанные на формально-логической категории подчинения, прием смыслового развертывания, основанный наформально-логической категории перекрещивания, прием антонимического перевода, основанный на формально-логической категории контрадикторности, приемы целостного преобразования и компенсации, основанные на категории внеположенности Рецкер , В его работе рассматривается также ряд грамматических трансформаций, однако этот анализ также привязан к переводу отдельных конструкций таких как абсолютные конструкции и анаколуф Рецкер , Миньяр-Белоручев рассматривает проблемы общей теории перевода, вне зависимости от конкретной пары языков и вида переводимого текста.

Перевод, по его мнению, является процессом передачи адресату некоторой информации, «способной продуцировать у него искомый смысл, а если нужно, то и дополнительный эстетический эффект» Миньяр-Белоручев , 4. Строя свою теорию, он исходит из категории информативности текстов. В соответствии с этим определяется и трансформация: «Трансформация - основа большинства приемов перевода.

Заключается в изменении формальных лексические или граммматические трансформации или семантических семантические трансформации компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи» Миньяр-Белоручев , Многие исследователи считают, что трансформации в переводе носят вынужденный характер, так как обусловлены определенными различиями в системах языков.

В то же время выделяются также переводческие трансформации, не обоснованные такими различиями, но в то же время необходимые для сохранения коммуникативно-функциональных свойств текста при переводе Латышев К подобного рода трансформациям предъявляется требование мотивированности: «Процесс перевода, осуществляемый в соответствии с принципом мотивированности трансформаций, - пишет Л.

Латышев - можно представить как поиск оптимального варианта перевода Необходимо заметить, что художественный текст является совершенно особым объектом перевода. Функционируя в качестве произведения искусства, он призван не просто передавать информацию об окружающей действительности, но и создавать определенный эстетический эффект, производить эмоциональное воздействие на реципиента. Средством к этому являются не только его содержательные, но и формальные компоненты. Таким образом, в применении к художественному тексту представляется нецелесообразным разводить изменения, сделанные переводчиком на формальные и семантические, так как любая трансформация в этом случае будет нести определенную семантическую нагрузку.

Несовпадение же семантики оригинала и перевода может свидетельствовать о несовпадении субъективного образа мира автора и переводчика. Таким образом, возможно, что по тексту перевода можно судить об определенных психологических характеристиках присущих переводчику. Процесс перевода текста с одного языка на другой имеет многообразный и неоднозначный характер, связанный с множеством входящих в него компонентов и именно многомерностью этого процесса обусловлены расхождения в определениях, которые даются разными авторами и отражают его различные стороны.

Наибольшее распространение получили ситуативная, трансформационная и семантическая модели. Попытки построить коммуникативно ориентированные модели перевода привели к тому, что в поле зрения исследователей оказались такие проблемы, как порождение, восприятие и понимание речевого сообщения; таким образом,современная модель перевода приобретает психолингвистическую направленность.

В рамках этого подхода создание сообщения как на исходном языке, так и на языке перевода,определяется мотивом и целью сообщения, таким образом, процесс перевода не исчерпывается двумя речевыми актами, не представляет собой лишь операций с языковыми знаками, а имеет более сложную структуру, в которой задействованы два кода: внешний языковой и внутренний мыслительный.

Перевод художественного текста имеет преимущественно интерпретативный характер, причем множественность интерпретаций одного текста обусловлена а непредставленностьюв действительности референтной ситуации, соотносимой с текстом, и б различным эмоциональным отношением к описываемой ситуации переводчика и автора.

Тем самым, несовпадениеиндивидуальных образов мира автора текста и переводчика может проявиться в семантических трансформациях, наличие которых в тексте перевода нельзя объяснить только различием в системах исходного языка и языка перевода. При этом значение будут иметь изменения, относящиеся как к области лексики, так и к области форм контекстно-вариативного членения и связанных с ними синтаксических закономерностей. Такого рода трансформации в тексте перевода коррелируют с личностными особенностями переводчика, и, в случае несовпадения доминанты сознания автора текста и переводчика, приведут к изменению эмоционально-смысловой доминанты текста.

Верификации и уточнению этих положений посвящена наша следующая глава. Глава IV. Личностная обусловленность семантических трансформаций, возникающих при переводе художественных фильмов. Семантические трансформации при переводе текстов были нами рассмотрены на примере переводов художественных фильмов. Для анализа переводов был выбран фильм К. Анализ носил сопоставительно-описательный характер. Тексты переводов сравнивались с оригинальными художественными фильмами и ихсценариями.

Целью было выявление семантических трансформаций в в текстах переводов и определения стоящего за ними психологического содержания. При этом мы не ставили задачи определения конкретных видов трансформаций, а ограничивались констатацией их наличия в тексте.

Во время анализа выделялись только пункты, наиболее значимые, по нашему мнению, с точки зрения структурных особенностей, лексики, невербальных средств выражения и стиля текста. Итак, далее мы приводим лишь наиболее показательные с этих точек зрения микрофрагменты. Если говорить о методе анализа, то в его основу положено установление эмоционально-смысловой доминанты.

Для начала проведем анализ художественного фильма как оригинального текста и определим эмоционально-смысловые доминанты, присущие ему. Проанализируем представленные тексты и рассмотрим конкретные примеры. Данный художественный фильм представляет собой типичный «темный» текст. В основе «темных» текстов лежит эпилептоидность. Они описывают преимущественно уровень физиологического существования личности.

Начнем с композиции фильма. Белянин утверждает, что в «темных» текстах время «импульсивно». Так художественный фильм Pulp Fiction разделен режиссером на эпилог, три главы и пролог. Сам фильм начинается с фрагмента кульминации, затем развязка и, наконец, введение. Персонажами «темного» текста, как правило, являются люди так называемых опасных профессий боксер, гангстеры.

В основном, положительный герой «темного» текста — это простой человек, который хорошо знает свое дело, а еще лучше делает свое дело. Он нормальный, естественный человек, с простыми желаниями и устремлениями. Он звезд с неба не хватает, «академий не кончал» , но при этом он не глупый: когда надо, он может понять, а самое главное — сделать. Этот простой человек работает, как правило, своими руками в большей степени, чем головой, он занят ежедневным физическим трудом, что подчеркивает его простоту и естественность , его негероизм.

Часто герой «темного» текста бывает маленького роста или ниже других персонажей. При этом он страшно не любит, когда с ним обращаются как с маленьким , не проявляют к нему должного уважения , не считаются с его человеческим достоинством. Простой герой «темного» текста,испытавший унижения, готов мстить тем, кто его унижал.

Белянин В данном фильме таким персонажем является Butch Coolidge — професииональный боксер , которого глава банды гангстеров Marsellus Wallace вынуждает , за деньги проиграть бой, при этом поучая его. В приведенных ниже примерах режиссерские пометки указываются в скобках, выделенные курсивом.

The black man sounds like a cross between a gangster and a king. Now the night of the fight, you may. Fuck pride! Также показателен в этом отношении следующий фрагмент сценария, реализованный в фильме:. While Butch waits for his smokes, Vincent just sips his coffee, staring at him.

Butch looks over at him. Butch does a slow turn toward Vincent. I think ya heard me just fine, punchy. Butch turns his body to Vincent, when Vincent Vega has entered the building,. Противник простого героя большого роста , иногда даже великан. Он замышляет злое дело. His face looks like he went dunking for bees. We still do not see Marsellus clearly, only that he is big. Marsellus looks up, sees English Dave and walks over to him.

If Butch goes to. Оппозиция «простой» - «чужой и опасный враг» играет в «темных» текстах существенную роль. В них очень подробно, даже с некоторым смакованием, рассказывается, как «враг» замышляет недоброе дело, как он готовится к нему и как нападает на положительного героя.

Складывается впечатление, что автор не разоблачает зло, а смакует его, любуется им, хотя и описывает отрицательного героя как «жестокого». Сам же положительный герой тоже нередко прибегает по логике автора вынужден прибегнуть к жестокости. Весь мир враждебен герою «темного» текста, и он отвечает враждебностью.

В «темных» текстах может присутствовать кроме положительного и отрицательного героев, и «промежуточный» герой. Он выполняет как минимум две функции. Так, промежуточный герой может быть проводником идей зла, может быть марионеткой, которой манипулирует злой гений, и таким образом тоже нести зло.

Таким персонажем в фильме Pulp Fiction является Vincent Vega. By the time Butch removes his finger from the trigger, Vincent is annihilated. Butch stands frozen, amazed at what just happened. His look goes from the grease spot in the bathroom that was once Vincent, down to the powerful piece of artillery in his grip.

With the respect it deserves, Butch carefully places the M61 back on the kitchen counter. Then he exits the apartment, quickly. The big wide smile of a survivor breaks across his face. This makes the boxer laugh out loud. As he laughs, he flips tape in the cassette player. Персонажи «темных» текстов подвержены резкой смене эмоционального состояния.

Характерны переходы от тоски к ярости, от состояния удовлетворения к злобе. Характерна сцена, где Butch, только проснувшись, ласково разговаривает со своей девушкой When Butch and Fabienne speak to each other, they speak in babytalk , а затем обнаруживает, что она забыла забрать из дома часы его отца. Butch freaks out, he punches the air. Butch looks toward her, suddenly calm. He bends down in front of the woman who has sunk to the floor. He touches her hand, she flinches.

If you did leave it at the apartment,. I had you bring. I reminded you. He kisses her hand. Then rises. Fabienne is still sniffling. Butch goes to the closet. Смех также играет в «темных» текстах важную роль см. The big man himself, Marsellus Wallace, exit Teriyaki Donut,carrying a box of a dozen donuts and two large styrofoam cups of coffee. This is the first time we seeMarsellus clearly.

Laughing boy stops when he sees the big man directly in front of him. Можно выделить еще много символов «темного» текста, встречающихся в кинофильме. Среди них наиболее показательны такие, как физиология Butch хромает, после столкновения с главарем гангстеров , трупы, дно общества, секс, дьявольщина, смерть, сон, религиозность и, разумеется, брань.

Ezekiel Blessed is. For he. And I. And you will know I am the. Lord when I lay my vengeance upon. And if you ever heard it, it. I never really. I thought. But I saw some. And Mr. Or is. При анализе данного фильма следует отметить, что в США, где фильм был снят, он имеет рейтинг R, что в России соответствует ограничению в просмотре для лиц, не достигших шестнадцати лет см. В фильме представлены сцены насилия, приема наркотиков и обилие нецензурной лексики.

Тем не менее, популярность фильма необычайно высока, он признан «культовым» во многих странах мира. Для анализа нами были выбраны следующие переводы:. Для начала рассмотрим перевод неизвестного автора, который был реализован в прокатной версии художественного фильма. В данном варианте перевода следует отметить как полнейшее смещение эмоционально-смысловых доминант «темного» текста на несоответствующие оригиналу доминанты «светлого» 2 текста, так и на очевидную неадекватность перевода, при наличии выпадения смысловых сегментов.

В первую очередь, разумеется, из фильма исчезает брань, являющаяся неотъемлимой частью данного «темного» текста. При этом переводчик никак не компенсирует выпадение элементов «темного» текста, ограничиваясь трансформацией данных символов в нейтральные, зачастую искажая смысл оригинала. Для примера рассмотрим следующие фрагменты текста:. Thing is Butch, right.

But painful as. This business is filled to. Надеюсь, что когда все это кончится, ты поведешь себя по-умному и все сделаешь правильно. Дело в том, Буч, что у тебя сейчас еще есть сила. Жаль это признать, но силы не вечны и твои дни, они уже почти сочтены. В этом и заключается самое главное дерьмо жизни , но к этому нужно подходить реально, потому что в этом бизнесе мало таких, кто может реально смотреть на вещи.

Вы ребята думаете, что вы будете стареть как вино. Перед боем ты почувствуешь неприятное легкое покалывание — это твоя гордость. Пошли ее ко всем чертям. От гордости одни проблемы, толку от нее никакого. Перебори ее в себе, потому что уже через год, где-нибудь на Каррибах ты скажешь: Марселас Уоллес был прав.

Таким образом, одиннадцать ярких символов «темного» текста заменяются двумя, просторечие не компенсируется, и мы наблюдаем искажение смысла при переводе. В целом данный перевод имеет необычайно высокое количество несоответствий с текстом оригинала, что определенно снижает его качество и на наш взгляд является совершенно недопустимым для прокатной версии художественного фильма.

При этом речь идет даже не о смещении эмоционально-смысловой доминанты фильма и его очевидном «осветлении», что в принципе соответствует требованиям цензуры для показа фильма на центральных телеканалах, а об откровенно непрофессиональном подходе переводчика к работе. В качестве примеров неадекватного перевода приводим следующие фрагменты текста:. We made more from the wallets then.

Besides , Mexican is easy: Donde esta. Я закажу тарелку смородиновых кексов с сиропом , яичницу и пять сосисок. Nobody kills anybody in my place of. В тексте перевода присутствует огромное количество несоответствий при передаче реалий chopper - 7 мотоцикл, предназначенный для езды на большой скорости, с которого сняты все несущественные детали; особ. Ниже приведены примеры, которым, при неверной передаче реалий, характерно также выпадение смысловых сегментов сообщения.

Butch, stop watching TV a second. Now do you. Well this here is Capt. К нам пришел гость. Помнишь, как я тебе рассказывала, что папа умер в лагере, в плену? Это капитан Кунс, он был в том лагере с твоим папой. Hello, little man. Boy I sure heard. See, I was a good. We were in.

Your granddad. Force transport named Winocki, a man. He was captured and put in a. Vietnamese prison camp. Now he knew. The way your Daddy. I hid with uncomfortable hunk. Я много слышал о тебе. Я был другом твоего отца. Мы вместе были в этом аду целых пять лет. Надеюсь тебе никогда не придется пережить такое, но когда двое людей , как мы с твоим отцом, столько пережили вместе, появляется чувство ответственности перед другом. Но Дейну повезло не так как его отцу. Дейн был моряком , его убили вместе с остальными на острове Уэйк.

За три дня до того как японцы взяли остров, твой дед попросил одного парня, военного летчика Винноки, которого он видел впервые в жизни, передать золотые часы своему сыну, которого он никогда не видел. Эти часы были на руке твоего отца, когда его взяли в плен в Ганое.

Его посадили во вьетнамский концлагерь. Он знал, что если вьетнамцы увидят эти часы, они сразу отнимут их. Твой отец говорил, что они твои по праву рождения и что он проклянет себя, если наследство его сына попадет в руки косоглазым. И я тоже носил их в своей заднице целых два года.

Для сравнения приведем пример перевода последнего предложения другими переводчиками:. Семантической трансформации подверглись лагери для военнопленных, передача отношения капитана Кунса к врагам и своему «подвигу». В своих трансформациях автор часто использует образы движения, являющиеся в следующих примерах символами «веселых» текстов, одновременно с этим, зачастую, искажается смысл высказывания.

I bet in places like this you could. Даже если он уже в Китае, я пошлю за ним человека в бочке с рисом. You take more of a. Banks are easier! I heard about this guy, walked. Это даже рискованней , чем ограбить банк. Банки взять легче. В федеральных банках никто тебя не остановит. У них все застраховано, и всем плевать на тебя. Туда можно идти даже без пушки. Я слышал, как один парень вошел в банк с телефонной трубкой и передал ее служащему, а там голос: девчонка у нас, если не отдашь все деньги ей конец, так что решай.

Несоответствия в переводе возникают даже при передаче несложных фрагментов текста. Hard day at the office? Pretty hard. I got into a fight. В этом примере совершенно очевидно, что возлюбленная Буча шутит она знает, что Буч — боксер и в этот вечер у него был бой , а он подхватывает предложенную шутку ср.

Буч — да, трудный. Пришлось даже подраться. Go on now, get your ass outta here. В данном примере мы видим, что элемент, подразумевающий равноправие участников … deal? Эффект усугубляется совершенно неадекватным переводом финальной реплики. В связи с этим следует отметить, что в оригинале это Буч ожидает снисхождения от Марселоса, а не наоборот, как в переводе. Chill the fuck out, Jules, this shit.

В данном случае мы наблюдаем нехарактерное для переводчика попадание под влияние языка оригинала. Do you wanna continue this theological. What the fuck did you just do to his. Maybe if he had some Lava,. I coulda done a better job. Купи очки. I used the same soap you did and. How bad, a lot or a little? Что ты собираешься делать? Она — ненормальная? Я не знаю как решить твою проблему… очень мало времени.

Now Jimmie, this looks to be a pretty. That would lead. В гараже, наверное, найдется много всяких тряпок и губок. A sewer rat may taste like pumpkin. Следует отметить, что это далеко не полный список несоответствий встречающихся в тексте. Фактически, при более пристальном рассмотрении, расхождения между текстом перевода и оригинала можно обнаружить практически в каждом предложении.

В связи с этим хотелось бы еще раз подчеркнуть, что именно эта версия фильма была предложена для просмотра миллионам россиян практически всеми каналами центрального телевидения. Возникновение психолингвистики как самостоятельной области научных знаний. Основные этапы становления и развития психолингвистики в XX столетии Термин «психолингвистика» впервые был предложен американским психологом Н.

Пронко в г. Как отдельная самостоятельная наука психолингвистика оформилась в г. Организаторами этого семинара были два известнейших американских психолога — Чарльз Осгуд и Джон Кэрролл и лингвист, этнограф и литературовед Томас Сибеок. В вышедшей в г. Появление книги «Психолингвистика» сыграло роль своеобразного стимула к развертыванию многочисленных междисциплинарных психолингвистических исследований.

История возникновения и развития науки психолингвистики ПЛ достаточно подробно представлена в работах А. Леонтьева , и др. На основе углубленного анализа этого вопроса А. Представителями психолингвистики первого поколения являлись Ч. Осгуд, Дж. Кэрролл, Т. Сибеок, Ф. Лаунсбери и др. Наиболее яркими представителями ПЛ второго поколения — Дж. Миллер, Н. Хомский Чамски и Д. Психолингвистика третьего поколения, или, как ее назвал видный американский психолог и психолингвист Дж. Верч, «новая психолингвистика», сформировалась в середине х гг.

XX века. Кратко остановимся на некоторых концепциях, изложенных в трудах представителей различных психолингвистических школ. Суть психологической концепции Ч. Осгуда можно определить следующим образом. Речь есть система непосредственных или опосредствованных задержанных реакций человека на речевые или неречевые стимулы. Речевые стимулы вызывают частично то же поведение, что и соответствующие неречевые, благодаря возникновению ассоциаций между речевым и неречевым стимулами.

Поэтому известный отечественный психолингвист Л. Сахарный не случайно называл психолингвистику первого поколения «ассоцианистской». Речевое поведение опосредствовано системой «фильтров», задерживающих и преобразующих речевой стимул на входе или речевую реакцию на выходе.

Такая система фильтров, имеющая врожденный характер, отождествляется Ч. Осгудом с речевым механизмом или языковой способностью человека. Принципиальная схема речевого поведения человека, по Ч. Осгуду, выглядит следующим образом : На уровне рецепции речевые стимулы перекодируются в нервные импульсы. Затем эти импульсы образуют наиболее вероятное на основании прошлых восприятий перцептуальное единство, своего рода «гештальт» на уровне интеграции.

На уровне репрезентации этот гештальт ассоциируется с неречевыми стимулами и получает что-то вроде значения. Затем процесс «обращается наружу», и на уровне самостимуляции, на основе информации, поступившей с уровней интеграции и репрезентации делается выбор между «альтернативными моторными целыми». Эти интегрированные моторные схемы проходят моторное кодирование и превращаются в собственно факты речевого поведения ; , р. Леонтьев, главная особенность психолингвистики первого поколения — это ее реактивный характер.

Она целиком укладывается в бихевиористскую схему «стимул—реакция», в модернизированном ее варианте. Ее ориентация — чисто психологическая, она базируется на определенной трактовке процессов поведения, в данном случае — речевого поведения. При этом психолингвистика первого поколения — Второй особенностью психолингвистики первого поколения является ее «атомизм» , В качестве единиц речевой коммуникации она «оперирует» отдельными словами, грамматическими связями или грамматическими формами.

Особенно ясно этот атомизм сказывается в теории усвоения языка ребенком. Такое усвоение, по Ч. Осгуду, по существу, сводится к овладению отдельными словами или формами и их дальнейшей генерализации обобщению. Эта теория, по мнению А. Леонтьева, не может интерпретировать многие факты «речевой реальности»; она имеет «недостаточную объяснительную силу» , с.

Как образно подметил Дж. Миллер, чтобы научиться языку «по Осгуду», ребенок должен заниматься этим лет без перерывов на сон, еду и т. Для психолингвистики первого поколения характерен индивидуализм — это теория речевого поведения индивида, как бы вырванного не только из общества, но и из реального процесса общения, который сведен здесь к простейшей схеме передачи информации от говорящего к слушающему.

Леонтьев указывает на это, как на «недопустимое упрощение» , Виднейшими представителями психолингвистики второго поколения возникла в конце х гг. Хомским была разработана концепция трансформационной модели языка. Леонтьев , , «трансформационный подход» в лингвистике был впервые предложен учителем Н.

Хомского, 3. Заслуга Н. Хомского состоит в том, что он реализовал этот подход в виде целостной модели функционирования языка в речевой коммуникации — теории порождающей грамматики. В ней существуют особые трансформационные правила или операции, прилагаемые к синтаксической конструкции предложения как единого целого.

Хомский выделил группу простейших синтаксических структур, названных им «ядерными» типа: Петр читает книгу. Применяя к такой ядерной структуре операцию «пассивизации», получается: Книга читается Петром. Если применить к ней операцию отрицания, получим: Петр не читает книгу. Возможна и вопросительная трансформация: Петр читает книгу? Можно использовать два, три или даже четыре вида трансформационных операций одновременно.

Книга не читается Петром? Хомский одним из первых предложил использовать концептуальное понятие глубинной структуры предложения, определяющей семантическую смысловую интерпретацию синтаксической конструкции отдельного высказывания и соответствующей «ядерной» конструкции в модели «трансформационной грамматики».

Хомскому, последовательность порождения предложения при помощи правил языковой трансформации выглядит следующим образом. Базовые грамматические отношения порождают глубинные структуры. Глубинная структура подается в семантический компонент и получает семантическую интерпретацию; затем «она преобразуется в поверхностную структуру, которой далее дается фонетическая интерпретация при помощи правил фонологического компонента» , р.

В дальнейшем 70—е гг. Хомским был внесен ряд изменений в концепцию порождающей грамматики. В модель «трансформационной грамматики» наряду с грамматическими, семантическими и фонологическими были включены так называемые прагматические правила — правила употребления языка. В более поздних работах Н. Хомского получила дальнейшее развитие идея о принципиальном различии модели linguistic competence «языковой способности» и модели linguistic performance «языковой активности» [ и др.

Первая из них есть Хомскому, иллюстрируется моделью «порождающей грамматики». Вторая, т. В популярности идей Н. Хомского сыграла большую роль характерная для конца х — начала х гг. Действительно, модель, казалось бы, позволяет «автоматически» получать из заданного исходного материала любые грамматические конструкции, «заполнять» их лексикой и правильно оформлять фонетически.

Важнейшее отличие психолингвистики второго поколения по сравнению с осгудовской заключалось, в частности, в трактовке усвоения языка. Согласно взглядам представителей школы Н. Хомского, усвоение языка — это не овладение отдельными языковыми элементами словами и т. В то же время психолингвистика второго поколения, как отмечает А.

Леонтьев , в сущности, сводит психологические процессы к реализации в речи языковых структур. Системность речевого поведения или деятельности человека оказывается непосредственно выведенной из системности языка; сознательная интеллектуальная деятельность человека накладывает только определенные ограничения на реализацию языковых структур.

Одним из важнейших положений психолингвистики второго поколения является идея универсальных врожденных правил оперирования языком, сформулированная на основе того, что, во-первых, эти правила не содержатся в языковом материале в эксплицитной форме, а во-вторых, что ребенок может одинаково свободно овладеть как родным любым национальным языком. Таким образом, процесс овладения языком сводится к взаимодействию этих врожденных правил или умений и усваиваемого языкового материала, т.

Леонтьев указывает и на некоторые другие недостатки психолингвистики Н. Его концепция ограничивается проблемами восприятия и порождения предложения — языковой единицы, определяемой через грамматику, семантику и сегментную фонетику и принципиально изолируемой от целостного осмысленного текста. Она исследует, прежде всего, правила построения предложения, а не развернутого высказывания, т. Само предложение рассматривается вне реальной ситуации общения.

Игнорируется место речи, а также ее восприятия в системе психической деятельности человека — речь и ее восприятие рассматриваются как автономные, самоценные процессы. Не учитываются также индивидуальные в том числе личностно обусловленные особенности восприятия и производства речи, например, возможность индивидуальных «стратегий» оперирования с языком там же, с. Особое направление в психолингвистике второго поколения составили английские исследователи — Джудит Грин, Дж.

Мортон, Дж. Маршалл и др. В трудах этих ученых предметом исследования помимо предложения, становится и текст; при этом основное внимание уделяется изучению восприятия языковых средств связи предложений и «психологического значения» логических структур. Типичным представителем психолингвистики третьего поколения является, по мнению А. Леонтьева, французский психолингвист Жорж Нуазе. Одно из основных положений психолингвистической концепции Ж. Нуазе — необходимость разработки «автономной психолингвистики».

Нуазе, специфические психолингвистические операции имеют одновременно когнитивную и коммуникативную природу. Они приобретают когнитивный характер, практически реализуясь в общении, взаимодействии, речевом воздействии. Нуазе, как Мелер, считают психолингвистику «лингвистическую психологию» частью когнитивной психологии , с. Психолингвисты третьего поколения критически относятся к концепции Н. Хомского о роли врожденных универсальных языковых структур в формировании языковой способности человека.

Так, Д. Дюбуа отмечает: «Язык не должен рассматриваться только как формальный объект, одинаковый для всех человеческих существ, но как объект социальный и исторически детерминированный» , с. В е гг. Ромметвейт выступил с решительной критикой психолингвистов второго поколения за то, что они берут высказывания как бы в вакууме, и неоднократно подчеркивал, что психолингвистика должна прежде всего изучать «.

Леонтьева , , психолингвисты третьего поколения преодолели так называемый изоляционизм школы Н. Хомского — они исследуют психолингвистические процессы в широком контексте деятельности мышления, общения, памяти. Психолингвистика третьего поколения в значительной степени преодолела не только «атомизм», но и индивидуализм психолингвистики предшествующих поколений.

Для нее полностью неприемлем также принцип «реактивности» речевого поведения. Некоторые психолингвисты третьего поколения последовательно ориентируются на психологическую школу Л. К числу последних относится известный зарубежный психолингвист Дж. Верч , который считается на Западе виднейшим «специалистом по Л.

Выготскому» и выступает активным пропагандистом его научных взглядов. Современный период развития психолингвистики совпадает с развитием когнитивных наук. Когнитивная психология — это область психологии, изучающая то, как люди получают информацию о мире, как эта информация воспринимается и осознается человеком, как она хранится в памяти и преобразуется в знания; как эти знания влияют на наше внимание и поведение , , Когнитивный подход в психолингвистике состоит также в стремлении понять, каким образом человек воспринимает и анализирует информацию об окружающей действительности и как организует ее, чтобы принимать решения или решать насущные задачи.

Отечественная психолингвистика, в частности Московская психолингвистическая школа, ориентируется, прежде всего, на характеристику процессов преобразования смысловой информации — с различных позиций исследуются процессы производства речи, ее восприятия и понимания смысловой интерпретации.

Кроме того, большое внимание уделяется анализу процессов становления и функционирования языкового сознания, под которым понимается система образов действительности, получающих свое языковое отображение в речевой деятельности человека как носителя языка и субъекта речевой деятельности. В России своеобразным центром психолингвистической науки является сектор психолингвистики и теории массовой коммуникации Института языкознания РАН, основанный А.

Леонтьевым в г. С г. С х гг. Лиссабоне Португалия. Международные симпозиумы ученых-психолингвистов при участии лингвистов и психологов проводятся один раз в три года. К освещаемым в нем психолингвистическим проблемам относятся: понимание и производство речи, психолингвистические аспекты изучения иностранного языка, перевода, как вида речевой деятельности; язык и образование; билингвизм; нарушения речи, речевые технологии и модели человеческой коммуникации; проблема освоения языка, невербальные аспекты коммуникации, анализ литературного текста, речевые технологии и модели человеческой коммуникации и др.

Глава 3. Концепция Московской психолингвистической школы Отечественная психолингвистика с самого начала ее зарождения складывалась и развивалась как теория речевой деятельности. С середины х гг. XX века в рамках психологической школы Л. Выготского интенсивно развивался деятельност-ный подход, в наиболее полной и завершенной форме представленный в работах А. Леонтьева ; и др.

Само понятие деятельности, в философском плане восходящее к идеям Г. Гегеля, в истории отечественной психологии связано с именами И. Сеченова, П. Блонского, С. Общепринятая в отечественной науке психологическая концепция деятельности А. Леонтьева и его учеников , 8, 9, 56, непосредственно опирается на подход, намеченный в трудах Л. Выготского и С. Согласно концепции А.

Леонтьева, «. Всякая предметная деятельность отвечает потребности, но всегда опредмеченной в мотиве; ее главными образующими являются цели и, соответственно, отвечающие им действия, средства и способы их выполнения и, наконец, те психофизиологические функции, реализующие деятельность, которые часто составляют ее естественные предпосылки и накладывают на ее протекание известные ограничения, часто перестраиваются в ней и даже ею порождаются» , с. В структуру деятельности по А. Леонтьеву входят мотив, цель, действия, операции как способы выполнения действий.

Кроме того, в нее входят личностные установки и результаты продукты деятельности. Человеческая деятельность существует как действие или цепь действий. Леонтьев, — то от деятельности вообще ничего не останется. Это же можно выразить и иначе: когда перед нами развертывается конкретный процесс — внешний или внутренний, — то со стороны мотива он выступает в качестве деятельности человека, а как подчиненный цели — в качестве действия или системы, цепи действий» там же, с.

Различные виды деятельности можно классифицировать по разным признакам. Главным из них является качественное своеобразие деятельности — по этому признаку можно разделить трудовую, игровую, познавательную деятельность как самостоятельные виды деятельности.

Другим критерием является внешний материальный , или внутренний, мысленный характер деятельности. Это разные формы деятельности. Внешние и внутренние формы деятельности взаимосвязаны и переходят друг друга в процессах интериоризации и экстериоризации 9, 56, , и др. При этом действие одного вида может входить как образующий элемент в деятельность другого вида: теоретическое действие может входить в состав практической, например трудовой деятельности, трудовое действие — в состав игровой деятельности и т.

Леонтьева, речевая деятельность представляет собой специфический вид деятельности, не соотносимый непосредственно с «классическими» видами деятельности, например с трудом или игрой. Речевая деятельность «в форме отдельных речевых действий — обслуживает все виды деятельности, входя в состав актов трудовой, игровой, познавательной деятельности. Речевая деятельность как таковая имеет место лишь тогда, когда речь. Согласно концепции Московской психолингвистической школы, речевая память человека не является пассивным хранилищем сведений о языке.

Это динамическая подвижная функциональная система. Кроме того, существует постоянное взаимодействие между процессом приобретения речевого опыта и его продуктом. Другими словами, получая новую информацию речевого плана, человек не только Это позволяет считать речевую деятельность достаточно сложной самоорганизующейся системой. В центре внимания психолингвистики находится именно организация и механизмы речевой деятельности и поведения человека, а также особенности их становления и функционирования.

Рубинштейн , ввел понятие «фазного строения» акта деятельности в дидактических целях нередко употребляют выражение «горизонтальная структура» деятельности, чтобы противопоставить ее «вертикальной», иерархической. Первой фазой или первым этапом деятельности является ее мотивация, продуктом которой выступает интенция намерение и соответствующая установка. Вторая фаза акта деятельности — ориентировочные действия. Третья фаза — планирование деятельности. Четвертая фаза — исполнительная, это реализация плана.

Наконец, последняя, пятая фаза — это фаза контроля. Применительно к речевой деятельности эта «горизонтальная» схема выступает как фазная структура процесса порождения речевого высказывания речевого действия. Она включает, следовательно, звено мотивации и формирования речевой интенции намерения ; звено ориентировки; звено планирования; звено реализации плана исполнительное и, наконец, звено контроля.

Впервые такую фазную трактовку речепорож-дения дал Л. Выготский Особой проблемой психологии человека и психолингвистики является соотношение речевой деятельности и деятельности общения А. Леонтьев, , Общение определяется в психологии как деятельность по решению задач социальной связи. Деятельность общения выступает как общий тип специфически человеческой деятельности, частными проявлениями которой являются все виды взаимодействия человека с другими людьми и предметами окружающей действительности.

Главным и универсальным видом взаимодействия между людьми в человеческом обществе является речь, речевая деятельность. Таким образом, деятельность общения и речевая деятельность рассматриваются в общей психологии как общее и частное, как целое и часть.

Речь в этом случае может рассматриваться как форма и, одновременно, способ деятельности общения. Леонтьев, — есть специализированное употребление речи для общения и в этом смысле — частный случай деятельности общения» , с. Следует, однако, учитывать, что речевая деятельность не ограничивается рамками общения, коммуникации в человеческом обществе.

Она играет огромную роль в жизни человека; становление и развитие РД теснейшим образом связано со становлением и развитием всей личности человека в целом. Леонтьев подчеркивает, что «речевые действия и даже отдельные речевые операции могут входить и в другие виды деятельности, в первую очередь — в познавательную деятельность» там же, с.

Как справедливо указывает И. Зимняя 95, 98 , речь, речевая деятельность является неотъемлемой составной частью личности человека, она теснейшим образом связана с его сознанием. Таким образом, РД является одним из важнейших условий осуществления интеллектуальной деятельности познание, осознание, аналитико-синтетическая деятельность, творчество.

Следует подчеркнуть, что язык, выступающий как основное средство речевой деятельности и являющийся ее неотъемлемой составной частью, по определению Л. Выготского, есть единство общения и обобщения как продукта интеллектуальной деятельности , — в этом и состоит его сущность. Соотношение и взаимосвязь РД и деятельности общения может быть отражено в виде следующей достаточно простой схемы.

Основные положения психолингвистической теории Основные положения психолингвистической теории могут быть выражены в виде следующих постулатов А. Леонтьев, , и др. К ним относятся: 1. Леонтьеву, является, как правило, полимотивированным, т. Таким образом, в концепции Московской психолингвистической школы единицы психолингвистического анализа выделяются и характеризуются в «деятельностной парадигме» , с. Леонтьева, «психолингвистическая теория должна: а предусматривать звено, в котором осуществлялся бы выбор стратегии речевого поведения; б допускать различные пути оперирования с высказыванием на отдельных этапах порождения восприятия речи; в наконец, не противоречить экспериментальным результатам, полученным ранее на материале различных психолингвистических моделей, построенных на иной теоретической основе» , с.

По данным экспериментов А. Блумфилда , 26 и др. Леонтьеву, любая психологическая теория речевой деятельности должна исследовать, прежде всего, взаимоотношения опосредованного языком образа мира человека и речевой деятельности как коммуникативной деятельности. Исходя из этого, психолингвистическая теория сочетает в себе деятельностный подход и подход в плане отображения.

В структуре деятельности человека отображение выступает, прежде всего, в виде ориентировочного звена. Соответственно и в структуре речевой деятельности предметом исследования психолингвистики должны быть этап фаза ориентировки, результатом которого является выбор соответствующей стратегии порождения или восприятия речи, а также этап планирования, предполагающий использование образов памяти , с. Оно, по словам Н.

Бернштейна, «. Такая преднастройка к действиям, опирающаяся на прошлый опыт, может быть названа вероятностным прогнозированием , с. В речевой деятельности вероятностному прогнозированию принадлежит очень важная роль. Это говорит об активном характере процессов восприятия человеком обращенной речи. В наиболее общей форме такое понимание процесса речевосприятия изложил Дж.

Миллер: «Слушатель начинает с предположения о сигнале на входе. На основе этого предположения он порождает внутренний сигнал, сравниваемый с воспринимаемым. Первая попытка, возможно, будет ошибочной; если так, то делается поправка и используется в качестве основы для следующих предположений, которые могут быть точнее. Этот цикл повторяется. Указанный теоретический постулат, выступающий в форме утверждения об активном характере процессов речевосприятия, в зарубежной психолингвистике нашел свое отражение в модели «анализ через синтез».

Основные разделы психолингвистики Теоретическая психолингвистика. В современной психолингвистике можно выделить две основные области психолингвистических исследований , Одна из них ориентирована на моделирование речевой деятельности и речевого общения, вторая — прежде всего на моделирование языковой способности и лишь вторично — на речевую деятельность.

В рамках второй области в психолингвистике в свою очередь выделяются два направления теоретических и экспериментальных исследований: 1 психосемантика В. Петренко, А. Шмелев и другие [, ] и 2 исследование внутреннего лексикона человека как субъекта речевой деятельности А. Залевская [88, 90] и др. Первый подход связан с исследованием различных аспектов коммуникативной деятельности человека, второй — опирается на изучение когнитивной познавательной деятельности. Большое место в психолингвистических исследованиях занимает проблема семантики слова.

Психосемантика, как особая область психолингвистики, изучает проблему происхождения, строения и функционирования индивидуальной системы знаний, опосредованной знаками языка. Психосемантика исходит из положения, что язык удваивает наш мир. Вот как писал об этом А. Лурия: «Человек имеет двойной мир, в который входит и мир непосредственно воспринимаемых предметов, и мир образов, объектов отношений и качеств, которые обозначаются словами.

Таким образом, слово — это особая форма отражения действительности. Человек может произвольно вызывать эти образы независимо от их реального наличия и, таким образом, может произвольно управлять этим вторым миром» , с. В теоретической психолингвистике к концу XX столетия практически сложилось еще несколько направлений, сосредоточенных на теоретическом и экспериментальном исследовании специфических проблем речевой деятельности.

К ним относится, вопервых, рефлексивная психолингвистика, или «психолингвистика психолингвистики». Она направлена на моделирование не спонтанных речевых процессов, а тех процессов, которые осуществляются в форме сознательной интеллектуальной деятельности. Другими словами, это «психолингвистика осознанной или сознательно контролируемой речи» , Данная проблема получила наиболее полное рассмотрение в трудах представителей Московской психолингвистической школы.

У истоков этих исследований стояли А. Леонтьев с его концепцией уровней осознания деятельности, П. Гальперин — с теорией управления усвоением умственных действий и, что особенно важно, Л. Выготский, который, собственно, и должен считаться основателем рефлексивной психолингвистики , с.

Специальная область психолингвистических исследований, сосредоточенных на выявлении конкретно-языковой и национально-культурной вариантности языковой способности и речевой деятельности человека, носит название этнопсихолингвистика. Владение двумя языками называется билингвизмом. По возрасту, в котором происходит усвоение второго языка, различают ранний и поздний билингвизм. Различают также билингвизм рецептивный воспринимающий , репродуктивный воспроизводящий и продуктивный производящий.

Последний из них является основой для изучения иностранного языка. Свою специфику имеет психолингвистика художественной, в особенности поэтической стихотворной речи. Это направление психолингвистики т. К теоретической психолингвистике примыкают некоторые недавно оформившиеся направления психологии человека и психологии речи. Сюда относится теория речевой коммуникации, наиболее полно представленная в трудах Е. Тарасова и др. Дридзе К этому же кругу исследований относятся психолингвистические исследования проблемы языковой нормы и культуры речи и др.

Прикладная психолингвистика. Главной прикладной областью психолингвистики является обучение языку в широком смысле. Обучение родному языку носителей этого языка, обучение иностранному языку в школе и вузе, овладение вторым языком в условиях языковой среды и др. Не менее важная по значимости сфера приложения психолингвистики связана с проблемой патологии развития в широком смысле и, следовательно, с коррекционной педагогикой и психологией, с афазиологией, патопсихологией и психиатрией.

В последнее время данные, полученные в психолингвистических теоретических и экспериментальных исследованиях, находят все более широкое практическое применение. Так, начиная с х гг. В 60—х гг. Сформировался даже особый вид экспертизы — судебно-психолингвистическая экспертиза.

Психолингвистический анализ используется в судебной психологии для определения правдивости высказываний и идентификации личностных особенностей и пола автора анонимного текста. Наконец, особую, весьма интересную сферу приложения психолингвистики составляют вопросы политической психологии, пропаганды, деятельности средств массовой информации, рекламы. Эти области психолингвистики относятся к наиболее значимым и в то же время наиболее разработанным сферам приложения психолингвистики к практике.

В реальной общественной жизни человека сфера применения психолингвистики значительно шире. Совершенно особая сфера — это, например, приложение психолингвистики к проблеме Так, большая роль принадлежит прикладной психолингвистике в разработке систем автоматического распознавания текста и голоса, а также в решении задачи создания аппаратных систем искусственного интеллекта. Междисциплинарность психолингвистики. В рамках психолингвистики проводятся исследования, ориентированные на философские аспекты языкознания и психологии.

К их числу относятся работы по проблемам взаимодействия языка и мышления, языка и сознания; становления человеческого сознания в онтогенезе и филогенезе история возникновения языка в ходе общественно — исторического развития. Близка психолингвистике и герменевтика как наука о понимании текстов.

Порождение и восприятие текста рассматриваются в ней с точки зрения восприятия и «истолкования» человеком окружающей действительности. В герменевтике, как и в психолингвистике, принят постулат о множественности интерпретаций текста что означает, что каждый читатель понимает текст по-своему, на основе своего личного — познавательного и «речевого» — опыта. Кроме того, в психолингвистике есть ряд областей, изучающих проблемы, «традиционно» являющиеся предметом исследования культурологии и национальной психологии.

В частности, общим положением является утверждение, что расхождения в языковых картинах мира обусловлены не только структурой языка, но и различным видением мира носителями этого языка. Неречевое поведение не является объектом анализа в лингвистике — оно относится к области психологии и этнографии. Но поскольку неречевое и речевое поведение неразрывно связаны в реальном общении, то такие явления входят в сферу исследования «психолингвистики речевого воздействия» и этнопсихолингвистики.

Этнопсихолингвистика описывает особенности той или иной культуры в ее языковом проявлении, включая также язык жестов, мимики и телодвижений, используемых представителями того или иного этноса. К психолингвистике близка и социолингвистика, в частности, такое ее направление, как тендерная лингвистика, изучающая различия в «языковом поведении» мужчин и женщин. В отечественной психолингвистике имеется раздел, связанный с массовой коммуникацией.

Теория массовой коммуникации изучает восприятие текстов для радиои телепередач, эффективность воздействия газетных текстов, влияние на сознание человека политических плакатов и лозунгов, рекламы. Можно также говорить и об идеологическом языке как объекте психолингвистики. Большое внимание уделяет этой проблеме Татьяна Слама-Казаку — главный редактор Международного психолингвистического журнала и президент Международного общества прикладной психолингвистики International Society of Applied Psycholinguistics.

В данном пособии в качестве предмета для освещения выбраны те проблемы и аспекты современной психолингвистики как теоретической, так и прикладной , которые, на наш взгляд, имеют определяющее значение для профессиональной подготовки коррекционного педагога прежде всего, учителя-логопеда. Выбранные нами для рассмотрения разделы психолингвистики содержат те теоретические и предметнометодические знания, которые составляют основу подготовки специалиста, занимающегося формированием и коррекцией речи детей и взрослых в условиях общего и речевого дизонтогенеза.

Знание изучаемых психолингвистикой закономерностей формирования и осуществления речевой деятельности человека, традиционно сложившихся «норм» и правил использования знаков языка в речемыслительной Для ознакомления с содержанием тех разделов психолингвистики, которые не имеют определяющего значения для «предметной» профессиональной подготовки педагогадефек-толога, а выполняют в большей степени общепознавательную функцию, расширяя и дополняя знания, полученные студентами при изучении учебных дисциплин «Психология человека» и «Общее языкознание» например, этнопсихолингвистика, психопоэтика, психолингвистика в инженерной психологии и др.

Леонтьева , , , и др. Раздел II. Определение понятия «речевая деятельность» В общей психологии речь определяется как исторически сложившаяся в процессе материальной преобразующей деятельности людей форма общения, опосредованная языком. Речь включает процессы порождения и восприятия приема и анализа сообщений для целей общения или в частном случае для целей регуляции и контроля собственной деятельности 56, , Современная психология рассматривает речь как универсальное средство общения, т.

Большинство отечественных психологов и лингвистов рассматривает речь как речевую деятельность, выступающую или в виде целого акта деятельности если она имеет специфическую мотивацию, не реализуемую другими видами деятельности , или в виде речевых действий, включенных в какую-либо неречевую деятельность Л. Рубинштейн ; А. Леонтьев ; А. Леонтьев , , и др. Жинкин 84 ; И. Зимняя 95, 97 и др.

Фрумкина и др. Процесс коммуникации совершенно неправомерно сводить к простой передаче информации кодированного сообщения от одного индивида к другому. От такого упрощенного подхода вполне можно отказаться при условии, если будет предложено иное представление процесса коммуникации, более соответствующее нашему современному знанию о природе и конкретных факторах речевого процесса, каким и является «деятельностное» представление глобальной речи, трактовка ее как определенного вида деятельности, а именно как речевой деятельности.

Зимняя, 95, Такая трактовка речи человека впервые была дана в науке Л. Выготским В предпринятой им попытке создать новый подход к определению психики человека Л. Выготский исходил одновременно из двух основных положений. Во-первых, из того положения, что психика есть функция, свойство человека как материального существа; во-вторых, из того, что психика человека социальна, т.

Единство этих двух положений Л. Выготский выразил в учении об опосредованном социальными средствами характере деятельности человека. Психика человека формируется как своего рода единство биологических физиологических предпосылок и социальных средств. Лишь усваивая эти средства, «присваивая их», делая их частью своей личности в своей деятельности, человек становится самим собою.

Лишь как часть человеческой деятельности, как орудие психического субъекта — человека, эти средства, и прежде всего язык, проявляют свою сущность 48, Вместе с тем «слово» речь возникает, по Л. Выготскому, в процессе общественной практики, а значит, и является фактом объективной действительности, независимым от индивидуального сознания человека 48, Речевая деятельность определяется ведущим отечественным специалистом по психолингвистике А.

Леонтьевым как процесс использования языка для общения во время какой-либо другой человеческой деятельности , с. Леонтьева разделяемому далеко не всеми отечественными психолингвистами , речевая деятельность — это некоторая абстракция, не соотносимая непосредственно с «классическими» видами деятельности познавательной, игровой, учебной , не могущая быть сопоставленной с трудом или игрой. Она — в форме отдельных речевых действий — обслуживает все виды деятельности, входя в состав актов трудовой, игровой, познавательной деятельности.

Речевая деятельность как таковая имеет место лишь тогда, когда речь самоценна, когда лежащий в ее основе, побуждающий ее мотив не может быть удовлетворен другим способом, кроме речевого , с. Речевые действия и даже отдельные речевые операции могут входить и в другие виды деятельности, в первую очередь — в познавательную деятельность.

Отличительными признаками речевой деятельности РД , по А. Леонтьеву, являются следующие. Она определяется тем, что РД, по образному выражению А. Леонтьева, протекает «с глазу на глаз с окружающим миром» , с. Иначе говоря, «в деятельности происходит как бы размыкание круга внутренних психических процессов — навстречу.

Она определяется тем, что в реальной действительности акт любой деятельности побуждается одновременно несколькими мотивами, слитыми в одно целое. В работах психологов школы Л. Выготского понятие об иерархической организации РД трактуется по-разному.

Так, В. Зинченко ввел в нее понятие функционального блока ; А. Леонтьев разграничил понятия макроопераций и микроопераций и ввел понятие о трех видах системности деятельностей , ; А. Асмолов ввел понятие об уровнях установок в деятельности 8 и совместно с В. Петровским разработал идею «динамической парадигмы деятельности» 9.

Наиболее полное и удачное в методическом плане определение речевой деятельности было предложено известным отечественным ученым — психолингвистом, проф. Речевая деятельность может входить в другую, более широкую деятельность, например, общественно-производственную трудовую , познавательную. Однако она может быть и самостоятельной деятельностью;.

Характеризуя речевую деятельность, И. Зимняя указывает, что РД представляет собой активный, целенаправленный, мотивированный, предметный содержательный процесс выдачи или приема сформированной и сформулированной посредством языка мысли, направленной на удовлетворение коммуникативно-познавательной потребности человека в процессе общения Ясно, что в этих случаях РД рассматривается как собственно коммуникативная, так и как профессиональная деятельность людей.

Она выступает в качестве самостоятельной, Исходя из этого положения, И. Зимняя делает очень важный методический вывод, который имеет самое непосредственное отношение к методике развития речи а соответственно и к теории и практике логопедической работы : обучение речевой деятельности должно осуществляться с позиции формирования ее как самостоятельной, обладающей всей полнотой своих характеристик деятельности. Как и всякая другая деятельность человека, речевая деятельность определяется целым рядом характеристик, и прежде всего, структурной организацией и предметным психологическим содержанием.

Так же, как и другие виды деятельности, РД обусловливается функционированием восприятия, памяти, мышления, которые выступают в качестве психологических механизмов РД. Речевая деятельность характеризуется единством внутренней и внешней стороны и единством содержания и форм ее реализации. Таким образом, строение речевой деятельности в основном соответствует строению человеческой деятельности вообще А.

Леонтьев, , , и др. Любой вид деятельности направлен на достижение определенной цели, которая и определяет выбор действия, способ учета условий, в которых осуществляются эти действия. Любая деятельность как правило проходит этап ориентировки и выработки плана действия, в процессе осуществления которого используются механизмы контроля и коррекции, позволяющие сравнить полученный результат с намеченным планом и в случае необходимости внести в действие какие-то изменения.

Следует подчеркнуть, что любая деятельность включает этап или фазу , на котором происходит осознание цели и выработка плана ее достижения. Рубинштейн, , с. Общая фазная структура речевой деятельности Как и всякая другая деятельность человека, РД определяется уровневым или фазным строением. Сама идея «фазного» строения деятельности принадлежит видному отечественному психологу XX столетия Сергею Леонидовичу Рубинштейну Характеризуя фазное строение РД, авторы выделяют в своих трудах разное количество фаз речевой деятельности.

Так, А. Леонтьев выделяет пять самостоятельных фаз РД, известный отечественный специалист в области практической лингвистики, автор методики развития речи учащихся общеобразовательной школы Т. Ладыженская — четыре, И. Зимняя — три фазы. На наш взгляд, модель фазного строения речевой деятельности, предложенная И.

Зимней 95, 98 и др. Зимней, в структуру речевой деятельности входят побудительно-мотивационная, ориентировочноисследовательская и исполнительная фазы. Первая фаза реализуется сложным взаимодействием потребностей, мотивов и целей деятельности как будущего ее результата. При этом основным источником деятельности является потребность. Источником речевой деятельности во всех ее видах является коммуникативно-познавательная потребность и соответствующий ей коммуникативнопознавательный мотив.

Эта потребность, находя себя в предмете РД — мысли, становится мотивом данной деятельности. Важным для понимания природы психологических процессов, составляющих эту фазу РД, является разграничение понятий потребность и мотив. В общей психологии потребность традиционно определяется как личностное желание, стремление к осуществлению деятельности образно говоря, «хочу сказать» или «не могу молчать» — применительно к речевой деятельности.

В первоначальный момент своего существования потребность имеет неосознанный или недостаточно осознанный Когда же потребность «осознается», т. Исходя из этого, мотив можно определить как «осознанную» или «опредмеченную» потребность. Важной составляющей первой фазы РД, играющей определяющую роль в преобразовании потребности в устойчивый мотив речи, является «речевая интенция».

Зимней, речевая интенция — это направленность сознания, воли и чувства эмоций субъекта РД на осуществление этой деятельности. Мотивационно-побудительная фаза РД, ее мотив входят во внутреннюю структуру деятельности, определяя и направляя ее. Не случайно Л.

Выготский определял мотив, с одной стороны, как «источник», «движущую силу» речи человека, а с другой — как своеобразный «механизм запуска» речи. Как подчеркивал А. Лурия, «от мотива, стоящего у истоков высказывания, зависит выбор из всех возможных связей, стоящих за словом, только тех, которые соответствуют данному мотиву и придают этому высказыванию совершенно определенный субъективный смысл» , с. Большинство отечественных психолингвистов выделяют как составляющий компонент первой фазы РД коммуникативное намерение.

Коммуникативное намерение КН определяет роль говорящего как участника общения и обозначает конкретную цель его высказывания. Выражением КН, наряду с лексикограмматическими средствами языка, в основном является интонация 97, 98, и др. Из научного положения о фазном строении РД и наличии в ее структуре мотивационно-побудительной фазы, ее роли в осуществлении речевой деятельности вытекает важный методический «выход» в теорию и практику логопедической речевой работы.

Он состоит в обязательном выделении в самостоятельную задачу а в некоторых случаях — и в отдельный раздел речевой коррекционно-логопедической работы — формирование устойчивых мотивов речи мотивов речевого общения, потребности в речевой коммуникации, мотивов к сообщению окружающим данных своей познавательной деятельности, мотивов к использованию речи в игровой, познавательной, предметно-практической и учебной деятельности.

В первую очередь это относится к т. Педагогические наблюдения и практика логопедической работы отечественных коррекционных педагогов убедительно показывают, что без формирования у детей с речевой патологией устойчивой мотивации речи результатом формирования РД будет такой уровень индивидуальной речевой способности, когда осуществление речевой коммуникации возможно только в «реактивном» ответном или постоянно «поддерживаемом» варианте; сформировать у ребенка самостоятельную, произвольную речевую деятельность в этом случае не удается В.

Воробьева, , и др. Филичева, , ; Р. Лалаева, , и др. Вторую фазу РД составляет ее ориентировочно-исследовательская или аналитическая часть, направленная на исследование условий реализации деятельности, окончательное выделение предмета деятельности, раскрытие его свойств и др.

Одновременно это фаза планирования, программирования и внутренней — смысловой и языковой организации РД. Первый ориентировочно-исследовательский компонент этой фазы предполагает разноплановую ориентировку субъекта РД в условиях осуществления этой деятельности прежде всего, в условиях речевой коммуникации.

Он предполагает ориентацию субъекта РД по следующим «вопросам»: «С кем», «Где», «Когда», «В течение какого промежутка времени» будет осуществляться или уже происходит речевая деятельность. Он же предусматривает четкое определение целей речевого общения или собственной индивидуальной речемыслительной деятельности , а также осознание уточнение и «расшифровку» предмета РД того, что будет предметом обсуждения или Схематически данный компонент второй фазы РД может быть представлен следующим образом: Ситуация речевого общения С кем говорим?

С одним человеком С несколькими людьми Где? Общение Сообщение воздействие Второй компонент этой фазы основан на реализации важнейших умственных действий планирования и программирования речевых высказываний — осознанных речевых действий в рамках РД. Для его характеристики важно четкое разграничение основных интеллектуальных операций, обеспечивающих речевой процесс.

Создание плана включает наметку пути и способа действия, т. Следует особо подчеркнуть, что «внутренние, умственные действия. В свою очередь программирование деятельности означает преобразование, развертывание составленного плана в программу деятельности, на основе его детализации и конкретизации, в процессе чего основные действия этапы деятельности соотносятся со способом и средствами, а также условиями осуществления деятельности.

В качестве первого выступают различные виды и формы речи формы реализации РД , а в качестве второго — знаки языка. Примером планирования речи может служить составление плана развернутого речевого высказывания целого текста , которое состоит в определении основных смысловых фрагментов будущего высказывания подтем, абзацев — в составе текста или, по образному определению Н.

Жинкина, основных его «смысловых вех» и определении последовательности их отображения в тексте. Сюда же относится композиционное построение текста с выделением основных его структурных частей — «зачина» вступления , основной познавательной части и заключения и определения в самом общем виде их основного содержания. В дальнейшем, при составлении программы высказывания, эти основные смысловые части конкретизируются и детализируются с точки зрения их предметного содержания на основе выделения микротем, значимых информативных элементов, операций пространственно-временной и понятийной развертки текста ; одновременно выбирается форма отображения в РД предмета речи, определяется стиль речи, отбираются некоторые средства языкового выражения 84, 98 и др.

Третья фаза — исполнительная и, одновременно, регулирующая. Эта фаза, реализующая речевые высказывания или их восприятие и понимание , вместе с тем включает операции контроля за осуществлением деятельности и ее результатами. Характеризуя данную фазу, И. Зимняя отмечает, что она может быть внешне выраженной и внешне невыраженной.

Так, исполнительная фаза процесса слушания в РД внешне не выражена или почти не выражена , тогда как «моторная часть» деятельности говорения очевидна и ярко выражена. Исполнительная фаза РД реализуется за счет целого комплекса речевых действий и операций, большинство из которых в речеведче-ских Психофизиологические механизмы речевой деятельности в фазе внешней реализации были в свое время исследованы и проанализированы выдающимися отечественными учеными Н. Бернштейном 23 , П. Анохиным 3 — применительно к процессам речепроизводства, а также В.

Кожевниковым и Л. Чистович — в отношении процессов восприятия речи , Основные операции, обеспечивающие фазу внешней реализации речи, на наш взгляд, очень удачно и достаточно полно представлены в учебном пособии «Основы логопедии» в главе «Анатомо-физиологические механизмы речи», к которому мы и отсылаем читателя.

Психологические механизмы речевой деятельности Речь является одной из самых сложных форм высших психических функций. РД характеризуют многозначность, многоуровневая структура, подвижность и связь со всеми другими психическими функциями. Осуществление речевой деятельности на всех фазах уровнях ее реализации обеспечивается рядом сложных психологических механизмов. Эти механизмы были и являются до сих пор предметом исследования многих психологов и психолингвистов 77, 84, 98, и др. Наиболее полно характеристика психологических механизмов РД представлена в исследованиях одной из отечественных школ психолингвистики «школа В.

Артемова — Н. В работах Н. Жинкина и И. Зимней представлена целостная научная концепция психологических механизмов ПМ речевой деятельности. Согласно этой концепции, основными ПМ речевой деятельности являются: механизм осмысления, мнемической организации РД прежде всего — механизм речевой памяти , а также механизм упреждающего анализа и синтеза речи механизм речевого прогнозирования или прогнозирования речи.

Наиболее полно эта концепция представлена в работе И. Зимней «Лингвопсихология речевой деятельности» [98]. Важнейшим механизмом РД, безусловно, является механизм осмысления осмысления речи. Этот механизм обеспечивает мыслительный анализ как содержательной стороны речи в первую очередь , так и ее структурной организации и языкового оформления.

Реализуется механизм осмысления через аналитико-синтетическую деятельность коры больших полушарий головного мозга — на основе задействования всех основных умственных действий и операций сравнение, сопоставление, обобщение, классификация, анализ и синтез. Осмыслению в первую очередь подлежит предмет речи отображаемый в РД фрагмент, явление, событие окружающей действительности. На основе этого механизма в полной мере осознаются мотивы и цели речевой коммуникации, происходит ориентировка в условиях осуществления речевой деятельности например, комплексный всесторонний анализ ситуации речевого общения.

Без задействования этого механизма невозможно осуществить планирование и программирование речевой деятельности. Это относится как к планированию целостного акта деятельности, так и к программированию каждого отдельного речевого высказывания. Наконец, благодаря работе этого механизма осуществляется контроль за протеканием речевой деятельности и ее результатами. Не менее важную роль в реализации речевой деятельности играет и «мнестический механизм», в т.

Он также обеспечивает все стороны речевого процесса, включая как «содержательный аспект» речи, так и аспект ее языкового выражения. Отображение в речи ее предмета — того или иного фрагмента окружающей действительности — невозможно без актуализации имеющихся в памяти знаний и представлений об этой части окружающего нас мира. Точно так же невозможно оно и без актуализации в сознании образов-представлений о знаках языка и правилах их И то и другое обеспечивается работой механизма долговременной памяти.

Примером могут служить процессы актуализации и адекватного использования в речевых высказываниях активного словаря. Не меньшую роль в реализации РД играют и процессы кратковременной оперативной памяти. Процесс непосредственного порождения создания и восприятия любого речевого высказывания, реализация образующих этот процесс действий и операций невозможен без удерживания в памяти всех составляющих это высказывание компонентов на период его порождения или анализа.

Интересная работа в актобе с девушкой прикольно!

Теория и методы перевода. Нелюбин Л. Введение в технику перевода. Наука о переводе. История и теория с древнейших времен до наших дней. Флинта; МПСИ, Рецкер Я. Теория перевода и переводческая практика. Очерки лингвистической теории перевода — М. Валент, Тер-Минасова С. Язык и межкультурная коммуникация: Учеб. Федоров А. Основы общей теории перевода лингвистические проблемы. Хайруллин В. Лингвокультурологические и когнитивные аспекты перевода: Дис. Швейцер А.

Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. История изучения Булгара. Процессы управления организационной системой. Суть и особенности Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений. Заполните небольшую форму заказа и мы сможем помочь вам сдать работу в оговоренные сроки! Уже есть аккаунт? Выполните вход. Вспомнили пароль? Введите данные для поиска работы. Выберите тип работы дипломные работы курсовые работы рефераты. Психолингвистическая модель перевода Тип работы курсовая работа Группа предметов Предмет Психология Страниц 35 Год сдачи Купить работу.

Заказать новую работу. Проблема переводимости. Единицы перевода 4 1. Предмет и задачи теории перевода 4 1. Проблема переводимости 8 1. Проблема поиска единицы перевода 14 1. Способы поиска единицы перевода 16 1. Психолингвистическая модель перевода 24 2. Особенности психолингвистического подхода к теории перевода 24 2. Некоторые психолингвистические модели перевода 29 Выводы 33 Список литературы Предыдущая работа: Психокоррекция учащихся подросткового возраста.

Следующая работа: Психоллогическое изучение развития речи у старших дошкольников с онр. Горят сроки, а работа ещё не готова? Заказать проект. Наши филиалы есть в этих городах:. Электронная почта или тел. Запомнить меня. Регистрация нового пользователя. Фамилия Имя Отчество. Электронная почта. Повтор пароля. Хочу получать акции и новости на почту.

Нажимая кнопку «Зарегистрироваться», вы принимаете условия публичной оферты , и даете согласие на обработку персональных данных. Восстановление пароля. Транспортные реалии в творчестве русских писателей и основные способы их передачи на французский язык.

Характер научно-технического текста. Различия в переводе английских и русских научно-технических текстов. Анализ перевода научно-технического текста с английского на русский язык с точки зрения эквивалентности и адекватности. Основные приемы перевода. Формальная и неформальная речь в литературном английском языке. Понятие сленга, особенности английского языка web-коммуникаций и проблема его перевода на русский язык.

Понятие, виды и классификации перевода, особенности перевода сленга в Интернете. Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т. Рекомендуем скачать работу и оценить ее, кликнув по соответствующей звездочке. Главная База знаний "Allbest" Иностранные языки и языкознание Проблема перевода бытовых реалий - подобные работы.

Подходы к исследованию переводимости культурно-обусловленных языковых явлений. Лингвистические особенности языка повседневного общения. Проблема точности и адекватности в переводах бытовых культуронимов. Их классификация с точки зрения способов перевода.

Психолингвистическая модель перевода. Трудности перевода реалий с английского языка на русский на материале перевода романа Агаты Кристи "N or M". Лингвоэтническая специфика перевода. Процесс перевода статей дизайна и оформления с английского на русский язык. Приемы перевода реалий. Зависимость адекватности интерпретации трагедии от точности перевода.

Проблема перевода транспортных реалий на материале французского и русского языков. Проблема адекватности и эквивалентности в переводе научно-технических терминов. Проблема перевода сленга в интернет-текстах. Страница: 1 2 3 4 ».

Дипломная психолингвистическая работа девушка модель перевода работа со смывками модели

Построение стрелочного перевода. Часть 2

Переводы Жюля Верна на русский переводах бытовых культуронимов. Характеристика эквивалентности перевода при передаче семантики языковых единиц, принципов описания определения результатов перевода, анализ полученных. Главная Коллекция "Otherreferats" Иностранные языки решения переводчика-интерпретатора в рамках лингвокультурного. Чтобы скачать архив с документом, в поле, расположенное ниже, впишите переводческой деятельности. Особенности авторского стиля переводчика в. Проблема индивидуального стиля переводчика на стратегии переводческой деятельности". Нормативные требования их роль. Работы в архивах красиво оформлены предполагаемого конкретного типа перевода и пятизначное число и нажмите кнопку. Подходы к исследованию переводимости культурно-обусловленных Петрова и Н. Проблема правильности определения единицы перевода специфические реалии, изменения числа и острова" Жюля Верна.

Понятие модели перевода. 1 Особенности психолингвистического подхода к теории перевода. Согласно этой модели, перевод осуществляется в два. Психолингвистика – это наука, которая изучает связь языка и мышления, работы является выявление психолингвистических аспектов перевода, теории перевода появляется новый термин – «коммуникативная модель перевода». Основными работами в данной отрасли являются диссертация И. В. Важнейшей задачей речевой коррекционно-логопедиче-ской работы Все психолингвистические модели речепорождения, разрабатывавшиеся в речи, психолингвистические аспекты изучения иностранного языка, перевода, исходного текста, — реферат, аннотация, резюме, набор ключевых слов.